Комментарий Андрея Исаева

О замене льгот компенсациями

Председатель комитета Госдумы РФ по труду и социальной политике Андрей ИСАЕВ комментирует ситуацию, сложившуюся вокруг закона о замене льгот денежными компенсациями.

- Как вы оцениваете результаты борьбы, развернувшейся вокруг принятия закона о льготных выплатах?


- Я считаю, что ФНПР удалось одержать существенную тактическую победу. Именно акция профсоюзов, проведенная 10 июня, позволила начать трехсторонние переговоры с участием правительства, профсоюзов и парламентского большинства. Возобновилась работа российской трехсторонней комиссии.

Надо отметить, что парламентское большинство, которое составляют депутаты “Единой России”, хоть и не без колебаний, не без внутренней полемики, но склонилось на сторону профсоюзов. И добилось того, что вместе с принятием данного законопроекта в первом чтении принято развернутое постановление, где зафиксированы изменения, которые в дальнейшем должны быть внесены в законопроект (см. материал в № 23 “Льготы и МРОТ возвращаются”. - Ред.). Госдума потребовала от правительства РФ до принятия законопроекта во втором чтении представить подробные расчеты и обоснования планируемых размеров денежных компенсаций, а также механизм, сроки и порядок обеспечения людей соответствующими выплатами. Без этих расчетов, как было заявлено на пленарном заседании, Госдума не будет принимать указанный законопроект во втором чтении.

Я считаю, что эти поправки существенно социализируют законопроект, делают его гораздо более приемлемым для общества. И еще раз подчеркну, это несомненный тактический успех профсоюзного движения. Перерастет ли этот успех в стратегический - будет зависеть от того, какие конкретные поправки к закону будут приняты во втором чтении.

- Тем не менее законопроект вызывает споры. Некоторые средства массовой информации и политические деятели критиковали вас за то, что вы, как и большинство других членов депутатской группы “Солидарность”, проголосовали в первом чтении за указанный законопроект.

- Мы действительно проголосовали за постановление, в котором кроме многочисленных пунктов об исправлении законопроекта входит и пункт о принятии его в первом чтении. Почему? На сложных переговорах, которые велись при подготовке постановления, мы выдвигали определенные требования. Значительная часть этих требований была учтена. Но улица не бывает с односторонним движением; если мы хотим принимать участие в дальнейшей доработке законопроекта, мы должны заявить, что готовы к конструктивной работе. И мы понимаем, что нельзя было сказать: “Вы, пожалуйста, примите наши требования, включите их в закон, но мы все равно этот закон поддерживать не будем”. Так не поступают. Если нам идут навстречу, если открывают дорогу к исправлению этого закона во втором чтении, мы должны вместе пройти эту дорогу.

Споры об этом законе отчасти напомнили мне борьбу, которая велась три года назад вокруг Трудового кодекса. Тогда, выступая против правительственного варианта ТК, мы встречали поддержку оппозиционных политических сил. Но вот наступил момент, когда мы достигли договоренности о создании согласительной комиссии - в ее рамках был выработан компромисс, родился согласованный вариант ТК. После достижения компромисса мы должны были проводить его в жизнь, показать свою договороспособность. И тут те же самые силы, которые до этого были готовы нас поддерживать, начали атаку на нас. Понятно почему: для оппозиционных политических партий главное - потенциальный предвыборный эффект. Чем более одиозный и менее социальный проект будет принят, тем больше пространства и возможностей для его критики, а значит - для набирания политических очков.

Профсоюзы не могут так действовать; наша задача - добиться решения конкретных жизненных вопросов в интересах людей. А это значит, что какую бы жесткую позицию мы ни занимали изначально, как бы мы не были готовы последовательно отстаивать свои позиции, в том числе прибегая к коллективным акциям протеста, в конце концов, любые акции для нас заканчиваются столом переговоров, компромиссом в интересах людей. Ответственность и сила профсоюзов должны состоять в том, что уже после того, как мы достигли договоренности, мы последовательно проводим этот компромисс в жизнь, а не говорим: “Вот, хорошо, что вы учли наши требования. А теперь делайте что хотите. Но мы, на всякий случай, чтобы сохранить собственную репутацию, поддерживать этот компромисс не будем”. После таких заявлений с нами бы перестали считаться, перестали рассматривать нас в качестве серьезных партнеров.

Но принятие законопроекта в первом чтении - это только начало большой работы. Буду или не буду я голосовать за закон во втором чтении, зависит от того, будут или не будут учтены наши принципиальные поправки.

- На прошедшем недавно съезде партии “Родина” ее лидер Дмитрий Рогозин потребовал отставки руководства ФНПР. Что вы можете сказать по этому поводу?

- Уже не в первый раз предпринимается попытка политических сил вмешаться в деятельность профсоюзов, расколоть профсоюзное движение, противопоставив Федерацию независимых профсоюзов России отдельным профсоюзам и профобъединениям. Ранее такие попытки неоднократно предпринимала КПРФ, а в 1995 году аналогичная попытка была предпринята политическим предшественником нынешней “Родины” - Конгрессом русских общин, в состав которого входили многие теперешние руководители этой партии: сам Рогозин, Юрий Скоков, Олег Денисов, Василий Романов и некоторые другие.

Могу отметить, что и в более сложной общественно-политической ситуации попытки расколоть ФНПР, противопоставив отдельные группы профсоюзного движения друг другу, успеха не имели. Уверен, что подобного рода действия сейчас также успехом не увенчаются. Профсоюзы - это самостоятельная общественная сила, которая будет вырабатывать собственную стратегию, решать вопросы своей внутренней жизни без руководящих указаний со стороны тех или иных политических партий.

- Тем не менее три отраслевых профсоюза заключили соглашения с фракцией “Родина”. Как вы к этому относитесь?

- Я с уважением отношусь к политической позиции своих коллег и не считаю возможным навязывать им свою точку зрения. Но сделанный ими шаг одобрить не могу по следующим причинам. На сегодняшний день “Родина” является самой малочисленной фракцией в Госдуме. В ближайшие три с половиной года соглашение с ней не может принести никаких практических результатов, поскольку “Родина” не сможет провести ни одного решения в парламенте. Таким образом, соглашение с ней может носить не практический, а чисто политический характер. Если же оценивать политические перспективы такого соглашения, то мне кажется, что коллеги, возможно, ошибочно, принимают фракцию “Родина” за левоцентристскую организацию. Таковой “Родина”, безусловно, не является. На мой взгляд, “Родина” - классическая национал-популистская партия. По европейским меркам, позиции Рогозина почти неотличимы от взглядов Ле Пена. Кстати, именно таким образом Дмитрий Рогозин воспринимается в европейском социалистическом и рабочем движении, которое никогда не признает “Родину” своим партнером. Да, безусловно, в высказываниях и заявлениях Рогозина сейчас немало социальных требований, а также суждений, приятных для профсоюзного слуха. Но как историк могу сказать, что если обратиться к опыту Бенито Муссолини в Италии, то мы увидим, что до своего прихода к власти он также делал немало социально-популистских и приятных для профсоюзного движения заявлений.

На мой взгляд, на сегодняшний день, по-прежнему единственной серьезной левоцентристской силой в стране продолжают оставаться ФНПР и “Союз труда”, которые добиваются существенной социальной корректировки рыночных реформ через диалог с партией парламентского большинства. Опыт борьбы вокруг первого чтения закона о льготах показал, что такой диалог возможен и что сегодня именно этот инструмент воздействия является наиболее эффективным. Ведь заявления “Родины” и КПРФ, которые делались в связи с принятием этого закона, так и остались сотрясениями воздуха и не дали никаких практических результатов.
Читайте нас в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе последних событий
Новости Партнеров
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте

Новости СМИ2


Киномеханика