Монолог главного редактора

“Линии напряженности” современного профдвижения

Из выступления на социоэкономических чтениях Академии труда и социальных отношений

Говоря об актуальных проблемах современного профдвижения, можно вычертить основные “линии напряженности”. Эти линии, кстати, в существенной степени являются калькой западных профсоюзных проблем, но есть в них и оригинальные аспекты.

Сначала - внешние проблемные линии. Можно спорить с тем - власть или работодатели должны стоять на первом месте в ранжировании внешних проблемных отношений с профсоюзами. Но на первом месте, конечно, отношения с властью, властными органами.

Возможно, что именно российская специфика всегда заключалась в традиционно активных попытках власти (царской, советской, российской) получить те профсоюзы, какие нужны в конкретный исторический момент конкретным госчиновникам... Причем сложность этих отношений не снижается ни в ситуации, когда власть по тем или иным причинам “не любит” профсоюзы, ни в ситуации, когда она внезапно начинает их “любить”. Как говорится, “храни нас пуще всех печалей...”.

Отношения с работодателями были, остаются и будут оставаться традиционно непростыми. Это - мягко говоря. Процесс самоидентификации российского бизнеса еще полгода назад можно было бы считать завершенным. В том смысле, что философия социальной ответственности, понимаемой только как благотворительность и своевременная уплата налогов, под флером демагогии уже укоренилась в умах большинства предпринимателей. Представляется, что кризис ощутимо пошатнет эту умственную конструкцию.

Политические партии после длительного затишья начинают возвращаться к попыткам активного влияния на профсоюзы. И даже более того - растаскивая их по своим небольшим квартирам. Смогут ли профсоюзы воздержаться от скатывания в узкопартийные интересы? Вопрос остается открытым. Причем этот вопрос актуален и в отношении партии “Единая Россия”, являющейся в настоящее время правящей партией в стране.

Перечисленные внешние “линии напряженности” или были бы невозможны, или их актуальность для профсоюзов была бы не столь очевидной, если бы не социальная пассивность гражданского общества. В российском случае эта пассивность сопряжена с огромным количеством бытовых стереотипов, относящихся в общественном сознании к профсоюзам.

Выделяя внутрипрофсоюзные “линии напряженности”, на первое место я бы поместил проблему “корпоративного соблазна”. То есть иллюзии, которой болеют многие профсоюзные руководители. В ситуации колоссального давления на организации и лидеров выходом из проблемной ситуации может казаться попытка “прислониться к компании”, фактически закуклиться на этом уровне и пережить сложные времена, как говорится, “плечом к плечу - собственник и профсоюз”. Опыт показывает, что, к сожалению, в процессе такого симбиоза очень часто профсоюз становится желтым, а жертвовать начинают интересами рядовых членов профсоюза, излишне трепетно “входя в положение” работодателя.

Огромная внутрипрофсоюзная проблема - разрыв идеологического шаблона. А точнее - регулярно и на разных уровнях проявляющееся несоответствие заявленной идеологии и практической работы.

И только на третьем месте в числе внутрипрофсоюзных “линий напряженности” стоят чисто управленческие проблемы - в диапазоне от проблемы исполнения решений (сверху вниз либо снизу вверх) или объединения организаций до технических (информация, “внутриорганизационный социальный лифт”, вопросы молодежи и женщин и т.д.)...

Со всеми этими проблемами и пытаются работать - с разной степенью успешности - профсоюзные СМИ и профсоюзные научные центры. Не будем преувеличивать степень успешности этой работы. Частично это связано с тем, что, несмотря на формально заявленный интерес профработников, по существу и СМИ, и наука находятся на второстепенных ролях. При этом претензии к ним в чем-то похожи. Если профсоюзным журналистам инкриминируется непрофессионализм и “погоня за жареными фактами”, то профсоюзных ученых значительная часть профработников воспринимает как оторванных от земли теоретиков, чьи труды мало связаны с ежедневной практической деятельностью. Положа руку на сердце, существенная доля истины во всех этих рассуждениях есть.

Другое дело, что взамен - вместо постановки сегодняшних проблемно ориентированных задач - перед СМИ и профсоюзной наукой ставится задача, которую вкратце можно назвать как “абсолютизация имеющихся у профсоюзов практики и опыта”. На мой взгляд, это ложная задача. К слову, точно так же в середине 90-х годов многие профруководители абсолютизировали советский профсоюзный опыт. Не понимая, что он никоим образом не применим к новым экономическим, политическим и социальным отношениям.

Следует понять, что сегодня в России нет простроенных снизу доверху образцов профдвижения на уровне, к примеру, отраслевых профсоюзов. Максимум - отдельные современные элементы, с разной степенью успешности вписанные в не до конца реформированную конструкцию. Нет “пустого места”, на котором социальные конструкторы могли бы “с нуля” построить “правильные профсоюзы”. А все попытки искусственно создать такое “пустое место”, которые предпринимались властными органами, закончились ничем. Добавлю - и впредь будут заканчиваться ничем.

Надо учитывать, что время, отведенное на длительный процесс реформирования профсоюзов, к настоящему моменту почти исчерпано. Начавшийся кризис должен стать сегодня катализатором, который активизирует все - и позитивные, и негативные - процессы, идущие в профсоюзах.

Смогут ли СМИ и профсоюзная наука полноценно выполнить функцию “зеркала для профсоюзов”? Смогут ли профсоюзы, всмотревшись, не разбить его, но изменить себя?

Представляется, что ответы на эти вопросы мы узнаем не позже чем в течение ближайших двух-трех лет.

Александр ШЕРШУКОВ
Читайте нас в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе последних событий
Новости Партнеров
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте

Новости BangaNet


Киномеханика