Монолог главного редактора

2020 год: профсоюзные риски. Часть 4

В первых трех частях материала вкратце описывались текущие тенденции в профсоюзном движении. Далее разговор пошел о том, какие принципиальные изменения было бы крайне необходимо внести в сегодняшнюю профсоюзную деятельность. В качестве первого пункта было названо возвращение профсоюзов в число акцентированно-идеологических организаций. Можно даже сказать - демонстративно идеологических. В том смысле, что декларируемая профсоюзами идеология обязана быть выражена в ясных принципах, на основании которых и осуществляется реальная деятельность организации и ее лидеров. Если грубее - не на тех принципах, которые просто декларируются, но не реализуются. Разница с настоящим понятна без комментариев.


СЕАНС РАЗОБЛАЧЕНИЯ


Только я собрался писать продолжение этого материала, как меня поймали и разоблачили сразу две профсоюзные работницы. Сначала Ирина Богачева, зав. орготделом ФНПР, а затем Елена Романчикова - председатель Московской организации профсоюза машиностроителей РФ. Они совершенно справедливо отметили, что еще в 2002 году приложением к постановлению исполкома ФНПР был принят Перечень обязательных услуг, оказываемых членам профсоюзов. И в этом смысле изобретение дополнительного списка “кто кому из профсоюзных структур что должен и что все они должны членам профсоюза?”, о котором говорилось в предыдущей части, вроде бы излишне. Как говорилось в одном кинофильме “все уже украдено до нас”. Ну, в нашем случае - не украдено, а написано. Но суть-то не меняется. А ситуация становится даже более трагичной.

Вот несколько пунктов из этого Перечня. Например, согласно ему обком: “представляет и защищает социально-трудовые интересы членов профсоюза перед работодателями и их объединениями”; “ведет коллективные переговоры, от имени работников заключает отраслевое региональное соглашение с работодателями”; “участвует в избирательных кампаниях”; “контролирует предоставление гос. гарантий трудящимся в вопросах занятости” и т.д. Это изложена малая часть записанного на бумаге. Представьте: еще пятилетку назад были приняты стандарты деятельности профсоюзных организаций. Много ли о них знают - не то что члены профсоюзов, а хотя бы профактивисты? А много ли организаций им целенаправленно пытаются соответствовать?

Было бы интересно провести смелый эксперимент - взять несколько уровней профструктуры и протестировать их на соответствие этим стандартам. Причем не с точки зрения тестируемых, а с точки зрения рядовых членов профсоюзов. Тех самых, которым эти “обязательные услуги” должны оказывать. С такой позиции еще более вопиющими становятся ситуации а-ля “Михайловцемент”, где в ответ на локаут работодателя профком, с моей точки зрения, именно отказывается “представлять и защищать интересы членов профсоюзов”. Или ситуации а-ля Орел, где руководство Федерации профсоюзов именно что отказывается от организации и проведения “коллективных действий профсоюзов в поддержку требований трудящихся региона”.

Следующий вопрос - а кто, собственно, имеет право оценивать? Вот абстрактный обком. Кто может предъявить ему претензии в связи с пассивностью или ничегонеделаньем? Сверху - ЦК профсоюза? Снизу - первичные организации? Ой ли... Здесь мы сталкиваемся с другим существеннейшим вопросом: структурные проблемы в реализации любых контрольных механизмов.


КТО ОТ КОГО ЗАВИСИТ?

Было бы глупостью перевести этот разговор в банальную плоскость в смысле слабости ревизионных комиссий. Тот факт, что ревизионные комиссии в большинстве организаций чисто по-бухгалтерски ревизуют бюджет и не имеют обычно никакого отношения к политическим решениям внутри профсоюзов - следствие. Вопрос - ПОЧЕМУ?

Вот модель абстрактного профсоюза. Вначале разберемся в терминах.
Иногда где-то в регионе, разговаривая с профсоюзным активистом, можно слышать: “А вот в Москве ЦК нас не слышит”. Иногда, и это анекдотично, можно услышать это от того же члена ЦК профсоюза. На самом деле в Москве находится аппарат ЦК и несколько выборных руководителей. Сам же руководящий орган профсоюза - ЦК, ЦС, Совет - собирается на свои собрания, пленумы и т.д. пару раз в год. ЦК живет, если можно так сказать, в регионах! А в Москве, повторюсь, сидит аппарат и несколько выборных руководителей. Они могут пойти в министерство, написать письмо президенту. Что от них может зависеть в регионах? Как посмотреть...

К ним часто предъявляют претензии - “не сделали, не обеспечили, не подняли на всенародную борьбу”. Нередко претензии объективные. Но ведь поднимать-то на борьбу они должны через профсоюзную структуру - через те же обкомы, которые (например, через формирование делегаций на съезд) зачастую гораздо более влияют на мнимо-полновластный “центр”, нежели этот “центр” может повлиять на “регионы”. (Повлиять - не в смысле “построить”, а в смысле организовать.) В итоге попытка борьбы оборачивается безрезультатными телеграммами в регионы: “собрать”, “провести” и т.д. - которые, опять же зачастую, просто игнорируются или оборачиваются отписками.

Понятно, что такая ситуация не всюду. Где-то лучше. А где-то еще хуже, когда даже телеграмм и отписок уже нет. Так каким же образом выборные профруководители могут организовывать тех людей или организации, которые их избрали? Кстати, аналогичная проблема “организации верхов” точно в таком же виде стоит и перед областными комитетами. Как быть в ситуации, когда через легальные процедуры невозможно ни предъявить реальные претензии, ни призвать к ответу как тех, кто избирал, так и тех, кого избрали??? Через ревкомиссии, избранные там же, где и другие выборные начальники? И с теми же полномочиями и перспективами?..

Этот замкнутый круг ведет к тому, что регулярно на различных уровнях профсоюзной вертикали, в совершенно разных отраслевых и региональных структурах повторяются одни и те же взаимные претензии. В курилке - жалуются на то, что собрали неизвестно для чего, а помощи нет. С трибуны - жалуются, что не выполняют решения, а власть никак не издаст закон, “чтобы у профсоюзов все было”. Молодежь жалуется, что ее никуда не пускают (кроме поездок для изучения опыта). Взрослые жалуются, что пенсии небольшие, и “ушел бы, да некуда и жить надо”. В известном смысле это очень комфортная и удобная система. Она позволяет каждому уровню переложить ответственность на другой уровень иерархии. Первичке - на обком и ЦК. ЦК - на первички и обкомы. Обкомам - на всех остальных. И при этом каждый из уровней имеет полное основание чувствовать себя невинно пострадавшим борцом за идею.


ПРО БОГА, ЦАРЯ И ГЕРОЯ...

Кто разорвет круг? Перечень невелик. Это может быть отдельный руководитель, проявивший политическую волю и при этом не съеденный окружающими. Или группа таковых руководителей. Это, говоря абстрактно, может быть профсоюзный аппарат. (Хотя мне сложно привести набор стимулов, с помощью которых люди, зачастую демотивированные денежно и идейно, нанятые, а не избранные, смогут найти в себе силы, чтобы... Чтобы что?.. И - во имя чего?)

Я считаю, что выходом должно стать создание идеологического объединения или движения профсоюзных активистов. Такое движение (или сеть движений) может строиться на отраслевом принципе - выступая в поддержку позитивных изменений в конкретном профсоюзе. Аналогичная сеть может быть построена на региональном и межотраслевом уровнях. Она никоим образом не должна идти вразрез с уставными требованиями профсоюза или подменять его функции. По сути, она должна заниматься консолидацией не организаций, а людей, тех профактивистов, кто еще является активистами. Тех, кто готов работать в свое свободное время во имя идеи дееспособных профсоюзов. И готов - в частности - бороться за реальное выполнение профсоюзных уставов и программ. В рамках внутрипрофсоюзной демократии предлагать свои варианты как документов, так и действий. В таком принципиально идеологическом объединении, мне кажется, гораздо более комфортно могла бы чувствовать себя и профсоюзная молодежь, которую усиленно пытаются запихать из футболок в костюмчики, создать - и кое-где успешно - вариант молодежного профсоюзного бюрократа...

В некоторых регионах были попытки создания аналогов таких идеологических объединений. В чем разница? Там отдельные руководители пытались “записать в комсомол” вместе с собой и всю свою организацию, часто даже не спрашивая собственный руководящий орган. То есть поступая, по сути, точно так же, как действовали и их оппоненты. В то время как участие в подобном движении - свободный выбор каждого. И еще одно качественное отличие. Бороться нужно не “против”, а “за”. Демагогия, спекулирующая на том, “как у нас все плохо”, но не предлагающая никаких иных вариантов, вещь также часто встречающаяся в профдвижении. Это неинтересно. А вот создать механизм, работающий на позитивные изменения, - вот задача!

...Этот текст начался с описания угроз, которые могут до 2020 года сильно ударить по профдвижению России. В процессе этой публикации сразу несколько человек меня спрашивали: “А делать-то чего?” Как будто если бы в статье было предложено собирать вместо 1% взносов 2%, это якобы решит проблемы, все тут же сорвутся и побегут. Ага, как же!

Противопоставить угрозам мы можем только себя. Только не в нынешнем, а в “переформатированном виде”. Всем и так подсознательно понятно, что делать! Перестать быть “недовольным из курилки”. Высказать свое мнение публично. Найти единомышленников. Собраться и вместе - опять-таки публично - предлагать профсоюзу свой вариант развития. И всех делов! А вы как хотели?

Александр ШЕРШУКОВ

(Начало материала в №№ 7, 9, 10, 2008)
Читайте нас в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе последних событий
Новости Партнеров
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте

Новости BangaNet


Киномеханика