Монолог главного редактора

Мы куда-то вступили

21 мая министр правительства РФ Герман Греф и комиссар Европейского союза Паскаль Лами подписали протокол, завершивший шестилетние переговоры с ЕС по вступлению России во Всемирную торговую организацию. Уже в этом году Россия может оказаться в ВТО. Протокол - это мягко сказано: 600-страничный документ, включающий установки по пошлинам на 11 тысяч товарных позиций, а также условия доступа иностранных компаний на российский рынок услуг.

В комментариях главных персонажей содержалась следующая информация:

- Россия за семь лет повышает цены на газ примерно вдвое;

- средний уровень тарифов будет составлять: 7,6% - на промышленные товары, 11% - на рыбу и 13% - на сельхозпродукцию (утверждается, что снижения нынешних тарифов на сельхозпродукцию не будет);

- в области услуг Россия пустит на внутренний рынок иностранные компании во многих секторах, включая телекоммуникации, транспорт, финансовые услуги, почтовые и курьерские услуги, строительство, торговлю, экологию, новостные агентства и туризм.

Зафиксированы разные переходные периоды к новым импортным пошлинам по разным группам товаров (например, переходный срок по автомобилям составляет семь лет).

Собственно, это все существенные вещи, о которых заявлено. Все остальное - как говорят иностранцы - “бла-бла-бла”: общие заявления о том, что “Россия открывает рынок в тех секторах, где отечественные производители конкурентоспособны и существуют равные условия конкуренции”. Вообще-то, немного для этих самых 600 страниц и 11 тысяч позиций.

Очень интересует несколько вопросов:

- знаком ли кто-либо в стране, кроме лиц, принимавших участие в подготовке протокола, с его условиями в полном объеме?

- знакомы ли (не население в целом, а представители работодателей и работников) с теми условиями, в которых придется жить и работать конкретным предприятиям и гражданам после вступления в ВТО?

- согласны ли они с этими условиями?

Не берусь судить о согласии с условиями просто потому, что ответы по первой и второй позиции будут отрицательными.

В связи с этим процитирую результаты недавнего опроса Аналитического центра Юрия Левады. На вопрос “Вступление России во Всемирную торговую организацию (ВТО) соответствует в целом интересам России или идет вразрез с ее интересами?” - 50% опрошенных ответили “соответствует”, 21% - “идет вразрез с интересами России”, 29% затруднились ответить.

Понимаете, какая возникла ситуация? Конкретные договоренности широкой публике не известны, тем не менее большинство населения страны их - де-факто - поддерживает. Не сомневаюсь, что для ряда отраслей (например, металлургии) вступление в ВТО уменьшит количество дискриминационных пошлин, которыми сейчас облагается их продукция. А для других?

Можно много говорить о преимуществах членства в ВТО. Но если, например, оперировать китайским опытом, то два качественных условия, которые повышают конкурентоспособность экономики КНР в ВТО, - это крайне низкий уровень оплаты труда подавляющего большинства работников и высокая степень, так сказать, “социально-экономических свобод”, которыми пользуются иностранные компании в свободных экономических зонах Китая. Совместимы ли оба этих условия с Россией? И как оба они коррелируются с “борьбой с бедностью”? При этом представители российских работодателей даже не скрывают, что конкурентным преимуществом российских компаний является низкая (хотя и не китайская, конечно) стоимость рабочей силы.

Другой вопрос. Знают ли собственники и работники этих предприятий о том, что, согласно заявлениям того же ВТО, процесс обсуждения условий вступления должен осуществляться публично? За прошедшие несколько лет была проведена сотня разных конференций, где в основном обсуждались абстрактные темы, типа “Должна ли Россия вступать в ВТО?”. Ответы давались соответствующие: “Вначале нужно подсчитать цену вопроса”, “Вступление в ВТО не должно нанести удар по экономике и работникам” и т.д. Это общий треп. В момент, когда разговор пошел о конкретных позициях, цифрах и перспективах, никакого информирования общественности (или хотя бы заинтересованных лиц) не было и в помине.

Что конкретно подписали Греф и Лами?

Что конкретно уступил ЕС и что - Россия?

Как правительство будет компенсировать негативный эффект от вступления в ВТО для, например, автопрома и авиапрома?

Услышим после того, как вступим. А на любые возражения нам ответят: “Россия так долго шла к вступлению, мы не можем отказаться от обязательств”.

Спорим, что так и будет?!

Александр ШЕРШУКОВ
Читайте нас в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе последних событий
Новости Партнеров
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте

Новости BangaNet


Киномеханика