Монолог главного редактора

Классовые бои на полях постановлений

18 июня прошло очередное заседание исполкома ФНПР. Среди прочих обсуждавшихся тем было несколько таких, которые меня сильно зацепили. В частности: вопрос о создании структур, ориентированных на проведение коллективных действий; тема нарушений прав профсоюзов и система их отслеживания внутри профсоюзной структуры; динамика профсоюзной численности и проблема создания новых профсоюзных организаций.


СТАТДАННЫЕ


Согласно новым данным на 1 января 2008 года численность профсоюзов, входящих в ФНПР, уменьшилась с 2006 года на 700 тысяч человек. При этом численность отдельных профсоюзов уменьшилась на величину от 10 до 25%. Профсоюз судостроителей потерял 25,3%, работников АПК - 17,1%, работников текстильной и легкой промышленности - 14,7%, автотранспортников - 14,1%, гражданского персонала ракетных войск - 10,4%, работников потребкооперации - 10,1%. Вообще, статданные произвели впечатление не только на меня. Но вот о чем я подумал. Обычно очередная порция данных о снижении профчленства вызывает очередной приступ заявлений о влиянии “внешней среды”, с претензиями к ФНПР в общем. При этом никто почему-то не пытается оценить процессы, проходящие в конкретных профсоюзах, которые, собственно, и “обеспечивают” это снижение численности. И в этом смысле было бы логично проанализировать - почему снижается численность в конкретных профсоюзах? Этого публичного анализа (хотя бы во внутрипрофсоюзной среде) пока не произошло. А причины - качественно разные.

На заседании исполкома прозвучала фраза о том, что это государство довело конкретные отрасли (и, соответственно, профорганизации) до цугундера. Да, за счет экономической политики действительно снижается численность отдельных профсоюзов. В этом есть большая толика правды. Но не вся. Странной и противоестественной бывает ситуация. Руководство профсоюза знает о том, что госполитика по отношению к отрасли (и профсоюзам в ней) является, мягко говоря, неблагожелательной. Но при этом представители министерства или департамента продолжают заседать в профсоюзных президиумах, а основным средством работы остаются обращения к правительству. Безрезультатные. Простите, но это плюрализм в одной голове.

Другая причина - “естественный сброс” членства. Такой, на мой взгляд, происходит в профсоюзе работников АПК. Для любого человека, регулярно посещающего региональные профструктуры, не секрет: существенная часть профорганизаций АПК была “записана”, но никак не функционировала на практике. Ни в форме действий, ни в форме взносов. В первую очередь это касается огромной группы профорганизаций из экс-колхозов/совхозов. При этом опять-таки не секрет, что официальная политика профсоюза ориентировалась (по крайней мере до недавнего времени) именно на сектор АПК, оставляя чуть в стороне сектор пищепереработки (объединяющий более ярко выраженные “промышленно-ориентированные” предприятия). Происходящий процесс “санации” профорганизаций в профсоюзе АПК по существу сводится к вычеркиванию из реестра формальных, и без того никак не функционировавших организаций. Но! В статистическом смысле - это большой сектор выбывших.

Третье. Не является секретом, что в профсоюзе судостроителей произошел банальный раскол. То есть проблема уменьшения численности в чистом виде структурно-организационная. На уровне ФНПР по данному пункту никакого сокращения и не произошло бы, если бы отколовшаяся часть была принята в ФНПР. Но это действие упирается в стандартное правило - недопущение конкуренции внутри ФНПР между профсоюзами, действующими в одном секторе.

В остальном... В остальном причина простая. Демонстративный отказ качественно уменьшившихся профсоюзов от лозунга объединения профсоюзов родственных отраслей, провозглашенного несколько лет назад на съезде ФНПР. Причем - отказ руководства профсоюзов, которое держится на своем месте, эксплуатируя две вещи. Первую - чисто человеческую жалость. Вторую - непонимание или нежелание своих региональных структур предпринять более решительные действия для спасения структур через объединение с более сильными коллегами. Нужно констатировать: одна из главных проблем в современном профдвижении - это непонимание того факта, что на сегодня профструктура ЛЮБОГО уровня должна занимать активную позицию в формировании политики ВСЕГО профсоюза. Попытка же спрятаться в свою региональную “норку”, работать исходя из собственных ресурсов, махнув на “Москву” рукой, - спасет только на время.

И вот что еще интересно. Вернувшись к теме, постоянно инкриминируемой именно ФНПР (“ах, официальные профсоюзы теряют численность”), обращу внимание на следующую особенность. Теряют членство отраслевые профсоюзы. Совершенно конкретные. Перечень известен уже лет десять. При этом весь внешний негатив, имиджевый ущерб и т.д. ложится на Федерацию в целом. Казалось бы, в такой ситуации было бы логично собраться, поговорить, совокупно выработать и - наконец-то! - реализовать на практике не призывы, а качественные шаги по нормализации ситуации в этих самых конкретных профсоюзах. Этого не было, нет и в настоящее время не предвидится. Почему?


ОТРАСЛЕВОЙ ПРИНЦИП

В качестве одного из основных принципов строения ФНПР изначально декларируется отраслевой принцип. То есть - если не вдаваться в юридические тонкости - в качестве организаций, которые “чуть более равны, чем другие”, выступают отраслевые профсоюзы. Притом что учредителями ФНПР на этапе создания выступали как совпрофы, так и отраслевики. Но сегодня акцент смещен в сторону отраслевых профсоюзов. Скорее всего - совершенно справедливо. Однако понятие “принципа” предполагает идеальную ситуацию. В идеальной ситуации отраслевые профсоюзы, пронизывая своими региональными структурами Россию, группируются на уровне территорий для решения местных проблем. При этом - поскольку каждый профсоюз по определению унитарная, централизованная структура - предполагается, что решение всех проблем региональных отраслевых подразделений происходит при активной позиции ЦК профсоюза. В настоящее время это во многих отраслях не так.

Нужно, наконец, сказать откровенно: существенная часть отраслевых профсоюзов никоим образом не контролирует, не руководит и не оказывает влияния на свои региональные структуры или первичные организации. Причем как с точки зрения именно влияния, так и в смысле практической помощи для разрешения тех проблем, которые физически не могут быть решены на местном уровне.

Нужно сказать откровенно: отраслевые профсоюзы делятся на две части: более-менее консолидированные в организационно-финансовом смысле и в разной степени дезорганизованные. При этом они обладают равными правами в Федерации в смысле принятия решений. И в смысле блокирования решений тоже. Сказанное выше в совершенно равной степени относится и к системе региональных объединений.

Результат прост. Внутри ФНПР мы получаем следующую ситуацию. Сильные профсоюзы и объединения не заинтересованы в усилении любых центростремительных процессов, поскольку считают (и справедливо), что они в состоянии самостоятельно справиться “у себя на заднем дворе”. А слабые - справедливо считают, что процесс наведения порядка начнется именно с них. Они в этом не заинтересованы и точно так же блокируют процесс принятия решений.

Именно так я трактую процесс рассмотрения на заседании исполкома вопросов солидарных действий и нарушений прав профсоюзов.


ЧТО ДЕЛАТЬ
И КТО ВИНОВАТ?


Интересная вещь выявилась при обсуждении темы нарушений прав профсоюзов. Оказалось, что очень немногие профсоюзы поделились информацией о нарушении этих самых прав. Позвольте не поверить в то, что сегодня создание профорганизаций идет безболезненно, а имеющимися работодателями открыта “зеленая улица”. Это не так. Но при этом не нужно прятать голову в песок и закрывать глаза на существенную разницу в оценке нарушений прав профсоюзов между большинством “традиционных” и “альтернативных” профсоюзов. Только посмотрит работодатель на “альтернативщика” не так - летит письмо в Женеву, в Гаагский трибунал, в Лигу наций... Традиционные же - склонны больше уговаривать, примирять стороны конфликта. Даже в ситуациях, когда факт нарушений налицо. Я еще не беру вопиющие случаи “сдачи” профактивистов. Проблема в том, что данная тема не рассматривается в качестве профильной. А как ей быть профильной, если иной отраслевой профсоюз не может ни контролировать даже региональную структуру, ни помочь ей?! Что ж тут делать первичке или профактивисту?! Ситуации возникают абсурдные и дикие. Рязанский руководитель обкома профсоюза строителей пишет о том, что профсоюз через отраслевое соглашение намеренно снизил долю зарплаты в себестоимости продукции. Только бы выполнить нацпроект по доступному жилью! Обращаемся в профсоюз через газету: либо подтвердите, либо опровергните! Тишина...

На этом фоне было бы логично подтолкнуть, инициировать через ФНПР создание своеобразных “боевых” структур на уровне отраслевиков и регионалов, оказывающих помощь там, где нет местных ресурсов. Именно так я и оценил предложение создать внутри Комитета солидарных действий ФНПР специальные группы (по отраслям и регионам), ориентированные именно на скоординированное действие. Не на борьбу в форме обращений или постановлений, а на действие - в правовой, организационной или даже силовой (в рамках закона) форме.

И тут в силу вступили принципы, описанные мною выше. Сильные организации сослались на отраслевой принцип и на свои ресурсы. Точно так же, как и слабые... Другое дело, что в последнем случае ссылки на ресурсы звучали анекдотически. “Ресурсов” этих - три кабинета и два бойца...

Итог: решение отложили на доработку. Как это оценивать в сочетании с принятым решением о проведении 7 октября глобальной акции “За достойный труд”?.. Риторический вопрос.

Можно много говорить про “халву” - о молодежи, информационной и гендерной политике, создании профорганизаций в сфере малого и среднего бизнеса, гуманизме и деле мира. Но где есть эту “халву”? В тех самых “трех кабинетах”? Куда вести эту молодежь? Туда, где доедают деньги от аренды нескольких помещений? Для кого создавать новые профорганизации? Для руководителей, разваливших прежние?..

Без содержательного разрешения описанных выше структурных проблем выбор тактик не имеет значения. А разрешить их можно. Но для этого нужно начать ссориться и расставаться с теми, кто на работу не способен. Остается выяснить, кто к этому готов.

Александр ШЕРШУКОВ
Читайте нас в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе последних событий
Новости Партнеров
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте

Новости BangaNet


Киномеханика