Монолог главного редактора

После съезда. Окончание

Начало в №46,47'06

В двух предыдущих частях статьи содержался очень короткий перечень основных профсоюзных проблем. Проблем не технического свойства, а принципиального. Что называется - политических. Вопрос заключается в том, что, собственно, с ними делать. Сложность в следующем - ответ должен быть дан быстро. Почему? Потому что на сегодня общероссийское объединение профсоюзов - ФНПР - воспринимается как представителями власти, так и работодателями в качестве существенного субъекта политического процесса в основном в силу “объема”, а точнее - численности.

Почему власть и бизнес говорят с ФНПР? Или - сформулируем по-другому - почему они вынуждены говорить с профсоюзами? Потому что несколько десятков миллионов членов (пусть даже существенная часть из них формальна) - это все равно очень много. Выбор-то здесь небольшой. Либо люди формализуют выражение своих нужд через существующие структуры, либо это происходит явочным порядком. С другой стороны, нынешние темпы сокращения числа членов профсоюзов реально могут привести к качественному снижению авторитета профсоюзов. Как говорилось в известном анекдоте (с поправкой на цензуру), “так мы до мышей... долюбимся”.

Со стороны оппонентов из профсоюзной среды можно иногда слышать: “Развалится ФНПР - и черт с ней. Создадим новую, настоящую и правильную!” Это глубочайшее заблуждение. Несмотря на поддержку со стороны “политически близких” чиновников, вновь созданные в начале и середине 90-х годов профсоюзы так и не вышли за рамки либо относительно небольших по численности (часто - похожих на секты), либо бизнес-структур, рядящихся в профсоюзные одежды. Даже если сравнивать наиболее успешные примеры вне-ФНПРовского профстроительства, то признанные на международном уровне Всероссийская конфедерация труда и Конфедерация труда России выглядят внутри России скорее сателлитами ФНПР. Причем не просто сателлитами, а - и в этом есть определенная ирония - “противоборствующими сателлитами”. То есть организациями, чье существование зачастую связано с ФНПР, но которые не преминут сделать ей какую-либо пакость. Совершено при этом забывая, что если, чисто гипотетически, завтра ФНПР не станет, не то что решение, а простая постановка трудовых проблем на национальном уровне от лица работников усложнится десятикратно.

Необходимо четко понимать, что альтернатива ФНПР заключается не в созданных на пустом месте гипотетических “новых профсоюзах”. Альтернатива в другом - либо модернизация действующих профсоюзов, либо их относительно быстрая деградация, сопровождающаяся существенным сокращением в размерах. Под словом “деградация” я имею в виду полное вымывание кадров, обладающих профсоюзной идеологией (без разницы - молодых или пожилых). По существу, этот процесс идет сейчас в двух ипостасях. Во-первых, это регулярный (другого слова не подберу) приток и регулярный отток уже нескольких волн молодежи, приходившей на профработу. Об этом явлении уже неоднократно писали: молодые люди с энтузиазмом приходят в профсоюз, но сложившаяся система их выдавливает, а изменить что-либо - “руки коротки” (нет полномочий). Во-вторых, это вымывание членов профсоюзов среднего и вышесреднего возраста и замена их студентами. Вроде бы и неплохо. Но из вступивших в профсоюз в институте минимум возобновит свое членство после его окончания, на основной работе.
С точки зрения формальной статистики вроде бы не страшно - “баш на баш”. А по существу получается что-то вроде “членства аутстаффинг”, когда членами профсоюза числятся еще не являющиеся полноценными работниками граждане. Само по себе членство студентов в профсоюзе - явление, имеющее право на существование. Но в статформате студенты - члены профсоюза выглядят как полноценные “профсоюзные штыки”. А это не совсем так.

Для того чтобы оправдать потерю членов профсоюза, иногда ссылаются на западный опыт. Что такой процесс идет во всем мире. Да, действительно идет. Но ссылка была бы корректна, если бы наши профсоюзы были идентичны западным (не всем западным, но - лучшим образцам) по уровню организованности и связи с членами профсоюзов. У нас не так. Да, мы идем в общем направлении, но - из разных точек. Они - логически развиваясь в течение столетия, мы - последние 15 лет, совпавшие с экономическим кризисом и внутриполитическим раскардашем, пытаясь преобразовываться из соцкультотделов между парткомом и администрацией предприятия. Это нормально. И, кстати, именно из-за этой “неразвитости” многие кошмары западных профсоюзов в России переносятся профсоюзами проще. Многие - но не все. Что на Западе, что в России аутсорсинг и аутстаффинг перемалывает профорганизации. Что там, что здесь - “мобильность рынка труда” используется как ширма для сокращения трудовых гарантий. Но выдержать все эти внешние угрозы проще при отлаженной внутренней структуре и работе. А вот здесь и есть разница.

Еще раз сформулирую посыл сказанного выше: модель профсоюзной работы, принятая на вооружение в 90-е годы, уже не обеспечивает ни - выражаясь в - демографическихтерминах - расширенного, ни даже простого воспроизводства членов профсоюзов. А значит, она нуждается в качественном изменении.
Кто должен инициировать эти изменения? Формально - профсоюзные выборные органы. Но нужно четко понимать: чтобы изменить годами складывающуюся модель работы, нужно “уметь ссориться”, или идти на конфликт. Причем не во внешней среде (в отношениях с работодателем или властью), а во внутренней - по вопросам качественного развития профсоюзов. Когда принцип “ребята, давайте жить дружно” уже не состоятелен. Не “ссора ради ссоры”, а решение проблемы через волевое преодоление отжившей точки зрения. Это в идеале. Но на практике мы имеем ситуацию, когда все попытки - что отдельных граждан, что даже руководства отдельных профсоюзов - разрубить “гордиевы узлы” тонут в тесте. Наверное, есть кладбище здоровых инициатив, где над каждой из них стоят могильные плиты с надписями: “Давайте не будем обобщать”, “Давайте создадим комиссию”, “Давайте не будем мазать все черной краской”, “Давайте объединимся”...

В связи с этим я считаю, что внутри профсоюзов должно быть создано движение или объединение, ставящее целью ускорение модернизации профсоюзов. Объединение, публично заявляющее о своих целях и методах. Объединение не организаций, а отдельных профактивистов, состоящих в разных профсоюзах. Понимающее, что раскол профдвижения - это шаг к его уничтожению, но и то, что дружба с разного рода отребьем, пробравшимся в профсоюзы, - это точно такой же шаг, ничем не отличающийся по своим последствиям для профдвижения. Действующее в полном соответствии с уставами профсоюзов. Выступающее не против лиц, а за нормальную полноценную профсоюзную работу.

Я считаю, что в профсоюзах должно быть создано политическое движение. Не в смысле политики как участия в выборах и т.д., а в смысле формулировки и лоббирования предложений по изменению профсоюзной политики. Конечно, решения принимает большинство. Но для принятия решений у этого большинства должны быть открыты глаза как на текущую ситуацию, так и на другие, не менее актуальные проблемы и пути их решения.

Три года назад в газете “Солидарность” была опубликована моя заметка под заголовком “Про “тесто”. Нужны ли в профсоюзах фракции?” (“Солидарность” № 47 от 17 декабря 2003 г.). В ней содержались размышления: нужны или не нужны в профсоюзах фракции? Ни одного довода против изложенных там мыслей за три года публично никем изложено не было. Поэтому время убедило меня: в форме фракции ли, движения или платформы - но легальный акт объединения сторонников модернизации профсоюзов должен состояться.

В завершение темы процитирую (извините за нескромность) последние предложения из старой статьи: “Пока “реформаторы” и “консерваторы” в профсоюзах не сформулируют свои, если хотите, платформы, качественные организационные изменения будут вязнуть. А вместо профсоюзной политики будут иметь место декларации самого общего рода”.

Александр ШЕРШУКОВ
Читайте нас в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе последних событий
Новости Партнеров
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте

Новости BangaNet


Киномеханика