Top.Mail.Ru
Экономика

Солнечный камень

Запасов янтарных месторождений Калининградской области хватит еще как минимум на 500 лет

ДОБЫЧА ПО-НАШЕМУ

Считается, что янтарь выбрасывает волнами на берег моря. Так оно и было много веков назад, так оно и происходит, наверное, сейчас – но уже гораздо реже, чем раньше. Еще 20 лет назад, когда нынешний председатель Янтарного союза Михаил Симуков был военнослужащим и делал для своей будущей жены поделки из янтаря, ему приходилось не столько гулять по берегу моря в поисках заветного камня, сколько нырять за ним на глубину. “Застудил себе все на свете по молодости, - признается Михаил Александрович. – И сейчас, конечно, можно встретить чудаков, которые янтарь на пляже ищут, да только хорошего камня там не найдешь”. Сейчас янтарь добывают, в основном, из-под земли. Раньше, когда поселок Янтарный назывался Пальмникен, то есть при немцах, камень разрабатывали шахтным способом – единственная шахта под названием “Анна” сейчас засыпана, а ее ресурс выработан. Теперь же солнечный камень, как обыкновенный уголь, добывают в Янтарном из открытого карьера.

Единственный в мире комбинат, поставивший на промышленную основу добычу и обработку янтаря, – ГУП “Калининградский янтарный комбинат” - активно ведет на данный момент разработки двух таких открытых карьеров - обычного и “пляжного”, расположенного практически на берегу моря. Впрочем, ресурс пляжного карьера уже тоже почти полностью выработан – одинокая драга, которая работает на нем и от которой меня прогнали подоспевшие охранники, промывает остатки янтароносного грунта в поисках мелочи. Скоро, как объяснили мне сотрудники комбината, пляжный карьер будет затоплен. Так что, фактически, остается только большой.

Добычей занимаются только восемьдесят из почти полутора тысяч сотрудников Янтарного комбината – четыре смены по двадцать человек. Четыре шагающих экскаватора, самый маленький из которых весит триста тонн, и несколько бульдозеров обеспечивают доступ к так называемой “голубой земле” - богатейшему янтароносному слою, расположенному под тридцати - сорокаметровой толщей пустой породы. Этот слой разбивается гидропушками и в виде пульпы (взвеси породы в воде) транспортируется по трубопроводу на обогатительный комбинат. Там для отделения янтаря от породы используется одна его физическая особенность - в соляном растворе янтарь обладает плавучестью. Всплывший янтарь сортируется на несколько категорий по размеру. Самые крупные куски (“фракции”) идут на ручную обработку – из них делают статуэтки, скульптуры, средние - на кулоны, броши, серьги, брелоки, сувениры и прочие работы, мелкие - на бусы, особо мелкие (даже не восьмая фракция, а просто “песок”) - на янтарные картины, на прессовку, плавку либо изготовление лаков и янтарной кислоты.

“ЯНТАРНОЕ ПОДПОЛЬЕ”

- У нас янтарем не занимается только ленивый, - начал свой рассказ наш калининградский гид, предприниматель Олег Данилин (по просьбе собеседника фамилия изменена – А.Ч.). - Однако настоящих знатоков мало.

Сам Олег много лет занимался скупкой, обработкой, вывозом в Польшу и Литву, а в первое время и добычей янтаря – нелегальной, поскольку закона, аналогичного тому, что регламентирует права и обязанности тех же золотискателей, для янтарщиков не существует. По его словам, сейчас, как и раньше, наибольшей популярностью на рынке пользуются инклюзы – камни с инородными включениями. “Инклюз с ящерицей внутри может стоить до ста тысяч долларов”. “Мушек” и разных прочих “стрекоз” сам Олег сдавал западным покупателям намного дешевле – от трех долларов за штуку. “Однако их, на самом деле, встречается очень много. Помню, я сдавал их одному датчанину килограммами и за один месяц заработал тридцать тысяч долларов”.

В Муромском, поселке, находящемся очень далеко от моря, еще совсем недавно для добывания янтаря копали шурфы – огромные ямы шириной три на три и глубиной свыше пяти метров. Олег показал мне поле, когда-то, по его словам, сплошь изрытое подобными шурфами – с наступлением темноты окрестная и приезжая беднота, в основном бомжи и алкоголики, устремлялась на добычу “янтарика”. Поле уже распахано и заросло, а полузасыпанные ямы сохранились лишь в лесу. “Раньше здесь часто ездил патруль от какой-то охранной фирмы, реже устраивали рейды менты. Меня однажды прямо тут замели, возле ямы. Но лучше было сдаваться ментам – чоповцы просто избивали старателей до потери сознания”.

Частные охранники в Муромском лютуют по-прежнему. Однако сейчас старателей стало намного меньше – охрана усилена, да и появился у местных мужичков менее опасный заработок. Землю в окрестностях поселка скупила некая московская фирма, имя владельца которой не известно ни местным жителям, ни серьезным калининградским бизнесменам. Существует легенда, что компания работает якобы под “крышей” ГРУ – Главного разведывательного управления Министерства обороны. Фирма дает местным работу – единственный свежий шурф на когда-то изрытом старателями поле (он виден издалека – гора голубой глины как остров в море зеленой травы) выкопан нанятым ею экскаватором. По словам сотрудников расположенной по соседству свалки, экскаватор уже угнали в райцентр, в Зеленоградск. А вот бульдозер бросили здесь же, на свалке – он отличается от такой же машины, работающей на разгребании мусора, не только исправностью, но и кусками голубой глины, прилипшими к гусеницам и отвалу. Так вот, на промывке голубого янтароносного грунта муромские бедняки зарабатывают по пять тысяч рублей в месяц. Добытый янтарь, естественно, они обязаны сдавать на месте – да и промывка происходит под присмотром охранников. Однако рытья карьеров или шахт фирма пока не начинает – предприниматели ждут закона о добыче янтаря, проект которого уже подготовлен.

“Нелегальная добыча” или, точнее, воровство янтаря продолжает оставаться одной из самых серьезных проблем государственного Янтарного комбината. Не удивительно – ведь заработок на комбинате, по словам его сотрудников, мало у кого превышает три тысячи рублей. А вот, как опять-таки гласят местные легенды, охранники, которых привозят сюда на работу самолетом из Санкт-Петербурга, зарабатывают по семьсот долларов.

- Вот, собственно, та яма на дне карьера, полная воды, и есть единственный источник янтаря на комбинате, - указывает вниз охранник Денис Лепешкин. Мы стоим на смотровой площадке карьера. – Это наш самый главный объект охраны. Когда стемнеет, сюда приходят воры – в основном дети и подростки. Прыгают, пытаются что-то вытащить. Мы их ловим и сдаем в милицию.

По словам рядовых сотрудников комбината, с приходом новой администрации (на предприятии действует система внешнего управления) воровство янтаря остановилось только на три месяца. А потом возобновилось с новой силой. “Выносим по-разному, - рассказывает одна из сотрудниц Янтарного комбината, фамилию которой мы, по понятным причинам, не указываем. – Поскольку при досмотре нас раздевают догола, то главным способом остается вынос янтаря в презервативах внутри тела”. “Про нас такую ерунду пишут, - смеется Денис. – Якобы нам йогурты в карьер носят! А как кормят? Да, питание за счет комбината, но… Вы в армии были? Так вот, кормят так же, как в учебке до присяги. Понятно?”

КОКУРЕНТЫ ГОСУДАРСТВЕННОЙ МОНОПОЛИИ

- На комбинате уже, к сожалению, традиции мастерства почти утеряны, - говорит генеральный директор ювелирной фирмы “Янтарная лагуна” Евгений Гладков. Перед тем, как создать свое производство, Евгений долгое время работал на комбинате главным технологом. – Дошло до того, что сейчас помощник внешнего управляющего Скворцов ко мне экскурсии водит – показать специалистам комбината, как надо работать.

Последнее Евгений произносит не без гордости. И ему действительно есть что показывать и сотрудникам комбината, и журналистам. Да и не только им – экскурсии по предприятию проходят для всех желающих. Единственное требование – не отрывать сотрудников от работы (“для беседы есть перерывы и обеденное время”). Кстати, тут никакой “потогонной системы” - обычный восьмичасовой рабочий день с перерывом на обед. По словам гендиректора, свою мини-фабрику он создавал не по комбинатовским, а по западноевропейским образцам – долго изучал, как организовано дело по обработке и производству изделий из янтаря в Польше, Литве, Дании, Швеции, Германии. Однако сырье бизнесмену приходится закупать именно у комбината, и потому Гладков отказывается комментировать сложившуюся там ситуацию.

Закупленный янтарь-сырец на “Янтарной лагуне” еще раз и более тщательно, чем на комбинате, промывают. Затем камень проходит шлифовку в специальных шлифовальных барабанах для снятия корочки окисла. Если шлифуются камни сложной формы, с выгнутыми поверхностями, то барабан наполняется особой шлифовальной пастой, куда одновременно с янтарем помещают небольшие кусочки дерева, которые и очищают поверхности, недостижимые для стандартной шлифовки. Янтарь проходит несколько шлифовочных барабанов с постепенно уменьшающейся зернистостью стенок. Некоторые камни подвергаются “калению” - термической обработке с целью создания особых внутренних микротрещин, которые эффектно преломляют солнечный свет и придают самоцвету особую игру. Финальным этапом обработки является полировка в барабане с войлочными стенами. После полировки янтарь попадает в умелые руки мастеров, которые создают особое обрамление для каждого камня, сверлят отверстия, крепят гарнитуру - создают окончательный продукт.

Комбинатовские две - три тысячи рублей в “Янтарной лагуне” зарабатывают только школьницы, которые занимаются сортировкой янтаря. Мастера зарабатывают по шесть - семь тысяч – очень хорошие для поселка Янтарный деньги. “После сокращений к нам приходили устраиваться на работу многие сотрудники комбината, - рассказывает сотрудница фирмы Ирина Редер. – Однако мы брали в штат только самых лучших”.

Готовый продукт – ювелирные изделия – “Янтарная лагуна” продает в местные и калининградские магазины. У фирмы есть и свой собственный магазинчик – именно через него гости попадают на мини-фабрику. Здесь продаются и дорогие изделия – ценой в несколько тысяч рублей, и дешевые маленькие брошки и брелоки. “Правда, для брелоков янтарь лучше не использовать, - говорит на прощание Ирина Редер. – Если янтарный брелок долго носить на связке ключей, он быстро исцарапается или треснет. По той же причине янтарь нельзя транспортировать или хранить в мешочках - он легко скалывается, перетираясь с другими янтариками. Хранить янтарь надо в шкатулках или коробочках, но отдельно от любого металла - цепочек, колец, прочих ювелирных украшений - иначе камень помутнеет. Он очень любит солнце, поэтому по возможности позволяйте ему полежать под прямыми солнечными лучами - от этого он приобретет какой-то свой внутренний, магический свет…”

Алексей ЧЕБОТАРЕВ


“А” - СПРАВКА

Основные потребители инклюзов – богатые арабы из Эмиратов, Кувейта, Саудовской Аравии. На Ближнем Востоке из этих камушков чаще всего делают даже не украшения, а обычные безделушки – четки, например.

Другие разновидности янтаря – белый, матовый и осветленный – ценятся ювелирами. Белый и матовый камень употребляется для изготовления кабошонов – это кругло ограненный камень, вставленный в оправу из золота или серебра. Из осветленного – природой или механически, в автоклаве – камня чаще всего делают бусы или серьги. Янтарь “чистый”, без инклюзов, не обязательно дешевле камня с инородным телом внутри. Все зависит от цвета, от фракции, в общем – от красоты камня.

Упомянутые “фракции” - это число миллиметров в диаметре. Самой мелкой считают восьмую (8 мм), а самородков крупнее 38 мм давно не видели ни на комбинате, ни на участках “диких” копателей. Цвет янтаря зависит также от места его добычи, даже если он был найден в пределах Калининградской области. “Светлый янтарь добывают на комбинате в поселке Янтарный. Похожий камень встречается только в месторождении Окуневка, что близ Балтийска. Янтарь, который выкапывают из земли в поселке Муромское Зеленоградского района, похож на украинский своим красноватым цветом, хотя немного светлее. Украинский янтарь – темный и почти ярко красный”.
Читайте нас в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе последних событий
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте



Новости СМИ2


Киномеханика