Статьи
Стачка по-тесняцки

Хроники рабочей борьбы в стране табака, перца и ракии

Стачка по-тесняцки

Фото: webcafe.bg

Болгария, главная в прошлом наша «незаграница», оспаривавшая с Монголией звание «шестнадцатой республики» почившего СССР, в своей профсоюзной истории имеет немало общего с Россией. Впрочем, этой общностью не стоит сильно обольщаться. Путь у болгарских профсоюзов свой, извилистый и непростой. Совсем как балканские горные дороги.

ОТ ИСТОКОВ

«Откуда есть пошли» болгарские профсоюзы?

Современная история Болгарии началась в 1878 году. Россия разгромила тогда на Балканах Османскую империю. По условиям мира, северная часть страны стала формально вассальным султану княжеством. (Южная Болгария, или Восточная Румелия, будет отторгнута у Турции и воссоединена с севером в 1908 году; Болгария станет полностью независимой и провозгласит себя царством.)

Молодое княжество получило либеральный основной закон — Тырновскую конституцию. Подданным страны было гарантировано, в числе прочих, право «создавать сообщества без всякого на то разрешения, если цель и средства этих сообществ не наносят ущерб государственному и общественному порядку, религии и морали».

Болгария со всей возможной поспешностью встраивается в европейскую экономику, а за этим следуют неизменные перемены и в социальной сфере.

Османские Балканы — и Болгария в том числе — были землей крестьян и ремесленников. Портные, погонщики, сапожники, цирюльники и представители прочих занятий и ремесел в османское время имели собственные профессиональные гильдии-«эснафы» с разветвленной внутренней структурой и правлением. Система эснафов сложилась в турецко-персидском мире, но в Болгарии стала почвой, на которой в XVIII–XIX веках началось национальное возрождение и, в конце концов, движение за независимость от турецкой власти.

Но в конце XIX века развитие индустрии не оставило традиционным ремеслам и общественным структурам шанса; вчерашние мастера и подмастерья превратились в пролетариев. А значит, не за горами и появление профессиональных организаций наемного труда.

Первыми на этой ниве стали учителя; именно они вскоре после провозглашения болгарской автономии, около 1880 года, создали профессиональные сообщества и стали открыто выступать за улучшение условий труда и повышение жалованья. Вслед за тем в болгарских городах появляются и первые ссудные кассы и общества рабочей взаимопомощи. Пока малочисленные и разрозненные.

Но рабочие выступления в это время все еще носят спорадический характер. В 1883 году сразу в нескольких городах забастовали прядильщицы, в следующие несколько лет — текстильщики и печатники. Но чем дальше, тем больше ситуация накалялась: страна рвалась в капиталистическое будущее гулливеровскими темпами, а вместе с этим нарастала и сверхэксплуатация труда. Между тем даже минимального законодательства о труде в княжестве в это время не существовало.

ТЕСНЯКИ И ШИРОКИЕ

В конце XIX века рабочий вопрос становится политическим. В 1894 году учреждена Болгарская рабочая социал-демократическая партия. В ее центре — выходец из бедняцкой семьи Димитр Благоев, получивший высшее образование в Петербурге и привезший оттуда на родину марксистские идеи. Как и русская РСДРП, БРСДП тоже вскоре разделится на своих «большевиков» («тесняки») и «меньшевиков» («широкие»).

Появление рабочей партии сказалось и на развитии профсоюзного движения. В Болгарии возникли профессиональные организации, с одной стороны, более централизованные, чем прежде, с другой — более «классовые» по характеру.

В 1904 году под руководством «тесняков» учрежден Общий рабочий союз профсоюзов — ОРСС (Общ работнически синдикален съюз). Хорошо организованный и завязанный на революционную идеологию, в последующие полтора десятилетия именно ОРСС станет главной боевой силой болгарского забастовочного движения.

А оно меж тем приобретает серьезный размах: в стране проходят крупные многодневные стачки железнодорожников, шахтеров, водителей трамваев, печатников... В городе Костенец в 1909 году работники спичечного производства, пытаясь добиться для себя лучших условий, бастуют 132 дня — рекорд для Болгарии тех лет...

Свои профсоюзы (с приставкой «свободные» в противовес синдикатам тесняков) появились в это время и на платформе «широких» социалистов. Последние, в отличие от своих оппонентов, отстаивали экономический взгляд на рабочую борьбу и приветствовали первые попытки создания в стране трудового законодательства. Его корпус начал постепенно формироваться уже в 1900-е: стачки и выступления не прошли даром.

В 1905 году, например, в Болгарии приняты первые нормы, ограничивающие женский и детский труд, регулирующие безопасность труда и вводящие трудовые книжки. В 1907 году создана система трудовой инспекции... Уже после Первой мировой войны один из лидеров «широких», Янко Саказов, станет министром труда. Именно при нем в Болгарии будет на законодательном уровне введен восьмичасовой рабочий день.

Профсоюзы Болгарии: страницы истории

Первая большая стачка — за шахтерами. Перник, 1906 год

Первая массовая забастовка в истории Болгарии произошла в июне 1906 года в Пернике, одном из крупнейших промышленных центров страны. Встали шахтеры — около 1000 человек. Требований у рабочих накопилось множество: восьмичасовой рабочий день вместо двенадцатичасового; улучшение условий труда в шахтах, где работали по старинке, при слабой механизации и в опасных условиях; своевременная выплата зарплат и увеличение их до достойного уровня...

Руководство бастующими взяли на себя тесняки и ОРСС; среди руководителей стачки — Димитр Благоев и революционер, будущий предсовмина коммунистической Болгарии Георгий Димитров. Стачка продлилась 35 дней и вынудила руководство поднять шахтерам зарплаты.

ЗАПРЕТЫ, СТАЧКИ, ПЕРЕВОРОТЫ

Накануне Первой мировой войны Балканы трещат по швам: В 1912 году Болгария вместе с Сербией, Черногорией и Грецией вначале отвоевывают у Турции остатки ее европейских земель — Западную Фракию и Македонию, а годом позже, не сумев поделить «османское наследство» добром, начинают не менее жестокую войну уже между собой. Затем — Первая мировая, прокатившаяся и по Балканам; Болгария в ней оказалась на проигравшей стороне и была связана тяжелыми репарациями.

Для экономики и демографии Болгарии войны стали тяжким ударом. В политике упавшей в кризис страны все больше очков у левых. У власти оказались аграрии-социалисты — Болгарский земледельческий народный союз. У БЗНС — развитая цепочка отделений, собственные военизированные отряды и безусловная поддержка крестьянской бедноты (земледельцы по-прежнему составляют большую часть населения царства!).

В 1920 году лидер БЗНС Александр Стамболийский сформировал правительство. Стамболийский критикует монархию, открыто поддерживает русскую революцию. Второй по влиянию силой в стране становятся коммунисты, вчерашние тесняки (многие из которых, несмотря на различия в идеологической платформе, открыто симпатизируют «режиму земледельцев»). В конце концов БЗНС стал почти безальтернативной партией, получив контроль над парламентом.

Но ненадолго. В июне 1923 года в стране произошел переворот справа. Правительство Стамболийского свергнуто, сам он убит. Коммунисты, понимая остроту момента, подняли восстание — безуспешно… Восстание подавлено, компартия и связанные с ней организации запрещены новым правительством, которое стоит за «буржуазный социализм», но против «красной угрозы» готово использовать все средства. Против левых радикалов начались репрессии.

ОРСС, тесно связанный с компартией, был вынужден объявить о разрыве связей с коммунистами и перейти на полулегальное положение.

Весной 1925 года обстановка накалилась еще сильнее. Группа боевиков-коммунистов устроила взрыв в столичном соборе Святой Недели, где собралась политическая верхушка страны и где должен был присутствовать царь Борис III. Царь опоздал на церемонию и остался невредим; но теракт унес 134 жизни.

Охота на революционеров усилилась; ОРСС более не может действовать как централизованная структура. Вместо единого профцентра под эгидой компартии и Профинтерна в Болгарии начали действовать так называемые «независимые рабочие профессиональные союзы».

А стачки — продолжились. В июне 1931 года 25-дневную забастовку проводят текстильщики в городе Ямбол; она разогнана, среди рабочих есть погибшие. Начало нарастать и политическое напряжение на улицах: с одной стороны, вооружаются боевые отряды коммунистов, за которыми стоит тень СССР, с другой — показывают зубы фашистские и околофашистские движения.

В 1934 году в Болгарии произошел новый переворот, за которым стояли военные-этатисты (государственники) из союза «Звено». Правительство возглавил полковник Кимон Георгиев. Оппозиционные силы, компартия и профсоюзы вновь подверглись гонениям (это, кстати, не помешает Георгиеву, в будущем деятелю антинемецкого фронта, стать функционером в коммунистической Болгарии).

Правительство Георгиева вдохновлено идеями корпоратизма. При нем в Болгарии в противовес революционным рабочим организациям создана централизованная и подконтрольная государству профсоюзная структура — Болгарский рабочий союз. Членство в нем отныне обязательно.

Власти не успокоились на этом, помогая развивать систему коллективно-договорных отношений и государственного арбитража. А вот право на забастовку отныне оказалось сильно ограничено — при наличии на предприятии колдоговора все стачки и локауты строго запрещены...

Тем временем Европа уже оказалась на пороге Второй мировой войны. Болгария, понадеявшись на то, что карта Балкан будет вновь перекроена в ее пользу, во второй раз совершила роковую ошибку в выборе союзников…

ЗОРИ КОММУНИЗМА

Итог известен. В 1944 году войска 3-го Украинского фронта пересекли границы страны, в Софии антифашистская оппозиция («Отечественный фронт» во главе с упоминавшимся Кимоном Георгиевым) при помощи партизан свергла правительство и объявила вчерашнему союзнику войну.

В 1946 году в присутствии Советской Армии в Болгарском царстве прошел референдум о низложении монархии. Болгария объявлена народной республикой. С 1948 года компартия полностью берет политическую жизнь страны под свой контроль и начинает ее ускоренную советизацию по сталинским заветам. Частный сектор в экономике ликвидируется, производство переводится на плановую систему.

А что профсоюзы?

Болгарский рабочий союз и независимые рабочие организации к тому моменту оказались в руках коммунистов. В 1945 году на базе БРС был создан новый централизованный профцентр, Общий рабочий профессиональный союз — ОРПС (Общ работнически професионален съюз); он займет то же место в социально-экономической системе страны, что и советский ВЦСПС. В 1951 году руководящим органом болгарских профсоюзов станет Центральный совет профсоюзов — ЦСПС, с 1972 года — Центральный совет болгарских профсоюзов (ЦС БПС; Централен съвет на българските профсъюзи).

Национализация и централизация болгарской экономики растянулась до начала пятидесятых и сопровождалась недовольством как на селе, так среди рабочих. Коллективизация спровоцировала отток крестьян в ряды «горян» — антикоммунистически настроенных партизан, которые продолжали действовать в Болгарии до середины пятидесятых. Протест назревал и в городах.

Профсоюзы Болгарии: страницы истории

Бунт табачников. Пловдив, апрель — май 1953 года

Стачка на национализированных табачных предприятиях, переданных в управление созданной Государственной табачной монополии, началась 20 апреля 1953 года как экономический протест. Работники отказались продолжать работу, протестуя против ухудшившихся после национализации условий труда и социальных гарантий, а также против снижения заработной платы и запланированных массовых сокращений.

3–4 мая рабочие, так и не встретив готовности к разрешению конфликта со стороны директоров и местных партийных начальников, заняли несколько табачных складов. Ситуация в городе накалилась: на улицы вышло около двадцати тысяч человек, и манифестации быстро переросли в политические. Партийная делегация из Софии, прибывшая в Пловдив, была забросана камнями.

Милиция открыла по протестующим огонь... По разным источникам, погибло от 3 до 9 человек. И несколько сотен было арестовано, некоторые получили длительные сроки заключения.

Социальная напряженность снизилась после смены в руководстве компартии Болгарии в 1954 году «верного сталинца» Вылко Червенкова на Тодора Живкова. Живков станет «болгарским Брежневым», будет руководить компартией и страной бессменно до самого краха социализма в 1989 году и получит от болгар ироничное прозвище «тато» («папаша»).

В Болгарии живковской поры профсоюзное членство приблизилось к ста процентам; за профсоюзами — задача «коммунистического воспитания трудящихся» и распределения социальных бонусов. Лишь в 1987 году, на фоне горбачевской перестройки и накануне краха коммунистической власти, болгарские профессиональные организации получат частичную автономию от государства и партии в принятии внутренних решений и даже задумаются о возвращении добровольного членства...

Но наступающие крутые перемены к тому времени уже не остановить.

ТРУДНОСТИ ПЕРЕХОДА

1989 год. В Берлине крушат Стену; «нерушимый» социалистический блок трещит по швам. Не исключение и Болгария — в «шестнадцатой республике» казавшийся вечным «тато» Живков отправлен в отставку партийными реформаторами. По всей стране идут демонстрации.

В 1990 году БКП добровольно отказалась от монополии на власть и объявила о смене платформы: вместо марксистко-ленинской идеологии — «реформаторский социализм» и курс на построение социально ответственной рыночной экономики. БКП, переименованная после ребрендинга в Социалистическую партию Болгарии, приняла участие в первых после войны свободных выборах — и даже получила на них большинство голосов, проиграв, однако, во всех крупных городах.

На профсоюзном поле перемены начались еще до отставки Живкова. В феврале 1989 года впервые за долгие десятилетия в Болгарии о себе заявили негосударственные организации работников. В Пловдиве прошел учредительный съезд Независимой конфедерации труда «Подкрепа» («опора», «поддержка»). Основанная как организация работников интеллектуального труда, она быстро начала набирать сторонников и среди рабочих. «Подкрепа» поддержала массовые акции протеста против коммунистов, ее в Болгарии все чаще стали впрямую сравнивать с польской «Солидарностью»...

Вызовы времени очевидны и для БПС. В 1990 году Центральный совет БПС объявил о разрыве с партийностью. Профцентр преобразован в Конфедерацию независимых синдикатов Болгарии — КНСБ (Конфедерация на независимите синдикати в България) и влился в протестное движение болгарских работников.

Если политическая трансформация в Болгарии прошла сравнительно гладко (особенно если сравнивать с соседями по региону, Румынией и Югославией), то экономических трудностей гражданам страны в девяностые, которые в Болгарии прозвали «эпохой перехода», довелось пережить с лихвой. Ко второй половине десятилетия три четверти граждан страны оказались за чертой бедности. Львиная доля промышленных предприятий страны не вынесла условий свободного рынка.

Экономические проблемы вывели на улицы сотни тысяч людей. Особенно тяжелыми для Болгарии стал конец 1990 года, когда первые итоги реформ отозвались опустевшими полками магазинов, и 1996–1997 годы, когда на страну в один момент свалились гиперинфляция, массовое закрытие банков и продовольственный и политический кризис. Толпа берет штурмом Народное собрание, страна охвачена всеобщей забастовкой, рабочие перекрывают дороги...

Затем — получение кредитов МВФ, приватизация и дальнейший распад социалистического промышленного наследства. Болгарский «переход» растянулся на долгие годы. Наконец в 2007 году страна получила «счастливый билет» в ЕС — чтобы стать в этом престижном клубе самым бедным членом и поставщиком дешевого труда в страны «старой» Европы...

Профсоюзы Болгарии: страницы истории

«Луканова зима», 1990–1991 годы

Начало посткоммунистического периода в Болгарии — это не только массовая эйфория и предчувствие перемен, но и острый товарный и продовольственный дефицит. Пик кризиса пришелся на рубеж 1990–1991 годов: страна оказалась на грани реального голода. Этот период получил название «Луканова зима» (по имени тогдашнего главы правительства, реформатора и экс-коммуниста Андрея Луканова).

Ответом на кризис стали массовые протесты. В июне по университетам страны прокатилась волна студенческих стачек, а в ноябре в Болгарии началась первая в ее современной истории общенациональная забастовка. У руля ее встала «Подкрепа» — а позже к протесту (после некоторых колебаний) присоединилась и КНСБ. Забастовки «Лукановой зимы» привели в начале 1991 года к отставке непопулярного правительства.

КОНКУРЕНТЫ-СОТРУДНИКИ

КСНБ и «Подкрепа» смогли найти общий язык еще в 1990 году; два профцентра и сейчас продолжают успешно сотрудничать и координировать усилия.

«Слава богу, оба профсоюза шли собственным путем, отдалившись от тех сил, к которым, как говорят, были в свое время близки: “Подкрепа” — от правых, а старые профсоюзы — от левых. Поэтому они могут претендовать на независимость», — охарактеризовал современное положение дел нынешний генсек КНСБ Пламен Димитров.

КСНБ, наследница профсоюзной империи ЦСПС-БПС, и сейчас остается крупнейшей негосударственной организацией Болгарии (около 600 тысяч членов). «Подкрепа» держит стабильное второе место (около 150 тысяч). В ее составе сегодня — федерации и профсоюзы работников всех основных отраслей, включая даже священников, которые смогли организоваться в 2010 году, несмотря на ярое противодействие священноначалия. (Впрочем, профсоюз в Болгарской православной церкви существовал еще до войны, но это другая история.)

КНСБ и «Подкрепа» делят между собой профсоюзное поле Болгарии, практически не имея других серьезных конкурентов.

Иные появившиеся в посткоммунистическое время объединения, такие как созданный в 2010 году анархистский Автономный рабочий синдикат — АРС или учрежденный в 2013 году Общий рабочий союз синдикатов — ОРСС, считающий себя преемником довоенного ОРСС, не могут сравниться с двумя лидерами ни по мощи, ни по количеству членов. И не имеют права представлять работников на национальном уровне.

Профсоюзы Болгарии: страницы истории

Национальная забастовка учителей, 2007 год

Осенью 2007 года десятки тысяч работников образования Болгарии вышли на забастовку с требованием повысить расходы на отрасль и увеличить зарплаты в школах (на тот момент болгарский учитель получал в среднем около 300 долларов в месяц). Несмотря на непрекращающиеся переговоры, забастовка продлилась 42 дня, став одной из мощнейших акций трудового протеста в современной истории Болгарии.

Предпосылкой для забастовки стало вступление Болгарии в ЕС: стандарты труда учителей в республике оказались несравнимы с европейскими. Стачка затронула большую часть школ страны, практически парализовав учебный процесс.

«Без сомнения... забастовка болгарских учителей 2007 года является самой знаковой не только для эпохи перехода [к свободному рынку], но, можно сказать без преувеличения, для всех последних ста лет», — считает глава КНСБ Пламен Димитров. Стачка привела к серьезным переменам в сфере образования: зарплаты работников были повышены почти в полтора раза; деньги были найдены за счет масштабной ликвидации малокомплектных школ.

КОГО ПРЕДСТАВЛЯЕМ?

Переход к рынку серьезно сказался на общем проценте профсоюзного членства среди работающих граждан, как можно догадаться исходя из названной выше современной численности профсоюзов. Закрылись многие фабрики и заводы-мастодонты (кто теперь вспомнит, например, выпускавшиеся в стране автобусы «Чавдар»?), широко пророс малый частный бизнес — и стопроцентное членство рабочих, характерное для эпохи ЦСПС/БПС, осталось в прошлом.

В профсоюзах, входящих в КНСБ и КТ «Подкрепа», состоит лишь около 20% работающих граждан страны; доля прочих профцентров здесь настолько невелика, что статистической роли не играет.

Профсоюзы в современной Болгарии уже не являются единственной формой рабочего представительства. Закон позволяет рабочим организовывать «всеобщие собрания», право на созыв которых есть как у профсоюза и работодателя, так и у инициативных групп работников (не менее 10% от общего числа). С начала 2000-х годов на таких собраниях работники могут избирать представителей для защиты своих прав перед работодателем и государством. Хотя эти альтернативные институты пока не получили в Болгарии особого развития.

Сегодня главный вид коллективных соглашений в Болгарии — колдоговоры на уровне предприятий. Что скрывать: болгарские работодатели, как правило, не горят энтузиазмом обременять себя еще и отраслевыми соглашениями. И если те заключаются, то в львиной доле случаев будут дублировать нормы Трудового кодекса. (Знакомо, не так ли?)

В Болгарии коллективные соглашения распространяются только на членов профсоюза (если обратное не согласовано с самими профсоюзами!), так что лишь около трети работников страны пользуется их благами. Конечно, ситуация может серьезно разниться от отрасли к отрасли: в госсекторе коллективные соглашения будут охватывать около 90% работников, в крупной промышленности — 40–50%. А вот в малом бизнесе эти показатели будут нулевыми...

Кто же защитит работников малых предприятий (или, например, ретейла), где с профсоюзным представительством, как и в России, в Болгарии дела обстоят хуже некуда?.. Закон теоретически дает возможность распространять отраслевое коллективное соглашение на всех работодателей, если под ним будут стоять подписи обоих «представительных» профсоюзов (КНСБ и КТ «Подкрепа») и основных четырех объединений работодателей.

Но — увы! — Болгария по-прежнему держит последнее место в Евросоюзе по уровню зарплат, уступая даже Румынии; в 2018 году — около 600 долларов (хотя этот показатель в последние годы рос довольно быстро).

Самые молодые и активные уезжают из Болгарии, пользуясь открытостью европейских границ. В 2015 году за пределами страны трудилось около 2,5 млн ее уроженцев, а это больше показателя активности на рынке труда внутри Болгарии (2,2 млн). Утешает одно: поток эмиграции постепенно спадает, а часть уехавших возвращается в страну.

Каким бы трудным ни был затянувшийся переходный период, всему когда-нибудь есть конец.

Автор материала:
Александр Цветков - Стачка по-тесняцки
Александр Цветков
E-mail: cwietkow@yandex.ru
Читайте нас в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе последних событий
Последние материалы по тегу:
Новости Партнеров
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте

Для добавления комментариев вам необходимо авторизоваться
Новости СМИ2


Киномеханика