Top.Mail.Ru
Статьи
Мелочь, а неприятно

Почему селянам до сих пор отказывают в повышенных пенсиях

Мелочь, а неприятно

Фото: Николай Федоров / "Солидарность"

На заседании комитета Госдумы по труду, социальной политике и делам ветеранов 8 ноября среди прочего обсудили два законопроекта из категории “льготы и выплаты”. И если в первом случае, скорее всего, проявляется забота о материнстве и детстве, то во втором - непонятное отношение к пенсионерам, отработавшим по 30 лет в АПК на селе. И дело не в том, что законопроект плох, а в том, почему его вернули на доработку. “Солидарность” предлагает разобраться вместе.

НЕ СПУГНИ!

Несмотря на общий законодательный ажиотаж, связанный с военной операцией, Госдума, подходя к концу года, продолжает методично дорабатывать и другие, “неажиотажные” инициативы. К ним относятся и многие законопроекты социальной направленности, часть из которых обсудил на прошлой неделе комитет Госдумы по труду, социальной политике и делам ветеранов.

Так, ко второму чтению подготовлен (и рекомендован к принятию) законопроект “Об универсальном пособии гражданам, имеющим детей, и беременным женщинам”. По словам главы комитета Ярослава Нилова (ЛДПР), принятая в первом чтении месяц назад инициатива была существенно доработана.

- Для понимания: текст серьезно доработан. От термина “универсальное пособие” мы отходим - просто будут “пособия”. Концептуально все сохраняется, - ввел коллег в курс дела Нилов.

Напомним, концепция законопроекта в том, чтобы ввести единый подход к назначению и выплате пособий на детей в возрасте до 17 лет и беременным женщинам. При доходах, подпадающих под критерии “комплексной оценки нуждаемости”, семьи смогут получить, соответственно, от 50% до 100% регионального прожиточного минимума для детей либо (в случае с беременными) для трудоспособного населения.

Между тем нюанс с отказом от слова “универсальное” действительно интересен. Потому что изначально предполагалось, что это пособие “объединит ряд действующих мер социальной поддержки”: выплаты беременным и четыре вида выплат на детей. Иными словами, заменит собой (концепция, напомним, осталась нетронутой) - это ли не универсальность?

Вероятно, дело в риторике. Например, в комментарии к новости о новом пособии на сайте “Солидарности” один из наших читателей полагал, что какие-то “прошлые” пособия теперь урежут или отменят. Хотя на самом деле технически - это сопровождение ребенка от рождения до 17 лет единой выплатой вместо нескольких одинаковых, но с разбивкой по возрастам. Так проще. А “универсальностью”, видимо, решили не пугать народ.

СНОВА ЗДРАСЬТЕ

Удивительное дело, но снова и снова нам, вслед за Госдумой, приходится возвращаться к, казалось бы, давно решенному вопросу. Ну, раз так, давайте еще раз. Пока не добьем.

Как давно известно нашим читателям, пенсионерам, проработавшим на селе в сфере сельского хозяйства 30 и больше лет, полагается надбавка в размере 25% фиксированной выплаты к страховой пенсии. Эта норма была введена еще в 2013 году, и лица ответственные (хотя, скорее, не очень) экономили на ее исполнении как минимум двумя способами. Отказывали в выплате, если пенсионер переезжал в город либо если деревня внезапно меняла административный статус хотя бы на поселок городского типа.

Положение казалось исправленным в мае прошлого года, когда вытворять такое чиновникам запретили отдельными поправками к закону. Однако депутаты нашли с кем садиться играть: отказы в надбавках стали сыпаться за шиворот тем, кто переехал сам или “переехал” явочным порядком до вступления в силу этих самых новых поправок. То есть до 1 января 2022 года. В мае этого года “Солидарность” писала о том, что свои поправки нашлись и на эту хитрость. Но обсуждать эту контратаку стали только сейчас. Впрочем, содержательно там обсуждать особенно нечего - “выплачивать вне зависимости от даты”.

Но и здесь (вот уж сюрприз) нашлось с чем поспорить. Хотя бы потому, что приглашенный на заседание от группы авторов единоросс Иван Лоор начал доклад по совершенно другому законопроекту (о списках профессий, которым положена сельская надбавка). Когда же Ярослав Нилов, наконец, развернул его в правильную сторону, Лоор уточнил, что это именно “Минтруд истолковал” так, чтобы выплачивать только те надбавки, которые назначены с 2022 года. К сожалению, замминистра труда Андрей Пудов, покинувший заседание как раз перед этим вопросом, уже не мог парировать и отстоять честь родного министерства. Вместо него это сделали члены комитета и даже отчасти сам Иван Лоор.

- Если сегодня [законопроект] выносится на отклонение, я бы хотел попросить отсрочить отклонение. Потому что информации, какое количество [людей] подпадает под этот закон, нет у нас. Мы даже не знаем, какова цена вопроса на сегодняшний день! Может быть, цена вопроса мизерная будет! - сокрушался единоросс. - А уж когда сумма будет неподъемной, вот тогда будет предмет для разговора.

НАХОДКА ДЛЯ КОНСПИРОЛОГА

Дальше все еще запутанней. Во-первых, из приведенной выше цитаты можно сделать ложный вывод, что депутат Лоор не считает нужным принимать закон, если речь идет “о мелочи” в плане денег (соответственно, о малом количестве их получателей). Но нет, сразу же его оправдаем: к сказанному он присовокупил слова “...а на сегодняшний день аргумент “нет финансов” - пока это только эмоции”. Что приводит нас к “во-вторых”: такой аргумент часто использует правительство в отрицательных заключениях. То есть препятствие именно в позиции Кабмина? Ан нет! Потому что, в-третьих, в заключении правительства на законопроект финансовых аргументов “против” нет вовсе. Оно против потому, что считает предложенную норму избыточной, а проблему уже исправленной.

Наконец, в-четвертых, вопреки словам Ивана Лоора, авторы законопроекта знают, о скольких людях и каких деньгах идет речь. Потому что в финансово-экономическом обосновании они так и написали: “883 тыс. чел.” и “дополнительные расходы в 2023 году - 17,04 млрд рублей”. Так в чем же тогда в действительности дело?

- Хотелось бы решить эту острую социальную проблему, но для ее решения нам необходимы точные сведения. Авторы законопроекта предполагают, что затраты составят 17 млрд рублей. Но это достаточно сомнительная цифра, поскольку затраты приведены из предполагаемых сведений о численности пенсионеров, проживающих вне сельской местности [и имеющих право на сельскую надбавку], - попыталась внести ясность член комитета по труду Светлана Бессараб (“ЕР”).

Хотя это, конечно, не проясняет, как, а главное, откуда законотворцы могли взять “предполагаемые сведения” (ссылок на источники данных и в самом деле не представлено). Как бы то ни было, поступило предложение направить запросы в Счетную палату и Пенсионный фонд - для уточнения данных. А пока отправить законопроект на доработку.

О подоплеке всего этого действа можно только догадываться. Возможно, при более тщательном подсчете те самые 17 млрд рублей и в самом деле покажутся “мизерными” по сравнению с настоящей ценой вопроса. А у правительства на данный момент вряд ли есть желание тратить деньги там, где пока что “можно” этого не делать.

Есть и другой вариант, чисто политический. Дело в том, что многострадальный законопроект внесла несколько непривычная по составу группа депутатов: примерно поровну единороссов и коммунистов плюс один справоросс (всего 11 человек). При этом законопроект обозначен как приоритетный именно для КПРФ. А доклад с отрицательным результатом по нему делал, как мы помним, единоросс. Не исключено, что “Единая Россия” предпочла бы в будущем внести подобный законопроект самостоятельно. (Как это сделала, например, ЛДПР, чью инициативу на ту же тему было предложено отклонить на этом же заседании комитета.)

Настоящая же проблема в том, что, каковы бы ни были причины отклонения законопроекта, сельские пенсионеры в массе своей из-за банального крючкотворства так и будут недосчитываться ежегодно нескольких миллиардов рублей. Хотя, казалось бы, делов-то.

Из рубрики “Парламентская хроника”

Автор материала:
Читайте нас в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе последних событий
Новости СМИ
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте

Для добавления комментариев вам необходимо авторизоваться


Новости СМИ2


Киномеханика