Блогпост

Десногорская атомная станция




Побывал на экскурсии на Смоленской атомной станции - в маленьком городке Десногорске. Видел все, стоял на реакторе, кушал форель, живущую в контурах охлаждения, и еще раз убедился, что атомная энергетика - большое благо и за ней будущее. Если, разумеется, пальцы в розетку не совать - в чернобыльском смысле этого выражения.



Сначала краткий ликбез - как работает атом. Есть эйнштейновская формула атомной реакции e=m*c2, понятнее даже так: e=m*90.000.000.000. Это значит, что из некой массы (m) можно получить энергии (e) просто невообразимое количество. В миллиарды раз больше, чем можно выжать из вещества при обычном горении. К примеру, если бы Солнце состояло из угля и просто горело (как в топке ТЭЦ), его массы хватило бы всего на 8000 лет свечения, но поскольку в нем идут ядерные реакции, солнце светит 10 миллиардов лет.

Слегка удивляет другое: несмотря на атомную индустрию и электронику, человечество в своих технологиях никуда не ушло от паровоза. Дело в том, что не придумано способа подсоединить к атомному реактору провод и получать дармовую энергию в виде электричества. Поэтому атомный реактор - это такой же котел для нагрева воды, которая превратится в пар, и этот пар будет делать полезную работу: двигать турбины, вырабатывающие ток.

Турбинный зал

Вот только в реакторе горит не уголь, а уран (если атомную реакцию можно назвать словом "горит"), и не так все просто с водой. Паровоз может выкидывать из трубы использованный пар, а на остановках наливать свежую воду. Реактор себе такого позволить не может - вода, побывавшая в нем, радиоактивна.

Насосы, вечно качающие по кругу т.н. грязную воду внутреннего контура

Отработанный пар следует снова остудить, и цикл повторится. Остудить его можно только за счет прохлады другой воды - чистой, наружной, которая с водой реактора не смешивается. Именно поэтому не существует атомных тепловозов и танков, зато успешно строятся атомные ледоколы и подводные лодки.

Атомной станции нужен большой водоем - озеро, вода которого охлаждает реактор, не касаясь радиоактивных частей. В Десногорске было построено здоровенное водохранилище на реке Десне, площадью 40 кв. км. Температура в нем всегда на 10 градусов выше, и оно не замерзает зимой. Озеро чистейшее, красивейшее - здесь водится рыба, сюда приезжают дайверы (зимой не замерзает, круто!). Радиационный фон - меньше, чем в Москве. Реально сам проверил своим дозиметром - меньше.

Дозиметрический контроль организован четко - на входе во внутренние помещения переодевание в спецодежду и несколько дозиметрических кордонов (с выдачей переходных тапочек для пробега между ними):



На входе каждому выдают личную бирку, по которой потом можно вычислить полученную дозу. Доза, которую получают работники станции, довольно смехотворна - за год она сравнима с парой снимков челюсти в рентгеновском кабинете. На выходе - дозиметрист, липучка для очистки обуви и обязательный проход через дозиметрические турникеты:




Сердце атомной станции - реактор РБМК-1000, их тут три. Реактор состоит из стержней ТВЭЛ (урановое топливо) и расставленных между ними систем управления реакцией. Число стержней - 1661 (на дальнем плане ребята нашей группы заглядывают в резервуар-отстойник, о котором речь пойдет ниже):



Каждый стержень (ТВЭЛ) длиной метров шесть, и еще примерно столько же занимает "рукоятка", которая опускает его в недра. Свежий ТВЭЛ не опасен - можно стоять рядом с ним и трогать руками. Вот они, палочки, висят заготовленные:



Попав в реактор, ТВЭЛ активируется и начинает работу. Он "горит" в реакторе года три, затем его надо менять. Какой-то из 1661 меняют в каждую ночь. Справа мы видим синюю трубу - это машина, которая меняет стержни:



Эта штука ездит над реактором, как клешня известного игрального автомата, вытягивающего игрушки из прозрачного ящика. Выставившись в нужное место, машина поднимает ТВЭЛ в свою трубу и ставит взамен новый. Вытащенный из реактора ТВЭЛ - страшная штука, он дико фонит, поэтому труба оборудована мощными слоями защиты. После смены ТВЭЛа реакторный зал наполнен запахом озона, как после грозы.

Отработанный ТВЭЛ долго не успокаивается - его прямо тут же, в реакторном зале, опускают в резервуар с водой на полтора года. Через шестиметровую толщу воды радиация не пробивается, видно лишь вторичное голубоватое свечение - эффект Черенкова. Отстоявшиеся ТВЭЛы упаковывают и увозят на переработку. Атомное топливо имеет забавную особенность: в процессе своего "горения" оно лишь становится мощнее. Уран превращается в плутоний - еще более сильное топливо, из которого можно уже делать атомные боеголовки или стержни для других реакторов - плутониевых.

Зал управления реактором - место, где человек и автоматика наблюдают друг за другом, друг другу не доверяя:



Чернобыльская авария вызвала настоящую паранойю в отрасли - системы защиты стали настолько многочисленными и изощренными, что уже граничат с маразмом. Но в первую очередь исключили человеческий фактор: мало ли, заговор, захват рубки, нервный срыв, некомпетентные приказы начальства - невозможно разогнать реактор, переключив управление на себя, как это было в Чернобыле. У оператора есть возможность по своей воле только заглушить реактор, но не разогнать. Главная кнопка на снимке внизу - АЗ-5, экстренная остановка реактора:



Вообще трагедия Чернобыля нанесла огромный вред всей атомной энергетике, усилив паранойю, но не дав никаких полезных уроков. Все и раньше знали, что любая стихия (огонь, вода, электричество, атом) может стать смертельной, если ей пользоваться по-дурацки. Памятник чернобыльской трагедии в Десногорске символизирует идиотизм случившегося:





А вот так выглядит форелевое хозяйство. Здесь разводят и другие ценные породы рыб:




Осталось сказать, что на Смоленской АЭС поражает серьезность, с которой продумываются и исполняются все инструкции. В чем-то это напоминает немецкую пунктуальность: всё продумано на все случаи жизни, всё на своем месте. Отпуск 72 дня. Явиться на работу в нетрезвом виде - попрощаться с должностью. Нельзя - это значит именно нельзя, а не "далан-те...". Только так с атомом можно работать.

Городок - чистейший, опрятный, покрашенный (я видел, как на улице красили поребрик, и без того абсолютно белый - весна, положено покрасить). Все пролески вокруг города тщательно убраны от веток и мусора: положено делать отборы проб, мусора быть не должно. Нет этой извечной провинциальной тьмы - ночью горят яркие фонари, на электричестве не экономят.

В городе 30 тысяч человек, из них 5 тысяч работают на атомной станции. Больница, роддом, физкультурный центр, множество людей с высшим образованием. Станция производит свыше 20 млрд киловатт-часов электроэнергии в год, снабжает всю Смоленскую область, Калужскую, не говоря уж о том, что громадную часть энергии экспортирует в Белоруссию. Станция в маленьком Десногорске - это 30% дохода в бюджете Смоленской области.



Я, может, конечно, скажу банальную вещь, но человек создан, чтобы производить энергию. И такая атомная станция при такой организации дела - это абсолютное благо и для города, и для людей, и для природы. И если бы в каждом регионе страны вместо нищих поселков с вонючими ТЭЦ, спивающимися безработными и малолетними уголовниками строились красивые ярко освещенные города с атомной станцией и высокими требованиями к образованию и культуре работников, то это был бы прекрасный путь для страны и отличный товар для экспорта. Почему страна, которая одной из первых начала работать с атомом, не делает этого на полную катушку - загадка. Во Франции, например, 80% всей энергии - атомная.


Леонид КАГАНОВ
Читайте нас в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе последних событий
Новости Партнеров
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте

Новости СМИ2


Киномеханика