Эхо наших публикаций

Поговорим о правах

“Солидарность” обвинили в нападках на власть

В “Солидарности” № 44 была опубликована статья “Объявлены несуществующими”, в которой рассказывается о результатах проверки компании ОАО “НК “Роснефть”. По обращению межрегиональной профорганизации компании проверку провела Госинспекция труда в Москве, выявившая... отсутствие в “Роснефти” каких-либо профсоюзных структур. Мы обратились в Госинспекцию труда и попросили разяснить основания для подобного вывода. Ответ был получен 18 декабря.


ПРЕДЫСТОРИЯ


Межрегиональная профорганизация ОАО “НК “Роснефть” была образована 5 февраля 2008 года и по сей день пытается начать социальный диалог с руководством компании. Сторона работодателя проигнорировала предложения МПО о вступлении во взаимные консультации по вопросам регулирования трудовых отношений работников дочерних обществ компании. МПО 14 октября обратилась в Государственную инспекцию труда в Москве (№ 39, 2008). На заявление МПО пришел ответ за подписью начальника отдела, главного государственного инспектора труда О.Н. Лабазовой. В нем сообщалось, что нарушений, указанных в заявлении МПО, проведенная проверка в ОАО “НК “Роснефть” не нашла. Да и не с кем компании вступать в консультации, поскольку “профессионального союза и его объединений, либо иных профсоюзных организаций, предусмотренных уставами общероссийских, межрегиональных профсоюзов”, согласно выводу Госинспекции труда, в компании нет.


ГОСТРУДИНСПЕКЦИЯ ОТВЕЧАЕТ

На официальный запрос “Солидарности” на имя О.Н. Лабазовой с просьбой обосновать сделанный вывод пришел официальный же ответ за подписью заместителя руководителя Государственной инспекции труда в г. Москве (по правовым вопросам) М.Ю. Малюги. В первой части автор приводит ряд статей ТК РФ, на основании которых строится социальное партнерство. Так, ч. 2 ст. 29 ТК РФ устанавливает сторону, представляющую интересы работников перед работодателем, в том числе в коллективных переговорах. Напомним, это - первичная профсоюзная организация или иные представители. Далее М.Ю. Малюга приводит ст. 31 ТК РФ, касающуюся случаев, когда представлять интересы всех работников предприятия может избранный из числа работников иной представитель (представительный орган). И следом за этим упоминает ч. 3 ст. 36 ТК РФ, которая определяет лица и органы, не имеющие прав на представительство интересов работников перед работодателем, а также ч. 1 ст. 35 ТК РФ, которая определяет роль комиссии из наделенных полномочиями представителей сторон для обеспечения, регулирования и решения различных вопросов социально-трудовых отношений.


Затем, напомнив, что “одним из основных принципов социального партнерства, предусмотренных статьей 24 Трудового кодекса Российской Федерации и статьей 3 Федерального закона “О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности”, является добровольность принятия сторонами на себя вышеуказанных обязательств”, М.Ю. Малюга переходит непосредственно к ответу на обращение “Солидарности”.


Цитируя статью “Объявленные несуществующими”, а именно: “...в результате проверки и межрегиональная профорганизация, и ее первички, многие из которых действуют уже много лет в филиалах компании на местах, были признаны несуществующими...” - М.Ю. Малюга обосновывает отсутствие филиалов в ОАО “НК “Роснефть” в соответствии с уставом Общества. В частности, п. 6.5. ст. 6 устава “свидетельствует о том, что Общество имеет 11 своих представительств, при этом сведения о наличии в ОАО “НК “Роснефть” каких-либо филиалов в вышеназванном Уставе отсутствуют”.


Далее М.Ю. Малюга ссылается на письма вице-президента ОАО “НК “Роснефть” С.В. Караганова в Госинспекцию труда в Москве: “По состоянию на 09.12.08 в ОАО “НК “Роснефть” и ее обособленных структурных подразделениях отсутствуют профессиональные союзы и их объединения, либо иные профсоюзные организации, предусмотренные уставами общероссийских, межрегиональных профсоюзов”, - написал г-н Караганов. “Следовательно, Межрегиональная профсоюзная организация ОАО “НК “Роснефть” Профессионального союза работников нефтяной, газовой отраслей промышленности и строительства Российской Федерации не является как первичной организацией ОАО “НК “Роснефть”, так и иным представительным органом работников”, - заключает М.Ю. Малюга.


А в завершающих строках ответа на запрос “Солидарности” заместитель руководителя Госинспекции труда в Москве напоминает, что госинспекторы, “в соответствии со статьей 359 ТК РФ, при осуществлении своих прав и исполнении обязанностей являются полномочными представителями государства и находятся под его защитой, независимы от государственных органов, должностных лиц и подчиняются только закону”. В связи с чем (цитирую далее) “настоятельно рекомендуем Вам опубликовать опровержение на статью “Объявлены несуществующими” от 26 ноября - 3 декабря № 44 (674) 2008 года, в которой была дана оценка проведенной проверки в ОАО “НК “Роснефть”, а также публично принести свои извинения начальнику отдела - главному государственному инспектору труда Государственной инспекции труда в городе Москве Лабазовой О.Н.”. В противном случае Госинспекция труда в Москве грозит обратиться в Генпрокуратуру РФ “с заявлением о вмешательстве в деятельность государственного органа”. А непосредственно г-жа Лабазова О.Н. - с иском в суд “о защите чести, достоинства, деловой репутации”.


ПОЗВОЛИМ СЕБЕ...

Во-первых, позицию Госинспекции труда в Москве мы публикуем. Правда, опровержением это назвать трудно. Да и непонятно, что нам предлагают опровергать. Не цитаты же из ответа той же Госинспекции труда на обращение МПО ОАО “Роснефть”, приведенные в статье “Объявлены несуществующими”? И не высказанное там же мнение председателя МПО Евгения Черепанова? Единственное, что мы можем опровергнуть, так это то, что назвали представительства компании ее филиалами: ошиблись - приносим извинения. Ни оценок проверки, ни оценок ответа госинспектора О.Н. Лабазовой в статье просто нет. Но редакцию действительно поразил сделанный госинспектором вывод об отсутствии профорганизации, создание которой признано самой компанией на ее официальном сайте. Именно это мы и просили Госинспекцию труда в Москве разъяснить. К тому же мы сообщили в публикации о нашем запросе в Госинспекцию труда, тем самым заранее предоставив возможность последней высказать свою точку зрения на страницах газеты.


Во-вторых, заметим, что в законе РФ “О средствах массовой информации” речь идет о свободе СМИ - за исключением предусмотренных данным законом случаев. При подготовке статьи “Объявлены несуществующими” ее автор использовал официальный документ - ответ Госинспекции труда, а также мнение официального лица - председателя МПО.


В-третьих, согласно ст. 19 Конституции РФ перед законом и судом все равны. Напомним, что Центральная профсоюзная газета “Солидарность”, осуществляя свою законную деятельность на территории РФ, наравне с другими субъектами находится под защитой российского законодательства.


Материал подготовила Наталья КОЧЕМИНА


КОММЕНТАРИЙ ЮРИСТА

Поскольку пояснения Госинспекции труда идут вразрез с мнением МПО ОАО “НК “Роснефть”, за комментарием мы обратились к главному правовому инспектору труда межрегиональной профорганизации Руслану Кильметову. Он напомнил, что в соответствии с ФЗ РФ от 12.01.1996 № 10-ФЗ профсоюзы самостоятельно разрабатывают и утверждают свои уставы, положения о первичках и структуру. А в п. 5.2 устава Нефтегазстройпрофсоюза РФ сказано, что в структуру профсоюза входят также и межрегиональные профорганизации. Согласно п. 7.5.1 устава они защищают права и интересы членов НГСП и профорганизаций, участвуют в осуществлении социального партнерства и сотрудничества с работодателями, действуют на основе своих уставов, утверждаемых их конференциями.


Далее Руслан Кильметов пояснил:

- Межрегиональная профорганизация ОАО “НК “Роснефть” была создана для осуществления социального партнерства с нефтяной компанией “Роснефть”, имеющей разветвленную сеть дочерних (зависимых) обществ в различных субъектах РФ, на учредительной конференции 5 февраля. Ее делегатами стали представители первичных и объединенных профорганизаций дочерних компаний “Роснефти”. Делегаты избрали председателя и приняли устав МПО. На учредительной конференции МПО присутствовали и представители самой нефтяной компании.


Рассказывая о создании межрегиональной профсоюзной
организации ОАО “НК “Роснефть”, официальный сайт “Роснефти” сообщает:

“Выступая перед делегатами, вице-президент “Роснефти” Сергей Караганов заверил присутствующих в том, что создание атмосферы стабильности и уверенности в завтрашнем дне для каждого работника компании станет основной идеей совместной работы созданного профсоюза и руководства компании. Он подчеркнул, что представители руководства НК “Роснефть” всегда готовы к сотрудничеству и конструктивному диалогу и призвал к совместной работе “не путем ультиматумов в отношении повышения зарплат для работников, но совместным сокращением затрат и повышением эффективности производства для того, чтобы перераспределить полученные средства в социальную сферу”.


Повторю, что эта цитата взята не откуда-нибудь, а с официального сайта “Роснефти”, и написан этот текст не кем-нибудь, а Управлением информации самой компании в заметке от 5.02.2008 “Профсоюзы “Роснефти” создали межрегиональную профсоюзную организацию”.
(http://www.rosneft.ru/printable/news/news_in_press/05022008.html)


Учрежденная межрегиональная профорганизация приобрела права юридического лица, поскольку зарегистрирована в соответствии с федеральным законодательством о госрегистрации юридических лиц с учетом специального порядка регистрации общественных организаций.


Свои выводы Государственная инспекция труда в г. Москве обосновывает ссылками на статьи Трудового кодекса РФ, регулирующие порядок участия работодателей и работников в коллективных переговорах по подготовке, заключению или изменению колдоговора (ч. 2 ст. 29, ст. 31, ч. 1 ст. 35, ч. 3 ст. 36). С этими ссылками можно согласиться, но они не имеют никакого отношения к ситуации, сложившейся во взаимоотношениях вышеупомянутых сторон. Более того, по данным фактам МПО не направляла каких-либо заявлений в государственную инспекцию.


Обратившись к заявлению, мы увидим, что в соответствии с абз. 3 ст. 27 ТК РФ МПО обратилась к компании “Роснефть” с предложением вступить во взаимные консультации по вопросам регулирования трудовых отношений и иных непосредственно связанных с ними отношений, обеспечения гарантий трудовых прав работников дочерних (зависимых) обществ компании. В данном случае это предложение трактуется действующим трудовым законодательством как иная форма социального партнерства по отношению к форме “участие сторон в переговорах по подготовке, заключению, изменению колдоговора” (перечень форм соцпартнерства см. в ст. 27 ТК РФ).


Таким образом, госинспектор в силу неизвестных субъективных причин, если так можно выразиться, “пошел по ложному следу”: в данном случае не требовалось устанавливать процессуальное положение сторон по отношению друг другу, поскольку этого не требует такая форма социального партнерства, как взаимные консультации. И реализовать эту форму социального партнерства согласно п. 1 ст. 29 ТК РФ могут следующие представители работников: как сами профсоюзы, так и иные профорганизации, предусмотренные уставами общероссийских профсоюзов. Правоспособность МПО на реализацию данной формы соцпартнерства от имени НГСП подробно описана выше.


Изложенное выше свидетельствует о неправильном применении госинспектором положений Трудового кодекса в силу неверного толкования представленных в заявлении МПО фактов либо в силу невнимательности при изучении приложенных к заявлению документов.


С чем можно согласиться, так это с выводом государственной инспекции о том, что в ОАО “НК “Роснефть” нет филиалов. Действительно, устав компании свидетельствует об их отсутствии. К слову сказать, инспекция противопоставляет компанию и МПО по факту того, что понимает под ОАО “НК “Роснефть” только центральный аппарат управления компанией (ЦАУК) и 11 представительств, по отношению к работникам которых г-н Богданчиков и вышестоящие коллегиальные органы выступают работодателем. Поскольку в ЦАУК отсутствует первичная профорганизация, делается вывод: не с кем заключать колдоговор, а так как МПО прав на представительство интересов работников ЦАУК никто не делегировал, следовательно, она и не может направлять предложение о вступлении в коллективные переговоры по подготовке, заключению или изменению колдоговора. Зная существующую коллизию, МПО пошло путем реализации иной формы социального партнерства, о чем тоже сказано выше.
Читайте нас в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе последних событий
Новости Партнеров
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте

Новости СМИ2


Киномеханика