Статьи
Двойная спортивная жизнь

Кем работали чемпионы без отрыва от тренировок

Двойная спортивная жизнь

Рисунок: Дмитрий Петров / "Солидарность"

Недавно отгремела Олимпиада. Мы привыкли смотреть на олимпийцев и в целом на спортсменов-профессионалов как на людей, занятых исключительно тренировками и поддержанием формы. А на самом деле им тоже иногда приходится “поддерживать штаны” и трудиться на более приземленных рабочих местах: официантами, таксистами, медбратьями, барменами и вышибалами.

ДЕСЯТЬ ЛЕТ СОВМЕСТИТЕЛЬСТВА

Фил Эспозито (один из лучших бомбардиров НХЛ) почти 10 лет в молодости подрабатывал на сталелитейном заводе в городе, где жили его родители. В 1960 году, когда он решил бросить школу и профессионально заняться хоккеем, было всего шесть команд НХЛ - и тысячи юношей из юниорских лиг хотели туда попасть. Эспозито попал в “Сарнию”, которая платила ему 10 долларов в неделю (а еще 10 в неделю присылал отец). Поэтому он устроился на сталелитейный завод: “Я был с ног до головы покрыт пылью и грязью. Иногда отец проходил мимо и говорил: “Ну что, нравится пыль глотать? Надеюсь, у тебя все получится с хоккеем”.

Через пару лет ему стали платить намного больше. “Сент-Луис” дал 2500 долларов за сезон, но большую часть из этих денег Эспозито проиграл в покер, да еще задолжал друзьям родителей. На носу была свадьба, пришлось отрабатывать на заводе:

“Я жил дома и работал на заводе. Я управлял такой штукой, которая называется “траковатор” - это что-то вроде бульдозера. Я подъезжал на нем к открытой печи, а человек в защитном костюме брал большое ведро и загружал траковатор излишками горячей лавы. Еще я водил “Евклиды” - это такие гигантские грузовики. У них одни только покрышки с тебя ростом. Приходилось прямо-таки карабкаться по этому грузовику, предназначенному для работы с большими объемами раскаленного металла. Опасная была работенка.

Я видел, как один мужик, Энос Финос, - здоровый был черт - попал под колеса такого грузовика. Его раздавило, как виноградинку. Смотреть было страшно. Он хотел убрать кусок металла с дороги, чтобы тот не проткнул колеса, но когда этим грузовиком сдаешь назад, там ничего не видно, потому что с правой стороны нет зеркала. Назад тогда сдавал мой двоюродный брат Джо ДиПьетро. Грузовик шумит так, что он даже не услышал ничего, наехав на Эноса. Еще один рабочий на конвейере потерял равновесие и упал на ленту, по которой остатки металла отправлялись в специальный отсек. Его утащило прямо туда, и он задохнулся насмерть.

Там вообще все было опасно. Однажды кусок расплавленного железа вылился из ведра и приземлился прямо между задними колесами моего грузовика и баком с горючим. Я дал газу, а потом сдал назад - и так несколько раз - в надежде вытолкнуть этот кусок оттуда. Но он там застрял. Я посмотрел вниз и увидел, что резина на шинах уже загорелась, а бак с горючим покраснел. Я выпрыгнул из грузовика и побежал. Мой отец, который был главным прорабом, крикнул: “Ты куда понесся?” - “Сейчас рванет! - орал я в ответ. - Сейчас рванет!” И двадцати секунд не прошло, как - БАБАХ!

Отец тогда сказал мне: “Эта техника была на твоей ответственности. Ты должен был придумать, как убрать оттуда грузовик. Ты хоть представляешь, сколько стоит этот грузовик? 250 тысяч!” И он тут же меня уволил. Вечером он пришел домой и сказал: “Сынок, этот грузовик был на твоей ответственности, но я рад, что ты выбрался оттуда”. В итоге мне всего лишь дали четыре неоплачиваемых выходных, чему я был только рад”.

Какое-то время Эспозито работал на заводе не только летом. Он даже подумывал остаться там насовсем - руководство хоккейной команды не соглашалась обеспечить ему жилье для семьи и высокую зарплату. Но в итоге Эспозито предложили достаточно, чтобы он передумал. “Пришлось снова идти к дяде - увольняться со сталелитейного завода. Мне пригрозили, что следующим летом не возьмут на работу, потому что я и так занимал чье-то место, и это не нравилось профсоюзу. Но меня все же каждый раз брали обратно. Я на этом сталелитейном заводе потом еще пять лет трудился”.

Закончилась эта эпопея с двумя рабочими местами лишь в 1970 году: “После того сезона мне здорово повысили зарплату. Я стал одним из первых игроков, который зарабатывал 100 тысяч долларов в год. Мне как раз исполнилось 30 лет. Это было первое лето, когда я не работал на сталелитейном заводе”.

ОТ ВРАЧА ДО МУСОРЩИКА

Фигуристка Тони Хардинг, в основном прославившаяся скандалом из-за нападения ее бывшего мужа на ее соперницу Нэнси Кэрриган, тоже совмещала спорт с работой. И это несмотря на то, что она была чемпионкой США в 1991 и 1994 годах (но последнюю медаль отобрали из-за этого нападения). Спонсоров, которые позволили бы ей заниматься исключительно спортом, у Хардинг не было, и она подрабатывала официанткой.

Алан Пейдж, игравший в американский футбол, звезда “Миннесоты” 70 - 80-х годов, поступил в университет, еще будучи игроком. И успешно окончил его в 1978 году. Сезоны в НФЛ короткие, около трех месяцев. Так что в остальное время Пейдж работал юристом в одной из фирм Миннеаполиса. После завершения карьеры футболиста он был назначен в 1985 году помощником прокурора штата Миннесота. А в 1992-м избран в Верховный суд штата, где стал первым афроамериканцем-судьей. Его переизбирали еще в 1998, 2004 и 2010 годах.

Тяжелоатлетка из Великобритании Наташа Пердью, участница Олимпиады 2012 года, помимо занятий спортом работала сборщиком мусора.

Джим Браун, один из лучших защитников в истории американского футбола, совмещал игру со съемками в сериалах и вестернах. В 1967 году, всего после восьми лет футбольной карьеры, он окончательно ушел в кинобизнес.

Бейсболист Джордж Медич сумел совместить карьеру игрока с обучением в медицинском университете. И даже несколько раз оказывал медицинскую помощь болельщикам во время игры. В 1982-м, в 34 года, он отказался от спортивной карьеры и открыл ортопедическую клинику. А еще через 20 лет его осудили на девять лет условно за то, что он выписывал самому себе поддельные рецепты на болеутоляющие. Джон Медич пояснил, что травмы, полученные им во время спортивной карьеры, сделали его зависимым от наркотиков.

Боксер Джордж Форман во время перерыва в своей спортивной карьере был священником - ездил по стране с проповедями и построил церковь в Хьюстоне.

Норвежский гребец Олаф Туфте, призер четырех Олимпиад, не только тренировался, но и состоял в добровольческом пожарном отряде и выращивал зерно на ферме.

Участник Олимпийских игр в Рио, спортивный стрелок из Австралии Пол Адамс получил профессию медбрата и приступил к работе в больнице Брисбена. Руководство пошло ему навстречу и отпустило на Олимпийские игры.

Канадская бегунья на длинные дистанции Ланни Маршан, участница Олимпийских игр в Рио, работает адвокатом по уголовным делам в американской юридической компании.

Иранский стрелок Джавад Форугхи, ставший в этом году обладателем олимпийского золота по стрельбе из пневматического пистолета с 10 метров, весь прошлый год готовился к Олимпиаде, одновременно борясь с пандемией в роли медбрата в больнице. Тренировки он много раз посещал после ночных смен. А когда сам заболел ковидом, пришлось переходить на онлайн-тренировки и участие в онлайн-соревнованиях.

ОСОБЕННОСТИ СПОРТА В СССР

Отдельно стоило бы упомянуть, что в СССР профессионального спорта официально не было, все спортсмены якобы были любителями. Как правило, они занимались только спортом, но в трудовой книжке у них были записи о других профессиях. Спортсмены клубов “ЦСКА” обычно имели военные звания, “Динамо” - милицейские. Футболисты “Локомотива” числились работниками депо или стрелочниками. Футболисты “Шахтера” - горняками, причем зачастую “перевыполнявшими план”, то есть получавшими премию. Горняком числился и двукратный олимпийский чемпион, тяжелоатлет Василий Алексеев. Футболистов “Спартака” чаще всего записывали в инструкторы по спорту, но многие имели “совместительство” по одной из профессий в 7-м таксопарке или аэропорту “Внуково”. Баскетболист Станислав Еремин из команды “Уралмаш” числился на работе в горячем цеху одноименного завода.

Многие советские спортсмены на самом деле подрабатывали спекуляцией. Трехкратный чемпион СССР по самбо, трехкратный чемпион СССР по дзюдо Андрей Цюпаченко рассказал в свое время “МК”, что возил за границу икру: “Я конкретно занимался икорным бизнесом. У нас с французами был заключен контракт - неофициальный, конечно. Я привозил, отдавал товар французским спортсменам, те сдавали в магазины и обратно отдавали нам уже чистую валюту. На эти деньги мы и закупали там вещи… В России двухкилограммовая банка икры - так называемая “мина” - стоила 19 рублей, а за границей ее продавали за 100 долларов. По тем временам это были очень большие деньги, учитывая, что на карманные расходы нам выделяли по 7 долларов в день”.

За границей же, по его словам, закупали мохер, крепдешин, джинсы, видеомагнитофоны: “Если по-хорошему, то навар получался 1 к 20, то есть за доллар выручали 20 рублей. У непрофессионалов выходило 1 к 10. А были и такие, что выручали 1 к 50... В магазинах нас уже знали - заранее готовились к нашему приезду. Причем готовились так: упаковывали вещи, точнее, утрамбовывали так, что, например, штук 50 джинсов свободно могли поместиться в чемодан. Получались такие брикеты, которые можно заметить только при тщательном таможенном досмотре”. По словам спортсмена, за победы платили немного, поэтому подработать хотел почти каждый: “За победу на чемпионате Европы премия - 500 рублей и 300 долларов. А вещами торговала вся команда. Наука, можно сказать, переходила от поколения к поколению. Старшие рассказывали младшим - где, что лучше берут и как обходить таможню”.

ОПЫТ СОВМЕСТИТЕЛЬСТВА В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ

Хоккеист Николай Белов (бывший защитник казанского “Ак Барса” и сборной России, обладатель Кубка Гагарина) еще в 16 лет попал в “дубль” “Динамо”, однако зарплату там выдавали нерегулярно. Потом его позвали в основное “Динамо”, но тут сменился тренер, и приглашение отозвали. 20-летний игрок решил уйти из спорта: “Мне просто надоело постоянно экономить, считать каждую копейку. Зарплата в 40 - 50 тысяч, которую мне платили, в принципе устраивала, да только этих денег я не видел. После тренировок, чтобы хоть как-то прожить, приходилось подрабатывать продавцом в продуктовом магазине”.

Он устроился охранником в ночной клуб в Москве: “График - двое суток через двое - выматывал сильно. Постоянно ходил вялый, невыспавшийся. Но больше всего доставали пьяные лица вокруг и ужасная музыка из динамиков всю ночь. Унимать кого-то кулаками, по счастью, не приходилось, но и драк за пару месяцев я тоже насмотрелся вдоволь”.

Через два года про хоккеиста вспомнил все тот же тренер, который раньше приглашал его в “Динамо”, Владимир Крикунов. Он позвал Николая Белова в “Нефтехимик”.

Сейчас Белов играет в Швеции, в клубе “Альмтуна”. В прошлом году во время паузы из-за коронавирусных ограничений ему пришлось снова вспомнить о подработке - три недели работал официантом, барменом, даже мыл посуду. Получил примерно 1500 евро и сказал, что ему без разницы, как зарабатывать деньги, на льду или в баре.

Еще один хоккеист, Александр Юдин, тоже бросил спорт, поступив в Лесотехническую академию в Петербурге. По ночам разгружал вагоны, а еще работал проводником в поезде “Стрела”. Но в итоге вернулся в хоккей в команду СКА и поучаствовал в чемпионате мира 2002 года, завоевав там серебрянуя медаль.

Бегун Юрий Борзаковский, олимпийский чемпион в беге на 800 метров, целый год совмещал тренировки с работой газосварщика. Родители посчитали карьеру спортсмена ненадежной - заставили Юрия получить образование и начать работать по специальности. Только когда он получил автомобиль за выигрыш забега по Садовому кольцу, вопрос о работе сварщиком был снят с повестки дня.

Альбер Демченко, двукратный обладатель олимпийского серебра в санном спорте, в середине 90-х помогал отцу и торговал свининой: “Сначала продавал на рынке только то, что выращивал мой отец в своем хозяйстве, - а он довольно много свиней держал. Когда приловчился, уже стал и у чужих людей закупать, разделывать и продавать на рынке. Причем тренировки я не прекращал. Просто эти заработки носили сезонный характер: в теплое время года работал и напряженно тренировался, а в середине осени сам себя отправлял в “административный отпуск” и начинал соревновательный сезон саночника”.

Боксер Александр Поветкин, олимпийский чемпион, по настоянию отца совмещал тренировки с учебой в ПТУ на водителя-слесаря и подрабатывал таксистом.

Пляжный футболист Юрий Горчинский, чемпион мира, одновременно с тренировками закончил полиграфическое училище. Во время выступлений за сборную страны работал водителем на департамент здравоохранения Москвы, а в свободное время подвозил случайных клиентов.

Бобслеист Андрей Воевода, двукратный олимпийский чемпион, был и вышибалой в ночном клубе, и занимался оформлением грузовых поставок. Но сам считает наиболее яркой и полезной профессию бармена: “На работе, связанной с разливом алкоголя, легко получить базисные знания психологии общения. Как правильно общаться. Как не обидеть под конкретным “шофе” человека. Как его отправить туда, куда он идти не хочет. Надо понимать эмоциональный настрой человека. Это тонкая и тяжелая работа”.

Автор материала:
Полина Самойлова - Двойная спортивная жизнь
Полина Самойлова
E-mail: samoilova_polina@solidarnost.org
Читайте нас в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе последних событий
Новости Партнеров
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте

Для добавления комментариев вам необходимо авторизоваться
Новости BangaNet


Киномеханика