Монолог главного редактора

Украина: профсоюзные звездные войны

8 июля киевские органы по борьбе с организованной преступностью задержали заместителя председателя Федерации профсоюзов Украины Сергея КОСТИНА при получении им взятки от гражданина Италии. Через несколько дней заявление о своей отставке подписал председатель ФПУ Александр ЮРКИН. 10 - 11 декабря должен состояться съезд ФПУ, где будет избран новый профсоюзный лидер.

О том, с чего все началось, как шло и к чему пришло, на месте событий в Киеве разбирался главный редактор газеты “Солидарность”.


НОВАЯ НАДЕЖДА


У любой истории может быть несколько начал. Немного упростив, посчитаем началом этой истории съезд Федерации профсоюзов Украины, состоявшийся 5 апреля 2006 года. На съезде убедительно подтвердил свои полномочия председатель ФПУ Александр Юркин, избранный на этот пост в январе того же года Советом ФПУ. По сути, съезд должен был открыть новую страницу в деятельности профобъединения. Незадолго до этого, во время так называемой “оранжевой революции”, был в буквальном смысле слова сметен с должности бывший председатель ФПУ Александр Стоян. Стояну - во внутрипрофсоюзных отношениях - инкриминировались самостоятельные, не прошедшие коллегиального одобрения решения о поддержке политических сил. Эти самые силы тогда не только схлестнулись в митинговой схватке на Майдане Незалежности, но и в какой-то момент накатили на Дом профсоюзов - в кабинет председателя. Как высказался один из участников, “люди зашли погреться”. Стоян снял со стены портрет Виктора Януковича и вышел. По форме - из кабинета, а по сути - из руководства ФПУ.

Александр Юркин, 1956 года рождения, на тот момент занимал должность председателя Атомпрофсоюза. А в неформальном смысле возглавлял существенную группу отраслевых профсоюзов.

Среди претензий к Стояну высказывались и такие: будучи депутатом Верховной рады Украины, работой в парламенте он занимался гораздо активнее, нежели профсоюзным руководством. (Возможно, неслучайно, поскольку в свое время пришел на должность председателя ФПУ с поста советника президента Украины.) Но в любом случае ФПУ, как структура, нуждалась в структурном и организационном усилении, а также в “ужесточении” обращения с профсобственностью (обвинения в “распродажах” преследовали Стояна весь последний период его работы).

12 апреля 2006 года в газете “Солидарность” было опубликовано интервью нового председателя ФПУ с программными тезисами предстоящей работы. Честно говоря, во время беседы в Киеве Александр Юркин произвел на меня впечатление очень дельного профсоюзного руководителя. Представляющего себе как болевые точки системы, так и способы их лечения (“перевернуть пирамиду взносов”, открытость использования профсобственности, переход к оплаченному членству, активизация работы с первичками, омоложение кадров и т.д.). А реализованную им модель работы, когда по три представителя ФПУ (по вопросам охраны труда, правовой защиты и колдоговорной работы) за счет Федерации работают в каждом региональном профобъединении, я считал и до сих пор считаю совершенно правильной и инновационной. Другое дело, что уровень проблем, захлестнувших ФПУ, был оценен не до конца.


ИМПЕРИЯ НАНОСИТ ОТВЕТНЫЙ УДАР

Для оценки структурных взаимоотношений в ФПУ нужно понимать имеющиеся отличия от Федерации независимых профсоюзов России. Декларацию об образовании ФПУ в 1990 году подписали 25 республиканских отраслевых профсоюзов и 24 региональных профобъединения. К настоящему моменту на 46 ЦК приходится 27 профобъединений. При этом оппоненты Юркина регулярно обвиняли его чуть ли не в создании и поддержании “бумажных”, искусственных профсоюзов - с отсутствующими членами и “проюркинской” позицией. С другой стороны, пришедший как лидер “отраслевой группы” Юркин почти сразу же после избрания дистанцировался от нее. Реализованный им принцип “три специалиста ФПУ в совпрофе” был интерпретирован как “тепличные условия для совпрофов”. В то время как по отношению к отраслевым профсоюзам была занята более жесткая позиция.

Многое зависит от интерпретации. Сторонники Юркина говорили мне о том, что они попытались чуть ли не заставить работать доселе неработающие ЦК. Оппоненты же говорили о диктате со стороны руководства ФПУ, когда непроговоренные заранее решения навязывались сверху в жесткой форме. Представьте ситуацию, когда председатель ЦК профсоюза говорит: “Они нам чуть ли не ежедневно присылали бумаги, требуя реакции, а аппарата у нас почти нет, - и для чего, дескать, нам тогда такой раздутый аппарат Федерации?!” Сторонники: “Наконец-то аппарат получил достойные условия работы”. Противники: “Раздутые зарплаты для непропорционально разросшегося аппарата”. И так далее...


СКРЫТАЯ УГРОЗА

На проблемы, связанные с “форматом управления”, наложились политические проблемы. В сегодняшней конфигурации основных политиков и отношениях между ними разобраться непросто. А уж вычертить линию поведения структуры с численностью в 10 миллионов...

Не секрет, что длительное время большинство профорганизаций внутри ФПУ ориентировались либо на президента Ющенко, либо на лидера партии регионов Януковича. Но председательство Юркина пришлось на существенное усиление Юлии Тимошенко как премьера. Можно сделать вывод о том, что внутри профструктуры Юркина начали воспринимать почти как “человека Тимошенко”... На уровне отношений с властью это вылилось в серию регулярных контактов премьера с представителями практически всех отраслевых профсоюзов. Для политиков, традиционно считающих профсоюзы своей “поляной”, потенциальная потеря влияния на них по определению должна была настроить их против нового председателя ФПУ. При этом у тесных отношений Юркина и Тимошенко ничего качественно нового не было. Они (отношения) сложились еще во время работы Юркина в Атомпрофсоюзе, когда Тимошенко курировала “энергетический блок” в правительстве. При этом для становящихся оппонентами Юркина отраслевиков попытка премьера “зайти” в профсоюзы через серию встреч и протоколов, по их утверждениям, никакой практической пользы для организаций не принесла. Так ли это? Как говорится, “за что купил”.

Отдельным направлением разгоравшегося кризиса стали отношения между ФПУ, как традиционно профсоюзной структуры, и вновь образованными профобъединениями. И - все более явное участие бизнес-структур в выяснении отношений внутри ФПУ.

С одной стороны, ничего нового в отношениях между “старыми” и “новыми” (как их ни называй) профсоюзами не произошло. Распределение членской базы между ними напоминало то, что было 10 лет назад, и напоминает нынешнее внутрироссийское: “контрольный пакет” - у ФПУ, “остатки-сладки” - у Конфедерации свободных профсоюзов Украины (председатель Михаил Волынец). Впрочем, за последние годы появились Национальная конфедерация профсоюзов Украины (по ее собственным утверждениям, объединяет 1,5 млн человек, по мнениям “со стороны” - гораздо меньше) и Национальный Форум профсоюзов Украины (президент Мирослав Якибчук). Именно Якибчук последний год позиционировался в качестве основного критика ФПУ. Интересно, что основной вал критики начался после отказа ФПУ от поддержки на выборах контролируемой Якибчуком Всеукраинской партии трудящихся. Причем на тот момент как раз Юркин внутри ФПУ выступал лоббистом совместного политического проекта. Но, ожегшись на предыдущих выборных перипетиях и подозревая Якибчука в торговле воздухом, большинство профруководителей на тот момент отказались от сотрудничества с ним. Несмотря на неоднократные и многочасовые заседания президиума ФПУ, инициированные Юркиным. Нужно еще раз заметить, что, возможно, именно такого рода выматывающая практика изнурительных собраний, следующих одно за другим при недостижении запланированных целей (конкретнее - “силовой стиль управления”), создавала негативный фон для руководства ФПУ в глазах остальных профлидеров.

В результате к началу 2008 года в СМИ начала разворачиваться публичная кампания упреков - более или менее справедливых - и обвинений в коррупции, направленных персонально на председателя ФПУ и его заместителя Сергея Костина, курирующего вопросы собственности. И здесь необходимо рассмотреть вопрос - являлась ли эта кампания стихийной или была скоординированной? Для самого руководства ФПУ этот вопрос был, как представляется, риторическим. Уже в конце 2007 года в его распоряжении находился документ, озаглавленный “План заміни керівництва Федерації профспілок України”. Или по-русски - “План замены руководства Федерации профсоюзов Украины”.


АТАКА КЛОНОВ

Несмотря на то, что текст этого документа находится в распоряжении “Солидарности”, публикация его не входит в наши планы. Зачем облегчать труд потенциальным желающим “порулить” в профсоюзном движении СНГ, предоставляя им готовую разработку?! Для понимания структуры и сути документа отметим, что он составлен в стилистике бизнес-плана, с указанием конкретных цифр стоимости “мероприятий” - от организации мощнейшей информационной кампании по всей стране, включая серии заказных публикаций против руководства ФПУ, и до прямого подкупа профсоюзных лидеров на разных уровнях и даже делегатов будущего съезда Федерации. Вот только один пункт:


8. Публикация в центральных печатных СМИ статей на профсоюзную проблематику

Параллельно с публичными мероприятиями в центральных медиа будут опубликованы статьи, которые, независимо от других мероприятий в рамках этого проекта, на национальном уровне будут показывать проблемы профсоюзного движения на Украине. В частности, будут опубликованы статьи в “Зеркале недели”, “Украине молодой”, “День”, “Газете по-киевски”, “Комсомольской правде”, “Труде” и других.

Октябрь 2007 42000 у.е.

Предусматривается выход 15 больших статей в указанных газетах. Средняя стоимость статьи составляет 2000 (кроме “Зеркала недели”)



Общая стоимость проекта смены руководства ФПУ была оценена в документе в 3 063 800 условных единиц. А цели авторов сформулированы в самом конце плана (даем в переводе на русский):


“Благодаря реализации проекта:

- Благодаря деятельности будет постоянно повышаться культура труда на Украине, что не может не отразиться на общем развитии страны.

- Будет существенно повышена роль социального труженика в стране, значительно обновлен кадровый состав ФПУ - за счет сокращения управленческого состава и притока в профсоюзные организации молодых динамичных кадров.

- Будет создана мощная организация и политическая база для влияния на политическую ситуацию в стране.

- Основной вес ФПУ будет сосредоточен на индустриальном Востоке и Юге Украины - где у профсоюзов существует наибольшая электоральная база на Украине.


Среди других выгод инвестор этого проекта получит:


- во-первых, участие в политическом управлении обновленной ФПУ (через делегирование своих представителей в Правление Федерации);

- во-вторых, управление имуществом и финансовыми потоками ФПУ;

- в-третьих, будет иметь возможность приватизировать имущество ФПУ через увеличение уставного фонда (эмиссии акций) ЗАО “Укрпрофздоровниця” и ЗАО “Укрпрофтур”.


Поражает даже не сам по себе документ. В конечном счете - это “нормальная” заявка для потенциального государственного или бизнес-спонсора. Вопрос в том, что, несмотря на наличие подобной информации, руководство ФПУ никак не попыталось обнародовать попытку реализации такого “бизнес-проекта”, вынести это в публичную сферу. В течение 2008 года мне только дважды удалось найти в интервью руководства ФПУ упоминания о самом факте существование такого плана. При наличии в аппарате ФПУ специалистов, профессионально работающих со СМИ, такая позиция выглядела, по меньшей мере, странно.


МЕСТЬ СИТХОВ

2008 год - уже начиная с января - превратился для ФПУ в нагромождение внешнего давления, публичной атаки в СМИ и внутренних разборок. 31 января во время встречи профактива ФПУ с президентом Ющенко у Дома профсоюзов проходил пикет, названный “пикетом представителей низовых организаций ФПУ”. Собравшиеся требовали отставки Александра Юркина. По большому счету, данное мероприятие можно было бы рассматривать только как действо, организованное противниками руководства. Точно так же, как и аналогичную попытку проведения во время майских праздников пикетов с теми же лозунгами и практически тем же составом. Можно было бы, если бы с аналогичными требованиями не начали выступать крупные отраслевые профсоюзы.

7 мая президиум ЦК профсоюза горно-металлургов принимает постановление с требованием отставки Юркина и Костина и проведения внеочередного съезда. Основания: хаос в финансах и коммерческой деятельности, отсутствие помощи членским организациям, а также - отсутствие внятного ответа на критику. Через несколько дней аналогичное постановление принимает ЦК профсоюза работников культуры. Ситуация приобретает достаточно скандальный характер еще и потому, что в прессе и в неформальном общении профруководителей (а чуть позже и в формальном) Юркину и Костину начинают предъявлять претензии имущественного плана. Начиная с зарплаты, которая якобы достигала уровня 20 тысяч гривен (примерно 4600 долларов). В кабинет председателя начинают регулярно приходить делегации профсоюзных руководителей высшего уровня. Темы две: “Правда ли имеются финансовые нарушения?” и “Александр Валентинович, вы должны уйти”. Юркин отказывается, но на июль уже намечено заседание Совета, на котором планируется подробное обсуждение проблем, связанных с профсоюзной собственностью...

На этом фоне по инициативе группы депутатов Верховной рады продолжает сохраняться запрет на отчуждение профсоюзной собственности. 19 марта Кабинет министров одобрил и направил в Верховную раду проект закона “О правовом режиме имущества общесоюзных объединений (организаций) бывшего Союза ССР”. Конечно, отчуждение государством профсобственности можно оценить как малоперспективное с точки зрения судебного разбирательства. Но как средство “поддавить” профсоюзы - законопроект вполне сработал. И в начале апреля Юркин и Тимошенко подписывают Меморандум о сотрудничестве ФПУ и правительства (того самого, которое две недели назад беспокоилось о профсобственности). Подписание Меморандума можно считать точкой, после которой ситуация перешла в новую плоскость. Теперь публикации в прессе стали подробно и с использованием большого объема фактического материала рассказывать о злоупотреблении профсобственностью в личных интересах - Юркиным и Костиным. Речь пошла о купленных в течение последнего года автомобилях, приобретенных родственниками квартирах и т.д. Объяснения сводились к удачно взятым кредитам сроком на 30 лет. Несмотря на все это, Александр Юркин с мостика не уходил.

8 июля прошло заседание комиссии по собственности (это было накануне заседания Президиума ФПУ и перед назначенным на 14 июля заседанием Совета ФПУ). После его окончания заместитель председателя ФПУ Сергей Костин уехал, как он объяснил, на встречу по вопросам инвестиций. Через несколько часов местный УБОП сообщил: Костин задержан в итальянской пиццерии в момент получения взятки от гражданина Италии за преференции по контракту на реконструкцию санатория “Верховина”. Ситуация фантасмагорическая. Сложно представить, что - на фоне претензий по управлению собственностью - в пиццерии (!) из рук в руки (!!) профсоюзный чиновник берет деньги у неизвестного итальянца, который хочет вложить в не лучший объект 150 млн долларов (!!!). Провокация? Вот только видеосъемка и следы вещества, которым были помечены деньги, говорили сами за себя. Объяснение, которое показалось мне психологически понятным, звучало так: длительное “участие во власти” приводит к тому, что с определенного момента руководитель считает себя практически неприкосновенным - “со мной так не поступят”. Ну да, конечно... Кстати, и масштаб операции, и время ее проведения скорее подтверждают: в подготовке были задействованы спецслужбы...

На заседании Президиума 10 июля Александр Юркин приостановил свои полномочия, а Костин, который через день во время дачи показаний сделал признания, был снят с должности. Тем не менее, Юркин все равно не уходил. И тогда группа профруководителей-отраслевиков пришла в крупнейшее информагентство Украины УНИАН и в прямом эфире, с приведением фактов и цифр, рассказала об уровне злоупотреблений. Это стало последней каплей. На заседании Совета 14 июля Александр Юркин заявил об отставке. Исполняющим обязанности председателя был назначен Игорь Луцишин, бывший заместителем председателя.


ВОЗВРАЩЕНИЕ ДЖЕДАЯ

Наблюдая ситуацию со стороны, нельзя отделаться от ощущения, что осмысливать то, что произошло за последний год на Украине, имеет смысл не только для украинцев. В одной точке сошлись сразу несколько проблем, каждая из которых - случись она одна - не выглядела катастрофической. Но все вместе...

Проблема коррупции или проблема отношений профсоюзов, власти и бизнеса, к сожалению, не новы для профдвижения. Хотя, конечно, со скоординированным, централизованным и профинансированным давлением на профсоюзы в России пока сталкиваются только на уровне отдельных предприятий или - как максимум - некоторых отраслей и регионов. Но не в целом.

Но что касается темы “реформаторы, пришедшие к власти”, то здесь ситуация уникальна. Это к вопросу о том, как власть (в нашем случае профсоюзная власть) меняет людей.

Честно говоря, одно из самых нелюбимых моих слов в профсоюзном сленге - это “посоветуемся”. Потому что в большинстве случаев “совет” означает ничегонеделание. По-моему, уж лучше сделать то, что считаешь правильным, чем перекладывать свою пассивность на чью-то ответственность. Но ситуация, когда демократически выбранный руководитель демонстративно выбирает авторитарный метод управления, возможно, еще хуже. Этот опыт имеет смысл учесть и в России.

Предстоящий в декабре съезд станет нелегким испытанием для ФПУ. Во-первых, потому что вокруг Федерации сгруппированы интересы как политических партий, так и бизнес-структур. Они рассматривают ФПУ довольно цинично - либо как электоральный ресурс, либо как не очень компетентного собственника. Во-вторых, пресловутый “план смены руководства”, вероятнее всего, может войти в следующую фазу. Поскольку бессмысленно финансировать просто смену руководства, не “поставив” на своего кандидата. В-третьих, сегодня в число потенциальных кандидатов на пост председателя входят как сильные лидеры отраслевых профсоюзов, так и депутаты Верховной рады, не говоря уж об отдельных госчиновниках. Составить из них дееспособную команду - вопрос, решаемый с трудом. И главное - решать все эти проблемы придется в ситуации, когда имиджу ФПУ нанесен существенный ущерб.

Впрочем, мне кажется, что профсоюзные активисты Украины смогут переломить ситуацию. Во всяком случае, от иллюзии “сильного начальника”, который в случае избрания “сделает всем красиво”, прошедший кризис профсоюзников избавил. И в этом смысле поправки к уставу ФПУ, которые предполагают более жесткий контроль за распоряжением собственностью, дело вполне естественное. Возможно, с появлением такого “коллективного джедая” и окончатся украинские звездные войны. Либо уж эти войны будут идти, по крайней мере, вне структур ФПУ, а с “нормальными” и своего рода “естественными” противниками - работодателями. Будем надеяться.

Александр ШЕРШУКОВ


P.S. Благодарю украинских профсоюзных работников за сотрудничество и время, потраченное ими на подробный рассказ о проблемах.




Читайте нас в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе последних событий
Новости Партнеров
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте

Новости BangaNet


Киномеханика