Top.Mail.Ru
Статьи
Кодекс хорош, но можно и лучше

На Смирновских чтениях обсудили пути развития трудового законодательства

Кодекс хорош, но можно и лучше

Фото: Николай Федоров / архив "Солидарности"

Наш Трудовой кодекс - один из лучших, что были приняты в последние десятилетия. Но это не значит, что его не хотят изменить. Работодатели выступают за упрощенную процедуру увольнения и тормозят повышение МРОТ. Профсоюзы считают, что этот минимум надо повышать, оклады не должны быть ниже МРОТ, а платформенным работникам следует дать социальные гарантии. Об этом говорили в АТиСО на четвертых Смирновских чтениях.

НАШ КОДЕКС ЛУЧШИЙ

Четвертая международная научно-практическая конференция “Смирновские чтения”, прошедшая в Академии труда и социальных отношений (АТиСО) 10 февраля, совпала с юбилеем Трудового кодекса. Поэтому и тема конференции была обозначена соответствующе: “20 лет Трудовому кодексу Российской Федерации: основные принципы и тенденции развития”. Правда, чаще всего докладчики сбивались с обсуждения принципов на разговор о практической составляющей:

- Международная организация труда признала наш Трудовой кодекс лучшим из принятых за последние десятилетия, - констатировал Михаил Шмаков, председатель Федерации независимых профсоюзов России (ФНПР).

- Есть хорошая поговорка, которая гласит, что бюджет - это искусство распределения разочарования. Но 20-летняя практика показала, что Трудовой кодекс надежно защищает работника, - поддержала Елена Мухтиярова, заместитель министра труда и социальной защиты.

К этой теме возвращались не раз, ведь российский Трудовой кодекс брали за основу и в сопредельных государствах. Но как должен меняться кодекс со временем - и должен ли?

- Да, кодекс должен меняться, - признает Александр Куренной, заведующий кафедрой трудового права юридического факультета МГУ. - Все-таки у нас меняется жизнь, появились новые профессии. Но общие принципы, фундаментальные, надо сохранять. Ведь любой кодекс пишется не для юристов, которые сидят зачастую в своих башнях из слоновой кости, а для потребителя. Чтобы каждый мог его понять и использовать.

“А”-СПРАВКА

Профессор Олег Смирнов - пионер в исследовании вопросов трудового права в нашей стране. Пережил блокаду, после войны поступил в Ленинградский юридический институт. Работал в Туркменском государственном университете, Ростовском финансовом институте, Ростовском государственном университете и Воронежском государственном университете. В 1967 году Смирнов получил ученое звание профессора кафедры трудового права. А в 1972 году его пригласили в Москву на работу в Высшую школу профсоюзного движения ВЦСПС - на должность завкафедрой трудового права. Кроме того, он был деканом экономического и юридического факультетов. Олег Смирнов ушел из жизни в 2010 году.

ПЛАТФОРМЕННАЯ ЗАНЯТОСТЬ

Сегодня особенно актуален вопрос о неопределенном правовом положении платформенных работников и самозанятых. Эту тему освещал, например, доклад “К вопросу о перспективах развития государственной политики в сфере труда” Алены Серовой, доцента кафедры трудового права Уральского государственного юридического университета. Она рассказала, как этот вопрос регулируется в других странах. Для этого используются:

- судебные решения о признании трудовыми отношений между платформенными работниками и оператором цифровой трудовой платформы. Такие решения были приняты в Великобритании (февраль 2021 года), в Нидерландах (сентябрь 2021 года), в Казахстане (декабрь 2021 года);

- коллективные договоры, в которых за платформенными работниками признается статус наемных работников (так поступили в Дании);

- законодательные акты о частичном распространении на платформенных работников социально-трудовых гарантий. Например, закон Украины от 15.07.2021 № 1667-IX “О стимулировании развития цифровой экономики в Украине”;

- нормативное обособление категории “зависимые самозанятые” (Германия и Испания);

- специальное правовое регулирование самозанятых (Россия).

Что касается России, то не все платформенные работники подпадают под определение самозанятых. Поэтому предлагается, во-первых, распространить на всех платформенных трудящихся отдельные социально-правовые гарантии защиты их прав. Во-вторых, разделить таких работников на две категории. А именно, на платформенных самозанятых и на платформенных работников.

Кроме этого, по мнению Серовой, можно позаимствовать модель контрактов “с нулевым рабочим временем”. Но она подвергается очень серьезной критике. Английские профобъединения заявляли, что три четверти таких работников узнают, нужно им выходить на работу или нет, меньше чем за сутки. Они не могут спланировать ни свое личное время, ни доходы. А доходы полностью зависят от решений менеджера.

При этом, по мнению профсоюзов, проблема защиты самозанятых и платформенных работников в России даже не начала решаться.

- У нас самозанятых официально уже больше 3,5 млн человек, - сказал Дмитрий Чуйков, секретарь ФНПР по ЮФО. - Но до сих пор нет даже легального определения “самозанятого” работника. Есть просто такой налоговый режим. Интуитивно понятно, что такой работник сочетает в своей деятельности черты работника и работодателя одновременно, но определение как таковое не зафиксировано в Трудовом кодексе или иных законах. Наше мнение - для самозанятых требуется особое регулирование. Уже сейчас работодатели навязывают этот статус работникам, чтобы не оформлять их в штат и экономить на налогах и отчислениях в фонды. Такую практику надо пресекать. Трудовые и социальные гарантии должны распространиться на всех работников.

Эту точку зрения разделяют и зарубежные исследователи. Так, отчет для Европейской комиссии “Исследование в поддержку оценки воздействия инициативы ЕС по улучшению условий труда в платформенной работе” (от 22.10.2021) гласит, что необходимо:

- обеспечить правильное определение статуса занятости платформенных трудящихся, чтобы они получили доступ к соответствующим трудовым правам и правам на социальную защиту;

- обеспечить справедливость, прозрачность и ответственность в части алгоритмического управления, используемого на цифровых трудовых платформах;

- сделать работу платформы более прозрачной и лучше отслеживаемой, в том числе в трансграничных ситуациях.

ТОЧКА ЗРЕНИЯ РАБОТОДАТЕЛЯ

Точка зрения работодателей сильно отличается от профсоюзной. Так, Марина Москвина, управляющий директор управления рынка труда и социального партнерства Российского союза промышленников и предпринимателей, считает появление спецоценки условий труда в 2014 году “началом модернизации трудового законодательства”. И считает, что ТК нуждается в дальнейшем совершенствовании. А именно - в “большей гибкости”. То есть нужно упростить такие процедуры, как заключение срочных трудовых договоров или увольнение работников по экономическим основаниям. Москвина также считает ошибкой поручение президента об изменении принципов оплаты труда шахтеров. По ее мнению, действие федерального закона, который будет создан по итогам поручений, нужно распространять не на все профессии, а лишь на “подземные”. А наземные надо выводить из-под действия закона, чтобы “сохранить рабочие места”.

Кроме того, говорит Москвина, “региональные и климатические надбавки потеряли свою актуальность” и свелись к банальным бухгалтерским расчетам, надо отменить надбавки, а поддержку северянам оказывать путем “предоставления налоговых льгот гражданам”. (То есть переложить бремя северных льгот с плеч работодателя на плечи государства. - П.С.)

Наконец, Марина Москвина указала на то, что новый механизм исчисления МРОТ (который теперь исходит из медианной зарплаты) “надо на конкретных расчетах основывать”. Этого же требуют и профсоюзы, но вот цели разные. Москвина считает, в частности, что повышение МРОТ “может привести к повышению тарифов для всего населения”, и многие “компании будут не готовы”. В целом взгляды работодателей на “совершенствование ТК” были противоположны профсоюзной точке зрения. За исключением разве что предложения “повысить эффективность трудоустройства инвалидов”.

ПРИНИЦИП СПРАВЕДЛИВОЙ ЗАРПЛАТЫ

Выступавшие неизбежно возвращалась к камню преткновения в социально-трудовом диалоге: каким должен быть МРОТ?

- У нас не реализуется в жизни принцип справедливой зарплаты, - считает дочь Олега Смирнова, Марина Буянова, профессор кафедры трудового права НИУ ВШЭ. - Нигде не упоминается, что в МРОТ должно входить достойное содержание не только для работника, но и для его семьи. Мы совершенно не двигаемся в этом направлении, хотя у среднестатистического работника есть как минимум один ребенок. Я провела подсчеты, и результаты показали, что мы совсем недалеко ушли вперед от того, что было. Нужен более справедливый МРОТ, иначе мы неизбежно вернемся к неискоренимой бедности.

По мнению Буяновой, нужно определить, что МРОТ - это только оклад работника, без доплат, через норму прямого действия.

- Как вы помните, профсоюзная сторона не поддержала смену подхода к минимальному размеру оплаты труда, - напомнила зампред ФНПР и ректор АТиСО Нина Кузьмина. - Позиция профсоюзной стороны была и остается одной и той же - оклад не должен быть ниже МРОТ. Оклады ниже - это преступление. А с точки зрения экономики, в МРОТ должны быть заложены не только средства на содержание иждивенцев, но и средства для инвестиций в развитие, в увеличение человеческого капитала.

Автор материала:
Читайте нас в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе последних событий
Новости СМИ
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте

Для добавления комментариев вам необходимо авторизоваться


Новости СМИ2


Киномеханика