Монолог главного редактора

Инновационная рында

Недавно один гражданин написал в Интернете письмо. Практически как А.И. Солженицын. Только у А.И. Солженицына письмо называлось "Вождям Советского Союза" и было посвящено перечислению недостатков, соответственно, советского государства и общества. Мата в письме А.И. Солженицына не было. А у гражданина в письме говорилось о том, что противопожарную безопасность развалили и необходимо вместо инновационных систем связи и тушения, которые в месте жительства гражданина есть только на бумаге, вернуть старую рынду, в которую при пожаре били, сзывая народ на самостоятельную борьбу со стихией. И, в отличие от А.И. Солженицына, мат в своем письме гражданин использовал практически через слово. Не оправдать, но понять гражданина вполне можно: он находился в менее комфортных - чисто физиологически - условиях, чем А.И. Солженицын. Возможно, если бы А.И. Солженицын писал в гари и копоти, то и его письмо называлось бы как-нибудь так: "Вождям, ..., Советского, ..., Союза". А.И. Солженицыну никто из "вождей" не ответил. Гражданину ответил В.В. Путин, который отметил, что делается все, что возможно, что сам он дышит той же гарью, что и гражданин. А за рындой В.В. Путин посоветовал обратиться к губернатору. Вот с этой точки и хотелось бы начать разговор.

Почему-то за последние несколько лет любые более-менее существенные социальные и экономические реформы и инициативы в России воспринимаются всеми нами с некоей однотипной реакцией. Эта реакция состоит из двух частей. Первая часть звучит так - "оно же не будет нормально работать, только больше бюрократии и больше усилий для нормального финансирования". Вторая часть заключается в попытках "править запятые". То есть в попытках титаническими усилиями - через "работу с документом" - исправить потенциальный вред до относительно приемлемых размеров. Так примерно дело обстояло со 122-м законом о монетизации льгот. (Интересно, кстати, было бы посмотреть - что сейчас, через несколько лет, остается в виде этой самой "монеты" в карманах льготников?) Но на том законе дело не закончилось. В настоящий момент по стране идут сразу несколько, на первый взгляд, разноименных реформ, подавляющее большинство из которых инициировано, по сути, Минфином. Введение новых форм оплаты труда. Изменение финансирования детского отдыха. Изменение финансирования санаторно-курортного лечения работников (долечивания). Заявлено и проводится сокращение в армейской структуре. Скоро начнется "регионализация" вузов. Продекларировано сокращение числа госслужащих, "чиновников". Обсуждается милицейско-полицейская реформа...

Каждая из этих реформ, взятая отдельно, подается как явное улучшение, модернизация и даже, извиняюсь, инновация. Результатом их декларируется улучшение качества услуг, предоставляемых гражданам, и увеличение (или, как минимум, неснижение) уровня оплаты труда для работников, занятых в этих сферах. Так ли это? Улучшается ли качество услуг? Растет ли зарплата? И - если растет, то за счет чего? За счет сокращения штата, за счет интенсификации труда? И - коренной вопрос для всех этих реформ - откуда и куда после всех этих реформ текут финансовые потоки? Идеологическое обоснование для всех этих изменений приводится почти всегда однотипное. Это не только ссылки на низкую эффективность, низкую производительность труда (с чем можно спорить), но и ссылки на реальные проблемы, которые испытывают реформируемые отрасли и направления.

Непредвзятые ответы на заданные вопросы также являются типичными, подходящими к большинству из перечисленных выше направлений. Качество услуг если и улучшается, то незначительно. Зарплата если и растет, то в небольших размерах. В большинстве случаев в отраслях проходят существенные сокращения - как числа работников, так и количества учреждений. При некотором улучшении (и то далеко не везде) материальной базы существенно растет интенсификация труда. Что же меняется действительно качественно в результате всех этих изменений? Ответ простой. Качественно меняется система финансирования. Подавляющее большинство финансовых обязательств государства "переадресовывается" с федерального уровня на региональный.

Наиболее классическим образом такая "переадресация" была проделана в этом году в отношении детского отдыха и санаторно-курортного лечения. То, за что раньше платил Фонд социального страхования, перенаправили в зону ответственности местной власти. Конечно, заявив о том, что новые расходы "регионалов" будут им компенсированы доходами от акцизов. Но это не "легкодоступные" деньги, их еще "извлечь" надо. А лето, дети и санкур - вот они, уже на пороге. При этом, отдав ответственность и слегка поделившись деньгами, "центр" усилил чисто административное давление на регионы.

Результат. Мне рассказывали о вакханалии приписок (и по детскому отдыху, и по санкуру), которыми сейчас регионалы пытаются защититься от санкций сверху. Совершенно анекдотичные вещи происходят. Можно прочитать в местной прессе Энской губернии парадный отчет о том, что-де "в этом году на детский отдых выделено в бюджете на 200 миллионов больше, чем в прошлом". Ну да - больше! В прошлом году, кроме местного бюджета, отдых спонсировал еще и фонд соцстраха, а в этом - только бюджет. И сегодняшние "200 миллионов" далеко не всегда покрывают прошлогодние соцстраховские. Приписки по формам отдыха детей. "Оздоровлено 500 000 детей"! Ага! Только в прошлом году путевки давали на 21 день, а в этом - на 14. Да еще и часть детей не уехали за город, а остались в "лагере" при школе - на асфальте, "на дворовых площадках". А по статистике - да, все нормально! За это кто ответит? Те, кто отвечает по закону, то есть местные органы власти. А то, что их внезапно поставили вышестоящей "реформой" враскоряку - дело десятое. И при любом региональном недочете федеральный начальник в два счета найдет Тяпкина-Ляпкина, уволит его с волчьим билетом.

Можно много еще написать о санкуре, детском отдыхе и пр. Но - принцип-то понятен. И принцип этот, повторю, регулярно реализуется в совершенно разных направлениях.

Предположим, что такая социально-финансовая федерализация ставит своей целью развитие регионов. Допустим, в США достаточно велики полномочия отдельных штатов, в том числе финансовые. Но разница в том, что в США, напомню, отсутствует такая вещь, как "властная вертикаль". Там, извините, губернаторов избирают всеобщим голосованием. А у нас степень обязанностей, перекладываемых на регионы, не конгруэнтна степени прав, которые этим регионам предоставляются. В рамках подобной логики я совершенно не удивлюсь, если через некоторое время какой-нибудь подобный кульбит будет осуществлен, например, с пенсионным фондом. А что - обязать регионы выплачивать пенсии, "компенсировав" им новые расходы передачей еще какого-нибудь акциза?! Платил же фонд соцстраха всю свою жизнь за детский отдых - сейчас не платит. Чем пенсионный фонд хуже? И все претензии о размере пенсии - к регионалам.

Ну а "центр", избавившись от текучки, может сконцентрироваться на мегапроекте "Сколково" и иных инновациях... Такой подход крайне опасен. Степень опасности легко продемонстрировать на примере тех же пожаров. Ну да - исключительная жара. Но и при меньшей жаре торфяники горели. А степень дееспособности нынешних - децентрализованных - лесных ведомств сейчас наглядно всем продемонстрирована. Но это вспыхнула природа. А если в результате регулярно повторяющихся игр с финансовыми потоками, перераспределением полномочий и инновационными формами оплаты труда вспыхивают люди, то тушить такие пожары гораздо труднее. Мне кажется, что в Минфине этого просто не понимают. А потому продолжают свою "реформаторскую" политику в новых и новых сферах - совершенно однотипную и крайне опасную. Боюсь, что и не поймут. Потому что "тушат" социальные пожары за ними другие люди.

Александр ШЕРШУКОВ

Читайте нас в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе последних событий
Новости Партнеров
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте

Новости BangaNet


Киномеханика