Есть мнение

Народ оценил свою элиту

Наш народ ненавидит госчиновников и не любит крупный бизнес за хищнические повадки и равнодушие к неудачникам. Зато малый бизнес россияне любят за то, что он якобы свой, плоть от плоти народа. Таковы выводы аналитического доклада “Экономическая элита России в зеркале общественного мнения”, представленного 23 июня в Москве. Доклад подготовлен Институтом комплексных социальных исследований (ИКСИ) РАН совместно с российским представительством немецкого Фонда Эберта. В обсуждении участвовали известные эксперты - политологи, ученые, профсоюзные лидеры, а также делегат от крупного бизнеса Игорь ЮРГЕНС.

ПАРАДОКСЫ НАРОДНОЙ МУДРОСТИ


Руководитель ИКСИ РАН Михаил Горшков констатировал редкую “парадоксальность сознания россиян”. Например, наши люди считают, что бизнес-элита заинтересована “лишь в постоянном увеличении своего богатства и влияния, невзирая на низкий уровень жизни работников собственных предприятий (75,6% опрошенных) плюс “в переводе своих капиталов за рубеж” (77,1%). И - одновременно - что она также стремится к “экономическому подъему России, росту ее могущества” (41,4%), а равно и к “повышению и своего благосостояния, и уровня жизни населения в целом” (40,5%). Как такой плюрализм может царить в одной среднестатистической голове, не смог объяснить никто.

Горшков сообщил, что под экономической элитой две трети россиян подразумевают представителей высшего слоя общества. То есть тех, кто оказывает большое влияние и на экономику в целом, и на тот ее сектор или регион, в котором действуют, и на политический курс страны, плюс, естественно, обладают огромными финансовыми ресурсами. Экономическую элиту путинской эпохи народ оценивает довольно высоко: ее считают наиболее энергичной, инициативной, профессиональной и целеустремленной в плане насаждения у нас “международного экономического опыта”. При этом пороки ельцинизма путинская элита не изжила - “по готовности ради высоких доходов нарушать законы она идет сразу после ельцинской бизнес-элиты”. В придачу каждый шестой респондент отметил, что бизнес-элита при президентстве Путина изменилась только к худшему - “стала более вороватой и безответственной”. Так что в целом “отношение россиян к экономической элите страны оказывается скептически-негативным”.

Правда, “олигархам”, как иронически заметил Горшков, “еще повезло”, потому как отыскался в нашем обществе “такой социальный слой, к которому россияне относятся еще хуже”. То есть хуже всего. Это отечественная бюрократия: “олигархов” считают препятствием для процветания России 35% опрошенных, а чиновников - 62% (почти две трети). При этом слияние и неразделимость власти и крупного бизнеса россияне прекрасно осознают: 70% респондентов констатировали огромное влияние экономической элиты на политические процессы. Максимальное влияние бизнес-элита имеет (по нисходящей) на Госдуму, правительство РФ, прессу и региональные органы законодательной и исполнительной власти. При этом ее влияние на главу государства и президентскую администрацию при Путине снизилось. В этом, как подчеркнули исследователи, разительный контраст с эпохой Ельцина. Видимо, делает вывод рабочая группа, значительное число россиян “хочет считать”, что экономическая элита сегодня неспособна диктовать свои условия федеральному центру и лично главе государства. О том, что в экономическую элиту вполне могут входить и набравшие ход силовики, подозревают лишь 14,4% опрошенных. Правда, еще 18,6% считают, что силовые структуры отрицательно влияют на состояние и развитие экономики, зато аж 32,2% убеждены, что силовики “строят” экономику правильно, а 25,1% полагают, будто силовики на экономику “практически не влияют”.

Михаил Горшков подчеркнул, что большинство россиян уверено: богатство и влияние достались современной российской бизнес-элите прежде всего потому, что оные прыткие люди “оказались в нужное время в нужном месте”. И сумели взять банк в силу распродажи за бесценок общенародной собственности и доступа к природным ресурсам (так считают 70,2%) и близости к власти либо в силу удачного стечения обстоятельств (18,9%). Таким образом, “классово-сословную” базу происхождения нашей бизнес-элиты граждане РФ представляют себе неплохо. При этом большая часть россиян считает, что счастье попасть в экономическую элиту - в масштабах страны или региона - дают прежде всего большие деньги (так считают 75 - 80%), и лишь во вторую очередь - связи во властных структурах (61 - 63%) либо широкие контакты в предпринимательских кругах (30 - 37%).

Особой ксенофобии и шовинизма исследователи и эксперты в россиянах не нашли - всего-то четверть опрошенных (точнее, 27%) считают, что “если какие-то национальные меньшинства представлены среди экономической элиты более широко, то это - проявление стремления отстранить русских от экономических богатств России”. Зато 14,1% респондентов склонны отдавать должное “более высоким деловым качествам” инородцев-иноверцев. Показательно, что “национальный вопрос” на мероприятии не был обсужден вообще.

У здравомыслящих россиян вызывает большие сомнения заинтересованность бизнес-элиты в решении общенациональных задач (наподобие борьбы с бедностью). Большая часть россиян не чувствует заботы акул капитализма о народе и общественном благе, считает, что бизнес не прилагает усилий для решения социальных проблем. Лишь каждый седьмой поддерживает постулат капитализма, будто предприниматель должен лишь развивать свой бизнес, исправно откупаться от государства через налоги, по возможности загружать людей работой - а участвовать в лечении социальных язв нечего, ибо это прерогатива государства. Напротив, общество требует от бизнеса не только дальнейшего создания рабочих мест с исправной выплатой зарплат, но и развития материальной базы здравоохранения, образования, науки, культуры, помощи незащищенным и обездоленным.

Горшков дал понять, что верхушка отгородилась от народа, а 90% респондентов не видят в ней “мотора развития” страны. Так что народ на бизнес-элиту обижен. Социолог задал риторический вопрос: “Что мешало крупному бизнесу самому предложить для президента задачу борьбы с бедностью, подготовки и переподготовки кадров? Вдумайтесь - ведь у нас квалифицированных рабочих скоро в стране не будет!”

РАЗОРВАННОЕ ОБЩЕСТВО

На предложения крупному бизнесу самому выдвинуть инициативы, реализация которых снизит прибыль этого самого бизнеса, откликнулись другие участники презентации. Политолог Вячеслав Никонов отозвался, что рабочая группа провела “исследование с предсказуемым результатом. Было подтверждено: россияне относятся к своей бизнес-элите плохо”. Причина, по Никонову, банальна: всюду бедные не любят богатых, и “даже в развитых странах “слово “капиталист” является ругательным”. Идеализацию в народном сознании “честных купцов”, в Российской империи просиявших, Никонов справедливо обозвал “лубочной картинкой”. И посоветовал всем обратиться к художественной и публицистической литературе той поры. Более того, он открыл, что, согласно исследованию, общество склонно идеализировать и современный малый и средний бизнес - особенно в сравнении с чиновниками, явно перешедшими в разряд врагов народа. А в будущем, по мере сокращения числа бедных, “настроения эти будут меняться в более благоприятную для бизнеса сторону”, предрек Никонов. Правда, сейчас проблема раскола в обществе очень остра - “оно поляризовано до предела”. Есть треть адаптированных к рыночным реалиям, треть несогласных и не приспособившихся, плюс треть - “болото”, которому, по выражению знатного политолога, “все по барабану”. Такое разделение, сделал вывод Никонов, сохранится и впредь.

Менее противоречивым было выступление вице-президента РСПП (Российского союза промышленников и предпринимателей) Игоря Юргенса. Замглавы гильдии олигархов примирительно заметил: “Нам, “профсоюзу олигархов”, видимо, предстоит какие-то выводы извлечь, как-нибудь изменить ситуацию, чтобы к крупному бизнесу относились лучше”. Как именно? “А надо продолжать делать, что делаешь, - с подкупающей искренностью заявил Юргенс. - Наращивать мощности, увеличивать активы, консолидироваться и меньше обращать внимания на разные политтехнологические уловки, особенно предвыборные! Нам надо улучшать корпоративное управление, повышать прозрачность бизнеса, ведь прозрачность - это и есть честность. Веди себя честно и будешь успешным предпринимателем!” Далее Юргенс объявил, что есть и другие исследования, по которым уже почти четверть населения - “вполне самодостаточные люди! Пройдет еще 10 лет - и половина населения “забьет болт” на центральную власть, заживет как хочет - и всем будет легче!”

Правда, Юргенс оговорился, что сейчас-то, конечно, надо “обязательно договариваться с “мотором”, которым является Путин. У нас имперское общество, и надо договариваться с президентом, которому народ доверяет”. По словам Юргенса, пора “и со СМИ поработать” в таком направлении, чтобы столь социально значимые проекты, как покупка Вексельбергом яиц Фаберже, “понимались правильно”. Так что “забивание болта” на Центр - будущий проект большого бизнеса - покамест откладывается. Что до участия в конкретном решении социальных проблем, то Юргенс убежден: “Гораздо честнее через прозрачность и налоги эти средства отдавать, а не так: у меня крыша потекла, а ты богатый - ты и сделай...” Программой-минимум он провозгласил дебюрократизацию и окончательное подтверждение прав собственности, особенно некрупному бизнесу - “крупный-то как-нибудь отобьется”.

Заместитель председателя Горно-металлургического профсоюза России Ирина Леденева возразила: “Все-таки и бизнес должен быть социально ответственным, тогда люди повернутся к предпринимателям”. Юргенс отрезал: “Бизнес должен создать рабочие места, обеспечить безопасность на них, платить зарплату. После этого конституционные обязанности бизнеса заканчиваются”. Юргенс также покритиковал работу Российской трехсторонней комиссии: “Не очень внятно мы артикулируем то, чего хотим. Соглашение, которое мы подписываем, весьма расплывчато, с неконкретными формулировками”. По его мнению, участники сначала что-то подписывают, а потом начинаются претензии по разным пунктам: “Надо четче формулировать в соглашении, а если уж после подписания у нас с вами будут какие-то “непонятки” - на то есть РТК. А если соглашение не выполняется - бастуйте, и мы, предприниматели, вас поддержим. Хуже всего - пофигизм...”

Юргенсу возразила и секретарь ФНПР Галина Стрела: “Когда у людей есть достаток, они иначе относятся и к богатству”. Тяготение народа к малому бизнесу, а не к элите, по мнению Галины Стрелы, объяснимо: малый бизнес нам ближе, плюс “подчас в большем объеме платит зарплату (другое дело, что она часто в тени). Мы, профсоюзы, предлагаем правительству установить размер средней зарплаты не ниже прожиточного минимума и - как вариант - предлагаем и бизнесу согласиться с этим и заявить о своем согласии...”

“Пафос поддерживаю, - усмехнулся Юргенс. - Предприниматели поддержали бы установление зарплаты в зависимости от региона и часовых поясов...” Он добавил, что особой ненависти к “олигархам” в народе и не было - “просто это раздули, а СМИ подхватили. Это игра государства: демократия в стране подменена политтехнологиями еще с начала 2003 года. Меня тогда знающие люди предупреждали, что ввиду популярности КПРФ нет для власти лучше лозунга, чем “Бей олигархов!”. Правящая партия пришла к власти под лозунгами социальной справедливости, и что мы теперь видим? Драконовское законодательство в социальной сфере, сброс всех соцобязательств на регионы... Хотя... честнее всего было бы просто сказать пенсионерам: да ребята, возраст (ухода на пенсию. - В.Б.) повысится. Но вряд ли им так скажут - тогда будут выборные трудности...” Перед уходом Юргенс с нажимом заявил: “Эффективная ставка единого соцналога - 18%, тогда будут платить. Никаких 35% никто платить не будет!”

Вадим БАРАБАНОВ
Читайте нас в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе последних событий
Новости Партнеров
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте

Новости СМИ2


Киномеханика