Что произошло?

30 августа правительство утвердило паспорт программы «Повышение производительности труда и поддержки занятости». Ожидается, что к 2025 году программа будет действовать во всех регионах на 850 предприятиях, а производительность труда вырастет на 30%.

Это реально?

С производительностью труда у нас всегда были проблемы. Например, в Российской империи с 1887-го по 1913 год она росла на 3,2% в год. С тех пор резкий рост был лишь в годы НЭПа. Уровень производства продукции 1913 года был превзойден на 24% - и это при сокращении рабочего дня с 10 до 7,8 часа. Но с окончанием НЭПа окончился и рост производительности. К слову, последняя попытка ее увеличить была в 2012 году. Тогда президент Путин поставил перед правительством задачу повысить к 2018 году производительность труда в 1,5 раза. Не получилось.

Как власти сейчас хотят этого добиться?

В общем, так же, как и в 2012 году: привлечение на предприятия инвестиций, повышение доступности кредитов, введение специальных налоговых льгот, масштабная модернизация производства, повышение трудовой мобильности граждан внутри страны.

У нас сейчас с производительностью труда совсем плохо?

Смотря как мерить. Например, если оценивать ее путем деления подушевого ВВП на количество отработанных часов, то мы только на 32 месте, если сравнивать со странами ОЭСР. Но по этой методике в лидеры вышли страны, имеющие большой объем продаж какого-либо товара и малую численность населения (например, Норвегия - один из крупнейших производителей нефти), или небольшие страны, оказывающие эксклюзивные услуги (Люксембург - банковская столица Европы).

А если смотреть на отдачу на рубль с заработной платы, как предлагают оценивать профсоюзы, то наш работник эффективнее работников развитых стран в 3-5 раз.

Кто в этом виноват?

Работодатели считают, что российские работники мало и плохо работают, что их зарплаты растут быстрее, чем их производительность труда. Профсоюзы с этим категорически не согласны. Вот и премьер-министр Медведев тоже: «По данным ОЭСР, в 2015 году производительность труда в нашей стране была в два раза ниже, чем в других странах Организации. Парадокс в том, что при этом наши граждане работают не меньше, а даже больше, в среднем это получается около 2000 часов [в год] против 1750 приблизительно часов в странах ОЭСР. То есть мы вкладываем много сил, времени, а на выходе результаты весьма средние».

В чем тогда проблемы?

Во-первых, у нас сильное технологическое отставание в ряде отраслей, где по-прежнему используется оборудование 50-60-х годов. Во-вторых, мы, как страна, производим очень мало продукции с высокой добавленной стоимостью. В-третьих, высокая доля неформальной занятости. В отношении 14 млн человек невозможно подсчитать, сколько они производят продукции и оказывают услуг.