Монолог главного редактора

Робин Гуд или профессор Преображенский?

Все-таки власть художественного слова - поразительная штука. Ситуация, когда логическую аргументацию заменяет яркий образ, еще понятна на митингах, демонстрациях, каких-то массовых публичных действах. То есть - когда нет времени сесть и подумать. Но когда люди, сидючи в тиши, прочтут книжку, а потом всю жизнь руководствуются придуманным образом, это, как минимум, странно.

Скажем, породил примерно 70 лет назад Михаил Булгаков порочного Клима Чугункина (он же - Полиграф Полиграфович Шариков) и достойного профессора Преображенского. И вот все эти 70 лет интеллигентные и умные люди, как автоматы, повторяют: “Да, я не люблю пролетариат”. Или же: “Отнять и поделить!” Или: “Не читайте на ночь советских газет!” И что характерно - все сказанное не имеет никакого отношения к уровню квалификации проф. Преображенского как специалиста. То есть одно дело, как лихо он пришивал знатным дамам яичники обезьян, а другое - что он думал об общественных отношениях. Но! Обсуждается не Преображенский-хирург, а Преображенский - обличитель строя.

Это я к чему? К тому, что в последнее время снова приходится все чаще сталкиваться с аргументацией против перераспределения доходов в обществе. Нас это интересует именно как профсоюзников. То есть как людей, которые вообще-то профессионально выступают именно за перераспределение доходов. В пользу членов профсоюзов, занимающихся производительным трудом (у станка ли, в шахте или в больнице).

И вот среди этой аргументации появляются доводы “преображенского стиля”. К таковым, например, относится и совершенно удивительный тезис, что-де “мы против робингудовских методов обогащения одних за счет ограбления других”. Надо понимать, что здесь говорится о Робине Гуде, который грабил богатых и раздавал их деньги бедным. То есть занимался как раз тем, что так ненавидел вышеназванный профессор. Но если попробовать разобраться спокойно: Робин Гуд - он что делал? Занимался перераспределением собственности в пользу малоимущих. Причем таких, которым есть было нечего. Почему у них не было еды? Потому что местная власть (шериф из Ноттингема, если помните) на основании действовавших законов (как бы правовое государство) совокупно со странствующими попами ободрала всех крестьян до нитки. Я бы с удовольствием посмотрел на нынешних либеральных экономистов в роли крестьян средневековой Англии. Интересно: аргументация бы у них осталась прежней или видоизменилась?

Так вот. Поставим вопрос по-другому: занимался ли перераспределением собственности шериф из Ноттингема? Вообще-то именно что и занимался. Причем активно. Проблема в том, что он перераспределял собственность в свою пользу. И, кстати, тоже (как и Робин Гуд) с помощью вооруженной силы. То есть вся закавыка отнюдь не в самом факте перераспределения. Оно происходит в любом случае. Когда на заводе увеличивают нормы производства, не увеличивая зарплату, - это что? Это перераспределение собственности в пользу работодателя. Если на заводе увеличивается зарплата - это что? Это перераспределение собственности в пользу работника. Хотя, конечно, надо еще посмотреть - если повышение зарплаты ниже темпов инфляции или роста доходов предприятия, значит, это, тем не менее, тоже перераспределение собственности в пользу работодателя. Только замаскированное.

Смысл простой: не нужно давать морочить себе голову. И услышав отсылку к яркому образу, стоит прикинуть - рациональна ли она или приведена “для блезиру”. В конце концов, профессор Преображенский мог любить пролетариат или не любить пролетариат. Это было фактом его частной жизни. А дамы его уважали не за пролетариат, а за обезьяньи яичники. И были, в сущности, правы!

Александр ШЕРШУКОВ
Читайте нас в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе последних событий
Новости Партнеров
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте

Новости BangaNet


Киномеханика