Монолог главного редактора

Загогулина

Вот представьте такую картину. Идет заседание, допустим, Исполкома ФНПР. Встает председатель одного профсоюза и говорит примерно следующее: “Продайте 38% одного санатория за 10 миллионов рублей”. Ему отвечают, что продавать эти проценты не собираются, и вообще эта часть стоит миллионов 30. Да и к тому же, если продавать, то все остальные обеспеченные профсоюзы тоже хотели бы поучаствовать в “тендере”...

Причем все это отвечают коллеги - руководители других отраслевых профсоюзов и региональных профобъединений. На это председатель профсоюза отвечает что-то вроде: продайте все равно, а в противном случае примерно через неделю мы с делегатами съезда нашего профсоюза будем пикетировать здание ФНПР. Его спрашивают: раз вы пикетировать собираетесь, нужно же было заявку подавать? А он отвечает: да, нужно, и мы уже подали. А кто решил пикетировать, ведь съезд-то еще решение об этом не принимал? Да, отвечает, не принимал, но заявку я уже подал. Тут все собравшиеся начинают шуметь, требовать принять обращение к делегатам съезда, говорить, что такая позиция председателя (организующего пикетирование структуры, в которую входит его профсоюз) может поставить весь профсоюз вне рамок ФНПР. (Ведь есть такое положение в уставе о невозможности действий, наносящих ущерб ФНПР.) А председатель начинает говорить, что газета ФНПР “Солидарность” уже долгие годы обливает весь профсоюз грязью и т.д. Вот такая, слегка сюрреалистическая, картина. Ее все желающие могли наблюдать на последнем заседании Исполкома ФНПР. В роли профсоюзного председателя, сражающегося за 38%, выступил Владимир Макавчик.

Что можно сказать? С одной стороны, В.Е. Макавчик производит впечатление умного человека. Да и не может быть успешный бизнесмен, то есть человек, как я читал, профессионально занимающийся коммерцией, глупым. С другой стороны, есть целый набор его действий, которым я не могу найти никакого рационального объяснения. Вот смотрите.

Несколько лет назад руководство ФНПР сняло директора гостиницы “Спутник”. Сразу же в ФНПР поступают телеграммы протеста из первичек именно профсоюза работников судостроения. Связано ли это было с тем, что бывший директор гостиницы - родственник В.Е. Макавчика, возглавлявшего этот профсоюз? Не знаю. Но знаю, что после публикации в “Солидарности”, где была подмечена эта странность, нам поступило постановление президиума профсоюза, в котором газету обвиняли, что она-де обливает грязью председателя профкома Ольгу Скрипко (одного из подписантов телеграмм). Сегодня Ольга Скрипко уже не сторонница В.Е. Макавчика. Наоборот - по ее словам - именно В.Е. Макавчик прилагает (вместе с директором предприятия) усилия по ее переизбранию.

В.Е. Макавчик является инициатором суперцентрализации средств (и - по сути дела - власти) в профсоюзе судостроителей. Принимаются соответствующий устав и принципы распределения членских взносов, в результате которых именно председатель профсоюза фактически становится... не скажу, что диктатором (сильное слово), но, образно говоря, “президентом в президентской республике”. Я, кстати, не хочу сказать, что такая модель однозначно является плохой. Все зависит от того - естьли или нет контролирующие “центр” механизмы? И есть ли демократические механизмы, смягчающие конфликты? Оказалось, что этого нет. С суперцентрализацией были не согласны несколько крупных профорганизаций. Можно ли было смягчить конфликт? Наверное, можно. Если бы руководитель проявил готовность к демократическому обсуждению. Мне кажется, что выход из профсоюза почти половины организаций на 99% связан с формой и методами руководства профсоюзом, реализованными В.Е. Макавчиком. Как там про Хрущева говорили? Волюнтаризм? И когда три года назад доцент кафедры трудового права СпбГУП (а совсем не журналисты газеты “Солидарность”) назвал устав профсоюза смахивающим на устав тоталитарной секты, может быть, нужно было над этим задуматься? Но - гораздо проще отмахнуться: “обливают грязью”...

Теперь началась новая сага “о 38%”. Самое удивительное, что ну никак не тянут эти 38% на полновесное пикетирование ФНПР. Другое дело, что на своем съезде, конечно, проще выступать в роли “обиженного диктаторами из ФНПР”, нежели в роли профсоюзного лидера, при котором профсоюз оказался расколот. Помните старый анекдот про петуха? “Я политический, я пионера в попу клюнул”?

Вообще, чем больше я думаю над сутью того, что происходит в профсоюзе судостроителей, тем чаще вспоминаю старую сказку. Был ли Карабас-Барабас плохим управленцем? С той точки зрения, что все работало, деньги поступали и зрители на спектакли шли, - наверное, нет. Некоторое время. Другое дело, что в качестве главного средства убеждения он использовал плетку. Морил актеров голодом. А за сбежавшим трагиком Пьеро пустил в погоню доберман-пинчеров. И дело закончилось тем, что от него сбежала половина кукольного театра. Сбежав, они, вне всякого сомнения, нарушили трудовой договор. Конечно, можно упрекать беглецов в том, что они не остались и не перевоспитали директора. Или не переизбрали...

Ничего не напоминает?

Александр ШЕРШУКОВ
Читайте нас в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе последних событий
Новости Партнеров
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте

Новости BangaNet


Киномеханика