Экономика

В ожидании молочного бунта

60 копеек за литр платят сейчас молокозаводы Сумщины на Украине непосредственным производителям молока. При этом себестоимость его производства для сельских тружеников составляет 80 копеек. Переработчики утверждают, что столь низкие цены связаны с запретом России на ввоз украинской молочной продукции. На днях в российских СМИ появилась информация о начале акции протеста в пяти районах Сумщины.

Если еще в начале зимы молокозаводы закупали молоко у производителей по 1 гр. 10 коп. за литр, то в январе закупочные цены упали до 40 - 60 коп. В то же время, по экспертным оценкам, для того, чтобы молочное животноводство было рентабельным, закупочная стоимость литра молока не должна быть ниже 1 гр. 20 коп. за литр. Таким образом, сельским труженикам приходится не только работать практически бесплатно, но и покрывать из собственных средств неизбежные убытки от производства молока, то есть фактически кормить животных за свой счет.

Из пяти районов Сумщины, в которых, по данным СМИ, проходили акции протеста, инициированные местными властями, в трех нам этой информации не подтвердили. “У нас селяне митинговать не приучены, они между собой обсуждают, но чтобы митинги или забастовки - такого не было”, - сказал по телефону корреспонденту “Солидарности” дежурный по Тростянецкой районной раде. То же самое заявили и в Лебединской районной администрации и администрации Великописаревского района. Только в Ахтырском районе, по словам специалиста сельскохозяйственного управления, прошел митинг, но крайне малочисленный.

Инспектор по качеству сельскохозяйственного управления Великописаревского района Анатолий Игнатенко считает, что это связано с тем, что сельские труженики сейчас боятся, что закупочные цены могут упасть еще ниже - до 20 коп. за литр, поэтому сидят пока тихо.

По его же словам, двукратное снижение закупочных цен на молоко переработчики объясняют тем, что их продукции был закрыт доступ на российские рынки. Однако в действительности, по словам Анатолия Игнатенко, столь сильной увязки тут нет - завод, закупающий молоко в Великописаревском районе, был ориентирован на внутренний рынок, и действия российского правительства тут совершенно ни при чем. После того, как специальные комиссии, организованные для выяснения обстоятельств снижения цен, пришли к такому выводу, о вине российских властей говорить перестали, но закупочные цены все равно так и не вернулись на прежний уровень.

Учитывая, что большинство колхозов Сумщины давно развалились и никаких других доходов, кроме средств от продажи молока, у сельских тружеников не осталось, сложившаяся ситуация вряд ли будет продолжаться долго. Пока они не митингуют, а только обсуждают что-то между собой, боясь дальнейшего снижения закупочных цен. Но если оно произойдет или если хотя бы цены не будут подняты до нормального уровня, - можно будет ожидать довольно масштабных выступлений.

А ЧТО С МОЛОЧНИКАМИ В РОССИИ?

"Солидарность" поинтересовалась, каково же в настоящее время положение производителей молока в нашей стране? Какие установлены закупочные цены и обеспечивают ли они рентабельность предприятий?

Председатель ЦК профсоюза работников АПК РФ Наталия АГАПОВА:


- Сегодня по Московской области средняя закупочная цена на молоко составляет 7 руб. за литр. Данных по России не существует. В каждой области, на каждом предприятии кто как умеет - тот так и договаривается
Для большинства предприятий Московской области производство молока рентабельно. Но это что называется, “фифти - фифти”, на грани фола. Все равно такие цены не дают возможностей для воспроизводства и развития предприятий. Если сравнить стоимость литра молока со стоимостью бутылки воды, то молоко получается дешевле воды, которая просто бьет из земли. Конечно, для того чтобы воду очистить и разлить по бутылкам, нужно оборудование - но все равно там образуются сверхприбыли. А у нас надо животных покормить, помыть, подоить, - и в лучшем случае получить за это 7 руб. за литр.

Раз в два года мы обязательно проводим акции протеста, но сейчас пока ничего не планируется.

Государство, конечно, должно участвовать в регулировании цен. Это обязанность государства - оно должно искать механизмы. Но и нашим тоже надо быть похитрее и поумнее. Сейчас восстановленное молоко (которое делается из сухих концентратов) продается по 29 - 30 руб. Живое, свежее качественное молоко покупают по 7 руб., а восстановленное продают по 30. Нашим производителям надо писать, что у них молоко свежее, качественное, а не из порошка восстановленное. Оно и стоить должно совсем иначе. Я думаю - это, может быть, и фантазия, - но почему бы не 50 руб. литр? Потеряем мы потребительский рынок, если молоко будет стоить 50 руб.?

Из большого российского бюджета на агропромышленный комплекс, на сельское хозяйство выделяется около 1%, но сейчас, с учетом нацпроектов, ситуация немножко меняется. Но это касается только верхушки айсберга. В основе проблемы диспаритет цен сельскохозяйственной и промышленной продукции, энергии. Наконец, импорт нас совсем задавил.

Постоянно сталкиваются интересы тех, кто покупает молоко и кто производит. Производители пока проигрывают. Но выигрывают не только переработчики. Существенная доля в разнице между закупочными ценами и потребительскими уходит на транспорт, посредникам.

Пока у нас делаются только первые шаги по созданию снабженческо-бытовых кооперативов в рамках нацпроекта. Все хозяйства находятся за чертой города, а перерабатывающие предприятия - в городах. Своей переработки у сельхозпроизводителей еще очень мало. А может быть, она и не нужна по большому счету? Может быть, лучше кооперироваться, чтобы вместе сдавать молоко на предприятия, вместе договариваться о ценах? Это целая цепочка вопросов, которые надо решать.


Председатель Ивановского областного комитета профсоюза работников АПК Зоя КАМАЗЕНОК:

- Хотя техники недостаточно, хозяйства имеют прекрасные надои. Вот, например, колхоз имени Дзержинского Гаврилово-Посадского района получает с фуражной коровы 21,1 кг молока. Я в своей практике такого не помню! Но они не знают, куда его сдавать. Молока в области сейчас производится меньше, чем необходимо каждому человеку по медицинским нормам, но продать его мы все равно не можем.

Закупочные цены неделю назад составляли 5,70 руб. за литр, а сейчас даже и не знаю - может быть, и пяти нет. Эти цены не окупают затрат даже на электроэнергию, доставку молока на перерабатывающие предприятия. А закупщики полагают, что они платят достаточно, тем более - если им все равно привозят молоко и просят: “Примите, пожалуйста, примите”, - как комар над ухом. Чтобы хоть как-то выкрутиться, везут за тридевять земель, в Суздаль, в Кострому - из района в район, пока молоко не прокисает и цена его не становится три рубля. Вот так у нас “поднимают заработную плату”.

28 июня у нас будет проводиться совет Федерации профсоюзов АПК под лозунгом “Человеку труда - достойную зарплату”. Но если экономических условий нет, то о какой заработной плате можно вести разговор?...

А у профсоюза, кроме разговоров, какие мероприятия? Провели в мае расширенное заседание, где решили принять обращение в адрес тех, кто должен регулировать деятельность. Приняли, направили в Государственную думу, в Областную думу, в правительство. Что мы еще можем - вылить молоко на улицу? Не доить коров? Мы уже не доили коров, когда у нас отключали электроэнергию...

Национальный проект развития АПК пока ничего не дал, хотя об этом и много говорят. Выделены средства только мелким товаропроизводителям, личным подсобным хозяйствам. Основным же производителям - нет кредитов, да и базы у них нет, чтобы получить кредиты для дальнейшего развития. А они нужны для модернизации животноводческих помещений, приобретения племенного скота и прочего. Кроме того, все очень сложно оформляется...

Мы, конечно, будем стараться, разъяснять, сотрудничать с хозяйственниками, помогать в решении этих вопросов. Но для людей ведь пока гром не грянет - они не перекрестятся. Как коснется каждого - тогда только начинаем оглядываться.

Иногда разговариваешь с руководителями - и не знаешь, с какой стороны поддержать их в этих вопросах. Не знаешь, потому что пытаешься войти в положение, а они: “А чего толку от того, что ты входишь в мое положение? Вот давайте! Давайте! Вот дайте нам кредит!” Но разве я его даю, этот кредит? Разве я создала правила игры, согласно которым они должны брать эти кредиты? Нет, конечно! Это другие структуры.

Мне кажется, это настолько наболевший вопрос, что уже и говорить о нем не хочется. Но если все будем кричать вместе глядишь, что-то и изменится. Нужно единение в решении вопросов. Но пока этого единения не получается.

Материалы подготовил Сергей КОЗЛОВСКИЙ
Читайте нас в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе последних событий
Новости Партнеров
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте

Новости СМИ2


Киномеханика