Top.Mail.Ru
Статьи
Просто работа

Почему можно двигаться быстро, не изобретая велосипед

Просто работа

Фото: Николай Федоров / "Солидарность"

О внутренней политике и социальном партнерстве, о стандартах в профсоюзном обучении, имидже и брендбуке, о том, как быстро и в разы улучшить информационную работу, а также почему стоит ждать всплеска активности от молодежи - «Солидарность» поговорила с лидером профсоюза работников здравоохранения РФ Анатолием Домниковым (на фото).

НАЧАТЬ С СЕБЯ

- Анатолий Иванович, вы год возглавляете ЦК профсоюза. Главное из того, что удалось сделать?

- Даже не знаю, с чего начать. С одной стороны - мы сделали довольно много, с другой - все еще в процессе. С моей точки зрения, не применяя какие-то суперновые формы, не изобретая велосипед, мы просто оживили работу. Просто работаем - и всё.

Начали с себя. Со своей внутренней структуры. Постарались сделать так, чтобы сотрудники по-другому взглянули на свою работу, попытались сами ее оценить. Кстати, прежним осталось больше 90% аппарата. Но при этом мы структуру поменяли, набор функций расширили, а уровень ответственности и, соответственно, заинтересованности работников подняли.

У нас были отделы - а мы объединили некоторые из них и сделали четыре управления внутри Центрального комитета профсоюза.

Например, Марина Краснорудская сейчас в статусе начальника управления правовой работы, в составе которого три крупных раздела. Кроме правовой, это социально-экономическая работа и отдел охраны труда. Наталья Галенко руководит организационно-аналитическим управлением, к которому приплюсовалось управление делами. Тамара Гончарова ведет управление экономического развития и нормативного регулирования в здравоохранении. Управление по связям с общественностью, работе с молодежью и международному сотрудничеству возглавила Ольга Жанкевич.

ФНПР, как я обратил внимание, работает по тому же принципу: департаменты, в составе которых по несколько отделов. Я понял, что на правильном пути, и осуществил структурную перестановку.

Мы стали вести раздел работы, которого раньше в ЦК не было, - оздоровление работников и их семей. По большому счету, ничего нового, профсоюзы всегда этим занимались, но обычно на уровне первичной организации или территориального комитета. Насколько я знаю, нет такой широкой практики - заниматься этим на уровне ЦК отраслевых профсоюзов.

Во времена ВЦСПС профсоюзы распоряжались средствами соцстрахования и напрямую занимались оздоровлением работников. Сейчас, хотя и ситуация поменялась и фонда соцстраха у профсоюзов больше нет, заказ людей на оздоровление и отдых был, есть и остается востребованным. А значит, святая обязанность помогать им в этом - была, есть и остается у профсоюзов.

Так, мы вплотную занялись проблемой реабилитации - восстановлением здоровья после перенесенных болезней. Реабилитационное лечение оплачивается через Фонд обязательного медстрахования, то есть для людей бесплатно - однако они часто даже не в курсе такой возможности. Мы начали просто разъяснять людям, что они могут воспользоваться этой возможностью и каким образом это сделать. Здесь профсоюз выступает в роли диспетчера, я бы так сказал. На уровне областных комитетов эта работа уже ведется довольно активно.

Надо сказать, что реабилитационные мероприятия – очень эффективны, в их результате восстанавливается утраченная, казалось бы, совершенно безнадежно, функция. В травматологии без реабилитационных мероприятий никак нельзя, в неврологии никак нельзя, в кардиологии тоже никак нельзя. Поэтому получается, что эти вещи крайне востребованы – мы это видим очень хорошо по огромному числу обращений.

СДЕЛАЛ - РАССКАЖИ

- Со стороны очень заметны подвижки в информационной работе профсоюза…

- Мне было сразу понятно, что без оживления информационной работы вообще никакого движения быть не может.

Мы создали пресс-службу, которая начала довольно эффективно работать, постепенно набирая обороты. Буквально через месяц-другой мы заметили явные результаты в виде прибавки аудитории, цитируемости, упоминаний и т.д. И мы поняли, что прибавку главным образом дает одно - мы просто рассказываем о своей работе. Вот если только рассказывать, то уже получаешь реакцию. Люди, видя это, говорят: оказывается, профсоюзы существуют; оказывается, профсоюзы работают.

Если посмотреть даже на разные малочисленные профсоюзы, то понимаешь, на чем они стараются «выехать»: схватились за какое-то одно событие и давай его «раскручивать» со всех сторон. А мы, проанализировав свою работу, понимаем, что у нас только в одном разделе соцпартнерства - миллионы таких событий. И точно так же - по охране труда. И точно так же - по любому другому направлению, которое мы ведем. Мы выявляем в год тысячи, десятки тысяч, сотни тысяч нарушений трудового законодательства. И каждый из этих сотен тысяч случаев можно описать.

Сейчас планируем поездку в Белокуриху, знаменитый курорт Алтайского края. Там придется решать много задач сразу. Во-первых, сотрудники нескольких курортов будут проходить аттестацию. (Кстати, я возглавляю комиссию по аттестации наших медсотрудников, причем именно санаторно-курортной зоны, так что мы постоянно занимаемся аттестацией – и в Москве, и в других регионах.)

Второе (не по важности, конечно же!) – надо встретиться с нашими коллегами, которые руководят первичными организациями в Алтайском крае. Третье - надо посмотреть и возможности курорта, чтобы знать возможности направления туда наших работников. Кроме того, будет много других встреч и дел.

Поездка расписана практически поминутно, и если я все это сделаю, но об этом никто не узнает, то значительная часть работы будет проделана словно бы впустую. А если со мной поедет сотрудник пресс-службы, который будет описывать то, что там происходит - это будет совершенно другое дело. Это покажет, что председатель ЦК не просто куда-то пропал на два дня и его не видно не слышно, а его видно и слышно, и конкретно известно куда он пропал, известно чем занимается.

100 ПРОЦЕНТОВ СОЦПАРТНЕРСТВА

- Вы часто навещаете свои региональные организации?

- Объезд территориальных организаций нашего профсоюза, знакомство с их работой - одна из главных задач, которую я для себя поставил. Мне удалось уже объехать процентов двадцать, но я буду продолжать это делать, пока не посещу абсолютно все организации. Мы должны быть рядом, встречаться с людьми, и они, в свою очередь, должны понимать, что ЦК - абсолютно доступная среда. Это практическая иллюстрация наших всегдашних разговоров о преимуществе большого профсоюза, который любую проблему первичного звена может мгновенно поднять на уровень региона или даже на уровень федерации.

Программа поездки в Белокуриху практически сверстана, и люди, которые получили приглашение на встречи, уже готовят вопросы. Приехав, я услышу не только устные вопросы, на которые сразу попытаюсь ответить, но и получу целый пакет письменных обращений, которые мне придется классифицировать и решать уже здесь, на месте.

Более того, если там целый комплекс нерешенных проблем, то по приезде в Москву я сразу же обращусь в Минздрав РФ к Михаилу Мурашко.

Надо добавить, что очень важно встречаться не только с профактивом, но и просто с работниками медучреждений, в том числе с теми, которые пока что раздумывают, вступать ли им в профсоюз или нет. Нужно обязательно рассказывать всем о наших достижениях. Например, в сфере соцпартнерства, которое у нас вообще-то на высоком уровне.

- Какой охват колдоговорами медучреждений в стране?

- 96% с «копейками» - меньше 4% не хватает до ста. И эти недостающие проценты - как правило, просто технические вещи: где-то затянули процедуру перезаключения колдоговора и т.п.

Но и это все равно не оправдание, мы должны двигаться дальше. У нас, с моей точки зрения, должно быть совершенно бескомпромиссно 100% охвата - и колдоговорами, и профчленством. К этому нам надо стремиться, просто другого варианта вообще нет.

- Что мешает?

- У нас работа с лечебными учреждениями, которые находятся в государственной форме собственности, отлажена. А вот что касается частных форм собственности, то тут возникают вопросы. Это, как правило, мелкие коммерческие учреждения, в основном стоматологии и мелкие аптеки. Обычно, когда коллектив маленький, все на виду - всё относительно спокойно. Но у нас все больше и чаще стали появляться крупные коммерческие учреждения: поликлинические, больничные и прочие. И вот здесь вопрос уже совсем другой, здесь защита совершенно точно потребуется.

Потому что такого разнообразия только в формах выплаты заработной платы, которая существует в медицине, нет больше нигде. У нас есть понятия: дневные, ночные, суточные, совместительство, заместительство, расширение зоны - чего только нет. Здесь все очень сложно, и если нет профорганизации с грамотными специалистами, то у работодателя полная вольница, а у работников полная неразбериха. В госучреждениях мы работодателей поправляем, и не зря я говорю про то, что выявляем десятки, сотни тысяч нарушений.

- Практикуете проверки соблюдения законодательства?

- Обязательно. Вообще без профсоюзов сегодня система контроля была бы совершенно не адекватной ситуации. У нас настолько ничтожно мало проверяющих государственных органов, что они успевают охватить только самую мизерную часть проблем. И профсоюзный контроль очень важен. Мы, как общественная организация, никого не наказываем, но всех предупреждаем: проверили, написали свои заключения, к которым работодателю следует прислушаться и все исправить. И если диалог удается (а надо сказать, что примерно в 90% случаев он удается), то все нарушения устраняются.

- А что с 10%?

- Да, у нас остаются условные 10% случаев, когда работодатель вглухую упирается и с чем-то не соглашается. И причем не соглашается не с нами, а с трудовым законодательством РФ. Это просто за гранью, конечно. Тогда у нас есть возможность обратить внимание госорганов на таких вот странных работодателей.

Практически во всех регионах существуют соглашения о взаимодействии, которые заключаются между госинспекцией труда и профсоюзами. Кроме того, заключаются соглашения профсоюзов с прокуратурой. Мы, как правило, все-таки стараемся разобраться либо сами, либо с привлечением госинспекции труда, но если уже не остается ничего другого, как привлекать прокуратуру, то мы пользуемся и этим рычагом.

«СЛАБОЕ ЗВЕНО»

- Говорят, сейчас падение профчленства в профсоюзе происходит из-за того, что врачам во время пандемии подняли выплаты. Им стало жалко отдавать свой повышенный процент, поэтому выходят. Вы эту проблему фиксируете на уровне страны?

- Да, это довольно частая история, и многие наши профсоюзные работники подшучивают: чем лучше мы работаем, тем больше мы теряем. Конечно, постоянное повышение зарплаты - это наша основная забота, поэтому мы этим занимались, занимаемся и будем заниматься. Но когда люди начинают выходить после повышения зарплаты, то это говорит о качестве нашей, именно профсоюзной работы и о том, насколько мы грамотны и продвинуты в своей профсоюзной работе, насколько способны пояснить людям, зачем мы, собственно, работаем.

Поясню на примере. Довольно часто, выезжая в коллективы, в первичные организации, слышу такой вопрос: а что нам сделать, чтобы у нас было 100-процентное профчленство? Казалось бы, правильный вопрос. Но нет однозначного ответа, потому что одна первичка может сознавать, что при помощи профработы можно вообще управлять социальной политикой всей больницы. А другая может вообще хотеть только одного - два притопа три прихлопа. Тогда и люди будут так воспринимать: я вам рубль отдал, а вы мне - что взамен?!

Тогда ты понимаешь, что здесь профработой никакой и не пахнет,  здесь люди готовы отдавать деньги только для того, чтобы их тут же израсходовать обратно на себя: спортом позаниматься, съездить по Золотому кольцу и всё. И вообще нет речи о том, чтобы вложиться в защиту своих прав, в стабильное повышение зарплаты, улучшение условий труда.

Если ты молодой, только что избранный председатель - протестируй коллектив, который тебе достался. Узнай, что людям надо. И начинай выстраивать свою работу, отталкиваясь от того, чего ждут и хотят люди. Но в то же время учи их, объясняй, что надо понимать законы экономического развития, надо понимать смысл профсоюзной работы.

Мы не можем отбросить экономическую составляющую, но в этой истории самое важное - справедливость. И если мы встраиваемся в систему зарабатывания и распределения (а встроиться - наша прямая задача), тогда все становится справедливо и осознанно. И тогда у нас гораздо меньше возникает проблем с недопониманием - как с руководством, так и с коллективом. Любой конфликт - это в той или иной степени недопонимание.

- Профсоюзные организации (не только первичного уровня) обладают разными возможностями. Как вы решаете проблему «слабого звена»?

- Конечно, в разных организациях и возможности разные. Получая наши управленческие решения, крупные, многочисленные организации понимают, о чем идет речь, у них есть и руки, и силы для того, чтобы организовать работу, которую мы от них требуем. А если мы возьмем малые региональные организации общей численностью членов профсоюза 10 тысяч и меньше - это совсем другое дело. Они могут позволить себе в штате всего два-три сотрудника, и наши решения сюда проходят как в бутылочное горлышко, попадая всего лишь к трем людям, которые поневоле начинают фильтровать: это, с их точки зрения, важно, а это не так важно. Мы должны определяться, что делать с этими мелкими организациями. Например, объединять их в межрегиональные. Есть свои сложности, но зато здесь будет не три человека, а 10, полноценный областной комитет, который в состоянии квалифицированно разобраться с любым случаем.

- Есть примеры?

- Есть организации, которые сложились объективно, исторически как межрегиональные. Например, Тюменская организация профсоюза, в которую входит и Ямало-Ненецкая организация.  Или организация Санкт-Петербурга и Ленинградской области.

Мы провели ревизию своих организаций, в частности - малочисленных, с низким уровнем профчленства. Недавно как раз проверяли исполнение ими тех дорожных карт, которые были им предписаны, смотрели, есть ли улучшения.

Кому-то действительно удается сдвинуться с мертвой точки, чему мы очень рады, у кого-то не получается по разным причинам. К сожалению, продолжает стабильно падать численность в Карельской республиканской организации, где осталось всего-навсего три с небольшим тысячи членов, а это охват профчленством всего 24%. Поэтому мы всерьез задумались о том, чтобы присоединить эту организацию, наверное, к межрегиональной Санкт-Петербурга и Ленобласти. Мы сейчас ведем консультации, решение пока не принято, но оно просто напрашивается, другого пути не видно.

Еврейская автономная область - регион сам по себе довольно маленький, депрессивный, со всеми вытекающими последствиями. Там низкий уровень профчленства, и он тоже падает. Поэтому там мы тоже рассматриваем возможности присоединения к другим организациям. Это пока в перспективе, но абсолютно точно, что мы будем обсуждать эти вопросы на предстоящем заседании президиума и на пленуме - это важно и необходимо.

ПРОФСОЮЗНЫЙ СТАНДАРТ

- Если говорить об укреплении профсоюзов через осознанность людей, то и уровень подготовки профкадров выходит вперед?

- Безусловно! Один из аспектов, который нам важно и нужно поднимать, - обучение. Всех нас чему-то где-то учили, но для общего понимания общих задач нужны единые стандарты.

У профсоюзов два основных центра обучения: АТиСО с Институтом профдвижения и Санкт-Петербургский гуманитарный университет профсоюзов. Они между собою более или менее сопряжены, дают конвертируемые знания. Но если раньше все учебные центры, которые находятся на территориях, методически полностью подчинялись единому «центру», то сейчас каждый идет своим путем - и это, считаю, неправильно.

Стандарта обучения профработника в итоге нет. Причем мне это заметно особенно, поскольку в медицине уже давным-давно есть понятие лицензирования, сертифицирования, стандартов оказания медпомощи и т.д. Все это тоже непросто приживалось, но когда прижилось, стало понятно, что это совершенно необходимая вещь. И я прекрасно понимаю, что у нас должно быть в профсоюзе то же самое.

- Это проблема общероссийского масштаба.

- Это, конечно, так, но спасение утопающих дело рук самих утопающих. Если ты сам не предпринимаешь к этому никаких усилий, то тогда не на кого пенять. Поэтому мы разрабатываем с АТиСО совместные программы, у нас уже есть опыт этой работы, и я намерен это продолжить.

Мы должны определиться со стандартом знаний для разных уровней профсоюзной работы. То есть стандарт для первичной организации вот такой, для региональных - совсем другой, для сотрудников ЦК - совершенно третий.

В общем работы непочатый край, поэтому будем работать, дорогу осилит идущий.

- Как с молодежью работаете?

- Молодежная политика в ЦК всегда была поставлена неплохо. Мы ее просто продолжаем и по возможности оживляем.

Испокон веку ломали голову: ну что молодежи поручить? Ну, пойдите соберите металлолом или макулатуру. Сейчас у молодежи может появиться совсем другая роль: мы все признаем важность цифровизации и информатизации.

Объективно многие из нас, безусловно знающие, умудренные опытом, не могут порой сделать элементарных вещей, войдя в интернет. А наши дети, и зачастую даже внуки виртуозно нас этому учат. Так почему же не дать молодежи эту функцию и не положиться на них в этом вопросе?

Значит, мы должны четко поставить себе задачу: во-первых, самих себя подтянуть (это обязательно, всегда что-то новое познавать и не отставать). И во-вторых, конечно, доверять молодежи ведение информационной работы - и затем спрашивать с нее.

Мне кажется, именно в этот период молодежи досталась очень классная сфера ответственности - вовсе не макулатура, а важнейшая вещь, идеологическая. То, что объявлен Год цифровизации и информационной политики ФНПР, - просто здорово, здесь молодежь должна вышагнуть вперед. Мы вправе ожидать взрывного роста всяких инициатив, которые в этом году уже есть (мы это видим по нашей грантовой профсоюзной программе, которую сейчас проводим) и, конечно же, еще будут.

- О внутренней информационной политике поговорили. А с внешними СМИ взаимодействуете?

- Ну конечно же. Часто и сейчас, и прежде, когда я работал в региональной организации, коллеги говорили: для роста профсоюзного рейтинга нужно как можно чаще появляться на экранах центрального телевидения нашим лидерам: и Шмакову, и руководителям отдельных профсоюзов.

Да, логика есть, но это настолько дорого, что профсоюзам не потянуть. Но не потянуть в том случае, если мы каждый свои бюджеты считаем отдельно. А если мы систему информационного взаимодействия разбиваем опять-таки на уровни: кто, где и за что отвечает, то тогда это можно привести и к более системной работе, и к большему охвату.

Способов попыток пробиваться на большой экран или в большую прессу, назовем это так, немало. Один из них – это подъем снизу. У нас есть региональные организации, которые хорошо взаимодействуют со СМИ на местах. И у федеральных СМИ, в свою очередь, тоже есть свои представительства на территориях. И если там что-то удачное появляется, то это совершенно спокойно может транслироваться и на центральном телевидении.

Например, один мой трехдневный выезд в Дагестан дал порядка сотни различных откликов в местных СМИ, а в конечном итоге вернулся роликом уже на центральном телевидении. Такая же история была с Приморским краем.

Думаю, если мы посмотрим количество наших появлений в сторонних СМИ было в 2020 и 2021 году, увидим кратное увеличение. Такая тенденция должна у нас продолжиться и в этом году.

- Вы как-то говорили об узнаваемости профсоюза «слёту», о профсоюзном стиле, о разработке брендбука. Получается?

- Работаем над этим. Я когда захожу на наши профсоюзные интернет ресурсы, то единственное по чему узнаю наш профсоюз - по рукам [эмблема Профсоюза работников здравоохранения РФ]. Но и эти руки - то в кружке, то без, то синие, то зеленые, и я всегда начинаю перепроверять – это точно мы или кто-то еще. Поэтому и нужен брендбук, который у нас почти готов. Я думаю, мы его примем скорее всего на президиуме 31 мая. Тогда и разошлем всем, для того чтобы все привели в соответствие свои ресурсы. И с тех пор мы будем сразу четко понимать, что это мы, мы все едины.

Если продолжать разговор об информационной работе, отмечу, что предполагаем изменить формат нашего журнала «Профсоюзная тема». Мы его хотим разделить на два издания: интернет-газету и иллюстрированный имиджевый журнал, для того чтобы можно было полистать, чтобы можно было на стол главврачу положить.

В общем, будем пробовать, будем меняться, потому что информационная работа, вам ли не знать, насколько быстро трансформируется, насколько требует постоянного обновления и движения. Постараемся соответствовать изменяющимся веяниям времени. И посмотрим, что получится.

ВЗГЛЯД ИЗНУТРИ

Готовя материал, мы поинтересовались в аппарате ЦК у наших коллег по информационной работе, насколько они сами ощущают перемены в своем труде и его результатах.

- Вполне ощущаем, - ответила руководитель управления по связям с общественностью, работе с молодежью и международному сотрудничеству Ольга Жанкевич. – Трансформировалась не только внешняя структура работы, но и появились содержательные перемены, возникают очень неожиданные интересные задачи, абсолютно новые подходы к деятельности. Председатель профсоюза широко мыслит, продуцирует свежие перспективные идеи – в нашей сфере это касается грантов, привлечения молодежи к информационной работе, общего оживления ритма работы и жизни.

Автор материала:
Читайте нас в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе последних событий
Новости СМИ
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте

Для добавления комментариев вам необходимо авторизоваться


Новости СМИ2


Киномеханика