Top.Mail.Ru
Статьи
ГИГантская репутация

Маленькие профсоюзы против больших корпораций

ГИГантская репутация

Фото с сайта techxplore.com

Мало кто обладает иллюзиями насчет платформенной занятости. Тем не менее тяжелые экономические условия заставляют людей рассматривать этот способ заработка не только как прибежище во время кризиса, но и как подработку на постоянной основе на годы вперед. “Солидарность” рассказывает, как независимые профсоюзы компенсируют недостаток средств и выступают против крупных компаний в борьбе за права трудящихся.

ЧТОБ ТЫ ЖИЛ НА ОДНУ ЗАРПЛАТУ!

2 сентября британская компания Deliveroo во Франции была признана виновной в теневой занятости. Компания по доставке еды с апреля 2015-го по сентябрь 2016 года скрыла 2286 рабочих мест в регионе Иль-де-Франс. Теперь Deliveroo обязана выплатить 9,7 млн евро в Фонд социального обеспечения и семейных пособий (Urssaf). Судьи определили, что доставка еды - неотъемлемая часть деятельности компании. Компания же в официальном заявлении по этому поводу утверждает, что курьеры являются независимыми подрядчиками. Ничего нового.

Растущая стоимость жизни, инфляция и падение реального заработка заставляют искать подработку и обращаться к онлайн-платформам, которые предоставляют услуги посредничества между клиентом (например, пассажиром) и исполнителем (например, таксистом). Этот факт гендиректор Uber Дара Хосровшахи недавно подтвердил информационному агентству NPR. Он сказал, что больше 70% новых водителей назвали главной причиной выхода на платформу экономические трудности.

Согласно недавно опубликованному исследованию, в США 36% рабочей силы заняты в так называемой гиг-экономике - то есть являются независимыми работниками по требованию, которым оплачивается только факт выполнения работы. Это не значит, что остальные 64% задействованы только в традиционной занятости. Многие совмещают и используют платформы для подработки, потому что это единственный способ увеличить заработок, который постоянно съедает инфляция. И статистика подтверждает это: 52% гиг-работников ушли в эту форму занятости по необходимости. При этом почти половина (49%) уделяет работе на платформе 20 часов в неделю и меньше.

Сейчас уже неуместно говорить, что платформенная занятость привлекает свободой, новизной и технологичностью вкупе с низким порогом вхождения - ни тебе собеседований, ни медкомиссий. Это, кстати, привлекает в нестандартную занятость (в том числе платформенную) мигрантов. Про все подводные камни гиг-экономики говорили так много, что вряд ли осталась какая-то доля непросвещенных, которая бы давала существенную статистическую погрешность. То есть люди знают, на что подписываются, и при этом все равно 88% гиг-работников подтверждают, что рассматривают возможность работать в гиг-экономике до конца своей трудовой деятельности.

СЕТИ ЗА И СЕТИ ПРОТИВ

Это исторический момент: платформенная занятость - новая форма занятости, и то, как она будет определяться, зависит от действий сторон социального партнерства. Профсоюзы тяготеют к тому, чтобы отождествить ее с традиционной занятостью, что понятно: это территория ясности, где у профсоюзов есть свои победы и завоевания. Платформы категорически не согласны, потому что так выстроена их бизнес-модель: если все таксисты станут штатными сотрудниками Uber, компанию можно закрывать. Вряд ли четкое законодательное регулирование платформенной занятости, которое будет устраивать всех, найдется в ближайшее время, но работники требуют защиты уже сейчас.

В существующих профсоюзах гиг-работники находят ограниченное представительство и часто отдают предпочтение самоорганизации. Но у таких независимых организаций очень мало рычагов давления на работодателя - вся суть гиг-экономики девальвирует забастовку. Бастующих тут же подменят коллеги, которых в данный момент все устраивает, и они даже не будут штрейкбрехерами.

Но расширение горизонтальных связей в обществе за счет тех же механизмов, которые сделали возможной гиг-экономику (мы говорим об информационных технологиях, социальных сетях, локальных и виртуальных сообществах и т.п.), дало в руки молодым независимым профсоюзам другой инструмент - влияние на репутационные риски работодателя. В широком контексте мы видим борьбу за репутацию в самых разных областях, что можно считать приметой времени: к пресловутой “культуре отмены” можно относиться по-разному, но игнорировать ее нельзя. А само ее наличие говорит о том, что большому бизнесу, особенно работающему на частного клиента, небезразлично, что о нем думают.

С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ ДОСТОИНСТВА

Британские ученые Давид Перо из Университета Ноттингема и Джон Дауни из Университета Лафборо задались вопросом, как маленькие независимые профсоюзы, которые представляют гиг-работников (а также другие социально уязвимые слои общества и трудящихся с неустойчивой занятостью - трудовых мигрантов, работников агентств и по найму и т.д.), выстраивают свою стратегию представительства и влияния на работодателя.

Главная проблема занятых в гиг-экономике в том, что работникам платят ниже прожиточного минимума. Их условия труда, касающиеся оплаты больничных и отпусков, пенсионного страхования, гарантий занятости, рабочего времени, делают гиг-работников уязвимыми перед превратностями судьбы, не говоря уже о том, что их повседневное существование сопряжено с тяготами и лишениями. В Лондоне сейчас действуют два в некоторой степени влиятельных профсоюза, которые начали с представительства рабочих-мигрантов, а теперь расширяются за счет всех нестандартно занятых. Это профсоюз независимых работников Великобритании (IWGB) - в настоящее время один из основных профсоюзов, оспаривающих касающееся гиг-экономики трудовое законодательство, и профсоюз, представляющий главным образом трудовых мигрантов, занятых в сфере обслуживания (уборщиков, охранников, секретарей), - Объединенные голоса мира (UVW). Перо и Дауни в своей работе рассматривали именно их стратегии.

Помимо индивидуального и коллективного представительства по вопросам, связанным с работой (оплата и условия труда, домогательства, увольнения и т.д.), IWGB и UVW предоставляют ряд дополнительных услуг и возможностей, включая уроки английского языка и бесплатные семинары по вопросам труда, найма жилья и прав на льготы.

Для понимания стратегий этих профсоюзов важно не упустить одну данность - это сравнительно небольшие объединения, не аффилированные с крупными организациями. Следовательно, их материальные и организационные ресурсы ограниченны. Поэтому они прибегают к недорогим коммуникативным технологиям, распространяя информацию о своих акциях в Сети. Но для исследования важнее было не где, а как профсоюзы выстраивали дискурс.

Чаще всего истории о несправедливости рассказывались по одному шаблону. Вначале на контрасте описывается богатство и престиж работодателя - и не соответствующие такому положению и респектабельности практики найма или аутсорсинга. Причем мишенью всегда выбирался работодатель де-факто - крупная компания, для которой репутационные риски важны, а не безвестная компания-субподрядчик, которая является работодателем де-юре.

Дальнейшее описание кампаний этих профсоюзов подчеркивает протест - как ненасильственный и массовый, яркий и энергичный. Причем на первом плане оказываются скорее требования морального порядка: выплата более высокой зарплаты рассматривается как признание гуманности, как средство для жизни, достойной человека, и как признание достоинства и уважения рабочих. Речь о перераспределении богатства ведется не на языке сравнения (с медианной зарплатой, с зарплатой стандартно занятых, с подушевым ВВП и т.п.), а на языке абсолютных категорий справедливости, достоинства, прав человека и уважения. Что позволяет исследователям классифицировать эти профсоюзы как социал-демократические, а не социалистические.

Подтверждение такой классификации находится в заключительной части “текстов” кампаний, в которых перечисляются предыдущие успехи и демонстрируется широкая поддержка. А ее эти независимые профсоюзы находят среди лейбористов, зеленых, общественных организаций, профсоюзов и журналистов социал-демократической направленности.

Такая стратегия приносит успех, когда работодатель открыт обществу и обнаруживает стремление представить себя с лучшей стороны, постоянно высказываясь на тему корпоративной и социальной ответственности компании. Как, например, универмаг Harrods или Лондонская школа экономики, которые были мишенями кампаний рассмотренных профсоюзов. Но по той же причине бизнес, почти неизвестный широкой публике, потому что его клиенты - не конечные потребители, а другой бизнес или госструктуры, оказывается невосприимчив к потенциальному удару по репутации. Или перенаправляет этот удар на своих клиентов (как делают “потогонки” Юго-Восточной Азии, где шьют одежду для Zara, Bershka, H&M и т.д.).

Автор материала:
Читайте нас в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе последних событий
Новости СМИ
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте

Для добавления комментариев вам необходимо авторизоваться


Новости СМИ2


Киномеханика