Монолог главного редактора

Наброски <br>о профсоюзной идеологии (V)

(Продолжение. Начало в №№ 6 - 9, 2010)

Темы четвертой части:

Профсоюз и закон

Участие в политике

Отношения с партиями


ПРОФСОЮЗ И ТРУД

Труд в нашем материале рассматривается только как вознаграждаемая работодателем (собственником организации) деятельность работника (члена профсоюза). То есть то, что работник делает не “для себя”, для своего удовольствия, по “велению сердца”, а “за деньги” (или какие-либо устраивающие его преференции). При этом не играет особой роли, является ли работник токарем, учителем, чиновником... Если он осуществляет деятельность, которая оплачивается работодателем, значит - это труд, работа, которая должна быть оплачена.

В данном материале мы рассматриваем труд в двух ипостасях. С одной стороны, как процесс непосредственно осуществления деятельности (Кто работает? Как работает? Что делает? В каких условиях?). Вторая - не менее важная сторона - процесс оплаты за эту деятельность (Сколько платят? Вовремя ли? Только ли деньги или иные бонусы?). Профсоюз рассматривает труд именно как непременное сочетание этих двух сторон. И именно в таком неразрывном виде труд является для профсоюза ареной борьбы, где сталкиваются интересы члена профсоюза (работника) и работодателя (собственника).

Со своей стороны работодатель прилагает гигантские - без преувеличения - усилия для того, чтобы внести в эту довольно простую картину существенные искажения. За счет этих искажений, которые воспроизводятся СМИ, якобы “общественным мнением” и т.д., целенаправленно затрудняется деятельность профсоюза.


ТИПИЧНЫЕ ФОРМЫ ИСКАЖЕНИЙ

Наиболее примитивной, почти первобытной формой обмана является попытка не расплатиться, не выплатить оговоренную зарплату в срок. При этом ситуация невыплаты заработной платы за фактический труд вовремя отнюдь не означает, что “раз не было денег, то и не было труда”. В этом случае мы имеем дело с попыткой работодателя (собственника) банально обмануть работника, воспользовавшись либо юридическим невежеством, либо неготовностью защитить свои права. В то же время ставшая привычной цифра долгов по зарплате влияет не только на работников, непосредственно пострадавших от этих долгов. Она делает для других работодателей возможным применение аргумента “зато у нас зарплату платят вовремя”. Таким образом, выплата зарплаты - неисключаемая по определению сторона трудовой деятельности работника! - становится как бы актом доброй воли работодателя.

Другой формой обмана работника - члена профсоюза может быть попытка работодателя выдать фактический труд работника (оплачиваемую деятельность) за “труд по велению сердца” (неоплачиваемый). Работодатель “приглашает” работника потрудиться бесплатно, аргументируя это “совместной заботой о предприятии”, “плывем в одной лодке” и т.п. По сути - это попытка использования бесплатного труда работника. Отсылки на советские “субботники” в данном случае совершенно анекдотичны, поскольку это попытки эмоциональными ширмами закрыть совершенно иную систему собственности и распределения.

Частным случаем использования бесплатного труда являются попытки работодателя сознательно занизить его стоимость. То есть работодатель пытается либо заплатить работнику меньше, чем было оговорено при заключении договора, либо отказаться от дополнительных обязательств (например, от индексации зарплаты). Отдельной формой коллективного занижения стоимости труда становится сговор работодателей (региональный, отраслевой). При этом типичная аргументация - “в нашем регионе (отрасли) никому больше денег за такой труд не платят”. На международном уровне типичной формой угрозы бывает возможный перенос производства в другую страну. В данном случае работодатель пытается заставить работников конкурировать между собой, чтобы они снижали собственную зарплату, а не норму прибыли компании, собственника.

Для занижения стоимости труда активно используется привлечение несоюзной рабочей силы или трудовых мигрантов. Профсоюз выступает против этого даже не потому, что не члены профсоюза и гастарбайтеры не платят ему взносы, не поддерживают своими действиями и т.д. Использование их труда способствует, располагает работодателя к занижению стоимости труда - какая бы иная аргументация ни применялась им для доказательств, что это не так.

Еще одной манипуляцией работодателя является попытка замолчать тему осуществленного труда и сконцентрироваться на теме “работник хочет только получать”. Таким образом, работника, члена профсоюза и профсоюз в целом пытаются поставить в положение “нахлебника”, который желает разделить неизвестно откуда возникшие (“созданные свободным предпринимателем”) деньги предприятия. В такой модели работодатель сознательно пропускает акт труда, осуществленный работником (который, собственно, и производит всю дальнейшую “собственность”, “денежные средства” и пр.), и концентрируется уже на второй части процесса. На той, когда после производства наступает процесс перераспределения созданных трудом ценностей.

Список сознательных искажений трудовой реальности, попыток манипуляций с сознанием работника можно долго продолжать, но суть их всегда в итоге сводится к одному и тому же. Это стремление максимально, пусть даже с ущербом для работника, использовать его рабочую силу и - тоже максимально, как только возможно - ограничить оплату за этот использованный труд и нанесенный работнику прямой вред.


ПРОФСОЮЗ И СОБСТВЕННИК (РАБОТОДАТЕЛЬ)

Понимание хотя бы части манипуляций, которые работодатель пытается провернуть на арене трудовой деятельности, приближает нас к пониманию сути отношений “работник (профсоюз) - работодатель (собственник)”. Конечно, и тот, и другой сталкиваются, контактируют, осуществляют совместную деятельность в процессе труда на одной и той же площадке - будь то промышленное предприятие, школа или госучреждение. В условиях капиталистического производства почти невозможно представить труд без работников или без работодателей. (Здесь мы не рассматриваем ни коммунистический эксперимент, ни незначительные по масштабам самоуправленческие опыты на производстве, ни формы так называемой “самозанятости” работников.) Но сказанное не означает, что в процессе труда интересы работников и работодателей совпадают. Этого нет и никогда не будет. (Для простоты приведем модель простой экосистемы, где в одной местности проживают волки и зайцы. Зайцы служат пищей для волков, волки регулируют популяцию зайцев. Но было бы странно услышать как от тех, так и от других слова благодарности в адрес “партнеров” или заявления об общих интересах.)

Совпадение интересов работников и работодателей отсутствует не только на уровне перераспределения доходов предприятия (второй части трудовой деятельности). По большому счету, совпадения нет даже в первой части труда - в процессе непосредственно производства. Только историческая по своим масштабам и времени борьба работников привела к тому, что в процессе этого производства они обладают относительными правами и гарантиями - в части охраны труда, ограничения рабочего времени, гарантий от сверхинтенсификации труда. (При том что попытки работодателей свернуть все эти права и гарантии приобретают в последние десятилетия аналогичный “исторический” масштаб.)

Кроме внешних отношений “профсоюз - работодатель”, для профсоюза существует и внутриорганизационный аспект этих отношений. Он регулярно рассматривается как в плоскости “кто является работодателем?”, “наш директор - он такой же наемный работник, как и сторож Василий”, так и по линии “может ли наш бригадир (начцеха, директор, олигарх Петров) состоять в профсоюзе, если он хороший человек и этого хочет?”. Споры на эту тему часто приобретают схоластический характер. С моей точки зрения, дело здесь заключается не в формальных законодательных правах. Речь скорее идет о том, какой именно механизм отношений принят в рамках конкретного профсоюза. И не только принят, но и поддержан членами данного профсоюза. Да, интересы сторон в модели “член профсоюза - работодатель” никогда не были и не будут идентичными. Правильнее было бы назвать их противоположными. Но при этом именно сознательное решение членов профсоюза, выраженное в уставных нормах, является основанием для того, чтобы допускать или не допускать в профсоюз “бригадира, начцеха, директора, олигарха Петрова” в качестве рядового члена. Другое дело, что совмещение этих постов и выборных профсоюзных должностей выглядит, в свете сказанного ранее, как минимум странно. Точно так же надо рассматривать и споры о том, можно ли предъявлять претензии к “безвластному директору”, который “всего лишь” репродуцирует решения далекой корпорации. Претензии профсоюза к “далекой корпорации” не отменяют претензий и к ближайшему менеджеру. Иногда отказ от выдвижения претензий к директору и перекладывание ответственности на другой уровень профсоюзной иерархии есть попытка избежать конфликта местной профорганизации.


ЧЕГО ХОЧЕТ ПРОФСОЮЗ В РЫНОЧНОМ ОБЩЕСТВЕ?

Профсоюз, представляя интересы работников - членов профсоюза, стремится максимально увеличить их зарплату, максимально улучшить условия их труда, максимально сократив при этом количество и интенсивность работы. Точно так же, как работодатель пытается обеспечить для своей компании максимально возможный доход, прибыль, максимально сократив при этом расходы, в том числе на оплату рабочей силы. То есть - и та, и другая сторона по итогам трудового процесса и перераспределения полученного дохода в идеале хочет не каких-то частностей, отдельных преференций. И профсоюз, и работодатель хотят ВСЕГО. Для достижения этого результата работодатель может идти (и часто идет) на нарушение закона, ухудшение условий труда, давление на профсоюз, картельные сговоры и пр. На этом фоне обвинения в адрес профсоюза в завышенных требованиях и т.д. являются либо непониманием сути трудовых отношений, либо прямым средством антипрофсоюзной борьбы, используемым работодателем. Другое дело, что в процессе этого непрерывного “перетягивания каната” каждый раз складывается новый баланс сил, который и заставляет каждую из сторон в отдельный момент довольствоваться не “всем”, а лишь возможным в данной ситуации.

Отдельная роль у государства. Его позиция по этому вопросу складывается из двух факторов. Первый - государство как один из крупнейших работодателей (и с этой точки зрения позиция государства во всех существовавших политико-правовых формах всегда была чуть ближе к работодателю, нежели к профсоюзу). Второй - государство как арбитр, пытающийся одновременно обеспечить и экономическое развитие, и рост благосостояния граждан. Здесь на конкретную политику государства влияют разнонаправленные силы - профсоюз и работодатель. Кто “перетянул канат” - такая политика в области экономики и труда и будет осуществляться в государстве. Реальная политика возникает именно как вектор сложения этих сил. Как минимум смешны попытки выдать ее за не подверженную посторонним влияниям, отстраненную от “низменных” пристрастий, субъективную волю отдельных “национальных политиков”.

Александр ШЕРШУКОВ

Продолжение следует
Читайте нас в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе последних событий
Новости Партнеров
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте

Новости BangaNet


Киномеханика