Наша почта

Дискуссионное обозрение

Наиболее интересные мнения на сайте “Солидарности”

Рубрика “Тема недели” появилась на нашем сайте в начале весны, но уже успела стать весьма востребованной, судя по активности участников обсуждения. Изначально было задумано, что наиболее интересные комментарии мы опубликуем в печатном варианте газеты. И в этом номере мы предлагаем их вашему вниманию.

Пользуясь случаем, хочу еще раз расставить акценты на содержании комментариев и подборе предмета обсуждения в рубрике “Тема недели”. Конечно, мы рады любому вашему мнению, вашей заинтересованности в обсуждаемых вопросах. Но интереснее, и в первую очередь для остальных участников дискуссии, конкретная информация и реальные примеры. К тому же они могут стать темой для публикации в “Солидарности”. Что еще? Не хотелось бы читать на нашем сайте посты оскорбительного характера. Так что цивилизованное обращение даже к заведомому “противнику” весьма приветствуется. Ну, и еще напомню, что вы сами можете участвовать в подборе важных или наболевших тем для обсуждения на сайте нашей газеты.
Теперь несколько слов о тех приоритетах в темах недели, которые расставили сами участники дискуссий. Почему-то никого не заинтересовала тема о незаконном увольнении с предприятий женщин - беременных, матерей-одиночек, работниц, находящихся в отпуске по уходу за ребенком. Хотя, возможно, такие случаи единичны - тогда хорошо. А вот то, что тема “Отголоски ФЗ-122”, где в качестве преамбулы была информация о лишении льгот сельских педагогов Алтайского края, не была востребована, несколько удивляет. Ведь монетизация пребольно ударила по всем категориям льготников, и мы ожидали много примеров. Но - увы... Зато вопросы, касающиеся в чистом виде профсоюзной тематики, оказались популярны. Наибольший рейтинг получила тема “В “кармане” у работодателя”.

КАРМАННЫЙ ВОПРОС

Наиболее популярная тема, опубликованная на сайте в № 23 “Солидарности”, была заявлена так: “Первичка активно отстаивает права работников и профсоюза на предприятии. Естественно, для большинства работодателей такая организация “в своей вотчине” неугодна. В противовес руководство нередко создает свой, карманный профсоюз. Чтоб не высовывались”. Далее следовали реальные примеры и предложение обсудить тему “прикарманивания”. Основой дискуссии стали сообщения из Северодвинска, от представителей разных профобъединений. Обсуждалась тема “прикарманивания” первички “Севмаша”. Вот что пишет Сергей Чистяков:

“Сам я уже 10 лет работаю в первичке “Севмаша”. В 2000 году, тогда еще проработавший чуть более года, был избран делегатом съезда РПРС в Москву. Тогда впервые увидел во всей красе методы работы Макавчика - когда единственный от Севмаша голосовавший против внесения изменений в устав РПРС, приведших позднее к расколу в профсоюзе, тут же, во всеуслышанье, прямо в зале был “исключен” из профсоюза. Представьте мое состояние, чуть ли не единственного молодого профсоюзного работника (тогда мне было 37 лет).

Да, я читал статьи в “Солидарности” с примерами, о сильной первичке, в них в основном речь о создании заново “альтернативной” профсоюзной организации под крылом работодателя (администрации). Я сам не сторонник революционных методов. Но сейчас, по прошествии 10 лет, делая как раз оценку действий руководства РПРС по защите прав работников, могу сказать, что оно как раз тоже находилось в кармане у “Севмаша”. Буквально через месяц после проведения профсоюзной конференции на “Севмаше” о выходе из РПРС генеральный директор (тогда еще В.П. Пастухов) в мае 2004 издает приказ, которым вынуждает нас заново собирать заявления на безналичное удержание профвзносов у работников, а это на тот момент ни много ни мало - более 20 тысяч (!) человек. В процессе выхода из РПРС Шадрину, председателю первички “Севмаша”, заместителем генерального директора по труду и кадрам не раз предлагались заманчивые должности на предприятии, лишь бы он снова вернул первичку “в лоно церкви”, а через месяц вышел из профсоюза и сам Дарда, состоявший в нем еще с советских времен.

Далее, в августе 2004 года, нам было предложено освободить помещения профкома, которые располагались в “красном доме” (заводоуправлении), находящемся в центре предприятия и наиболее удобном для посещения членами профсоюза. В общем, методы стандартные, о которых не раз рассказывалось в “Солидарности”.

В итоге я хочу сказать, что идеальных выходов для всех ситуаций не найти, а тем более в общественных организациях. Вот захотел рядовой член профсоюза выйти из него, и “ты хоть тресни”, а это его “святое” право, и ничего с этим не поделаешь. А что касается искусственно создаваемых заново карманных профсоюзных организаций, то длительной перспективы у них нет.
В Северодвинске есть профсоюзная организация МПАТП (автотранспортное предприятие), в которой состоят почти 100% работников, включая директора, так что - эта первичка в кармане у работодателя или он в кармане первички?”
Но были и другие сообщения, в том числе по темам, предложенным “Солидарностью” ранее. Так, Гуля пишет:

“На знаменитом Савеловском машиностроительном произошло то же самое. Несколько лет назад. Был завод, была сильная, более 2 тысяч работников, первичка. Пришел новый собственник. Типа - обанкротили предприятие, и на тех же производственных мощностях создали новое ОАО. А бывший предпрофкома - Тамара Дмитриевна Матюнина - боролась до последнего за сохранение прежних льгот и гарантий работникам. Дошло до того, что профвзносы она собирала по списку. На территорию предприятия ее не пускали. Но больше всех удивила позиция местного, в смысле областного, Тверского профобъединения. Когда новый работодатель понял, что профсоюз все равно должен присутствовать, он поехал в Тверской облсовпроф. И... блин, создали на САВМЕ первичку другого профсоюза! Машиностроителей! С подачи работодателя! С согласия профверхушки областной. Короче, не всегда виноваты предпрофкома на местах. Иногда, в погоне за численностью, и вышестоящие руководители “ляпают”. В “Солидарности” про это писали - спасибо вам. Но, думаю, есть смысл продолжить тему”.

Респондент Игорь, не приводя конкретного примера, высказал мнение по поводу ответственности в делах профсоюзных:

“Самое плохое, что может быть в профсоюзном движении, это попытка перекладывания всей ответственности за дела в профсоюзе на его руководителя. Если действовать по такому шаблону, то если кому-то не нравится руководитель профсоюзной организации, он может свое подразделение первички в полном составе перетащить в другую организацию. Сами понимаете - будет хаос. Да и законодательство РФ четко говорит о праве каждого гражданина принять индивидуальное решение - быть ему или нет членом любой общественной организации, в том числе профсоюзной. А вот коллективное членство у нас не предусмотрено. Поэтому любой конфликт внутри профсоюза должен решаться в рамках ЗАКОНА. И в продолжение темы “нравится - не нравится руководитель первички или профсоюза”. А кто его избирает - инопланетяне? И устав профсоюза принимали тоже они? Будут ли при такой дисциплине внутри организации считаться с ней работодатели и власть в целом? Конечно, такие конфликты внутри организаций создают большие возможности создания “карманных”, зависимых профорганизаций и назначения их руководителей”.

ПОГОВОРИМ О ДОВЕРИИ

Другой хит сайта - тема недели “Степень доверия” (№ 27). Речь шла о том, почему возникает недоверие людей к профсоюзам и как эту ситуацию можно исправить.

“Начать разговор на заявленную тему считаю необходимым с одного, но наиболее важного вывода. Наше общество “заточено” на лидера, - пишет Игорь Викторович. - И в зависимости от того, кто приходит к руководству, является ли он действительно ЛИДЕРОМ, в этом направлении и развивается ситуация. Так и в профсоюзном движении. В последнее время среди руководителей профсоюзных организаций настоящих лидеров становится все меньше и меньше. Нет желающих заниматься неблагодарной работой, ссориться с руководством, отстаивая чьи-то интересы. Тем более что в будущем, после переизбрания, можно получить крайне неприятные последствия: лишиться и работы, и средств к cуществованию. Поэтому к руководству профорганизациями приходят назначенные руководством ПОСРЕДСТВЕННОСТИ, и реальной политики по изменению ситуации со стороны высшего руководства профсоюзным движением нет. Считаю, что им так же выгодно иметь послушных и управляемых, а зачастую просто некомпетентных и необразованных руководителей.

Вторая проблема (их множество) заключается в реальной оценке деятельности профсоюзов. Может ли организация реально защитить работника при отсутствии подготовленных для этого специалистов? Посмотрите правде в глаза и увидите, что в центральных профсоюзных органах и на местах работают пожилые люди, не способные переосмыслить ситуацию, жить не догмами, а свежими идеями. Подавляющее большинство из них никогда не пойдет на конфликт ради каких-то принципов, из которых, собственно говоря, и появляется уважение к организации и ее авторитет.

Третья проблема - это правовой нигилизм в профсоюзном движении, отсутствие дисциплины и, как следствие, внутренние “разборки” и интриги среди руководителей.

И последнее - политизация профсоюзов и части их руководителей. До тех пор, пока они будут состоять в партиях и, следовательно, выполнять устав и партийные установки, у профсоюзов нет перспектив к самостоятельности.
И несколько слов о примерах. С 1989 по 2005 год был заместителем руководителя первички с численностью более 10 тыс. До тех пор, пока председатель первички не ставил личные политические цели и не считался - в его понимании карьерного роста - с “целесообразностью”, до позднего вечера в профком шли люди, активно обсуждались проблемы, искались пути решения. В итоге рос авторитет организации. Как только личные мотивы в действиях руководителя стали преобладать, наступил кризис, вся работа организации заключалась в том, чтобы не ссориться с администрацией”.

Реальными примерами поделился и участник дискуссии Александр Хаустов:

“О наших профсоюзах отзываются по-разному. И мнения, зачастую диаметрально противоположные, можно встретить в одном и том же коллективе. Однажды мы с председателем Липецкого обкома профсоюза работников строительства Анатолием Сиротиным отправились на предприятие, где есть проблемы с зарплатой, то есть практикуется ее выдача в обход официального пути. Об этом поступил сигнал от работника, пожелавшего... остаться неизвестным. Ну да ладно, на месте, где весь коллектив друг друга может поддержать, глядишь, осмелеет народ. Ведь всем известно, что “серая” зарплата выйдет боком, если, не дай Бог, заболеешь, инвалидность на производстве заработаешь, да и при начислении отпускных, пенсий учитываться не будет.

И вот мы на месте, задаем вопросы рабочему классу. Увы, наши подозрения на “партизанское молчание” подтверждаются. Лишь один работник попытался выступить в роли правдолюбца, но не успел и рта раскрыть, как тут же был отозван мастером на “срочное задание”. Остальные в ответ на все наши вопросы пожимали плечами и старались побыстрее скрыться с глаз долой. Как мимоходом обронила одна из женщин - от греха подальше.

Директор предприятия, тоже наемный работник и, кстати, член профсоюза, просто удивил. Заметив у нас диктофон, он... онемел. А потом знаками стал показывать, что надо аппарат выключить. И лишь после этого туманно объяснил, что он не в курсе дела и исполняет все только так, как скажет “хозяин”, то есть учредитель фирмы. После такого “расследования” молодой строитель, председатель профкома (он с самого начала был вместе с нами) съехидничал: “И вот такие люди заявляют: кому нужны эти профсоюзы. И сами ведь члены профсоюза!” Кстати, этот парень вскоре покинул пост председателя профкома, который занимал на общественных началах. Так и не удалось ему всколыхнуть народ.

В федерацию профсоюзов области, в обкомы отраслевых профсоюзов, в редакцию профсоюзного выпуска “Мы” часто приходят, пишут, звонят по телефону с жалобами на работодателя. Но желают при этом остаться анонимными. Просьба всегда одна и та же: “Только не называйте мою фамилию”. Но кто же за вас, членов профсоюза, должен решать проблемы? Председатель профкома? Но не в одиночку же! Он может выступить в защиту, когда есть факт, подтвержденный вами и вашими товарищами. В противном случае может получиться клевета на работодателя, который в отличие от членов профсоюза вряд ли побоится подать в суд за навет.

Совсем недавно в редакцию профсоюзного выпуска “Мы” обратился за помощью работник, которому не выплачивают несколько месяцев зарплату, хотя уже было вынесено в его пользу судебное решение. Договорились поднять эту проблему на страницах газеты при условии, что редакции будут предоставлены все документы. В назначенный срок мужчина в редакцию не пришел, его телефон не отвечал.

Мы часто киваем в сторону иностранцев - вот там правильные профсоюзы, не то что наши! Но там и сами члены этой общественной организации не такие, как у нас. Липецкий профсоюзный лидер, побывавший в составе российской делегации за рубежом, поинтересовался у канадского строителя, состоит ли тот в профсоюзе. Иностранец искренне удивился: а как иначе, ведь я вместе со всеми. “А не боитесь отстаивать свои права?” - задал очередной вопрос липчанин. “Я не один, нас много, и потому бояться нам нечего”, - последовал ответ.

В нашей области работники завода с иностранным капиталом решили создать профсоюзную организацию. Обратились за помощью и поддержкой в обком профсоюза. Им помогли. Профорганизацию создали, и вошли в нее... 6 человек во главе с лидером. Это из нескольких-то сотен работающих. Через две недели профорганизация распалась - сказалось давление работодателя. Кто-нибудь из большого коллектива вступился за братьев-рабочих? Разве лишь мысленно...
Так в чем же дело? Наверное, не в председателях профсоюзных комитетов того или иного уровня, а в гражданской позиции каждого. Мы почему-то считаем, что за нас все должен сделать один председатель профкома, раз его избрали. Изменимся все мы - изменятся и профсоюзы. Потому что профсоюз - это каждый из нас”.

А председатель Молодежного совета ЮФО Дмитрий Чуйков (Астрахань) выступил с реальным предложением:

“Меня уже давно посещает мысль о том, что часть наших профсоюзных лидеров (являются они руководителями или нет) страдают отсутствием простых навыков культурного общения, не говоря уж о таких вещах, как приверженность идеалам единства, солидарности и справедливости. Профсоюз, по сути своей, является корпорацией (объединением) людей, защищающих свои права и интересы. Так давайте же грамотно строить свою корпоративную культуру! Мной внесено предложение по подготовке в рамках Молодежного совета ФНПР “Этического кодекса молодого профсоюзного лидера России”, который бы стал не просто рамочным документом, а руководством к действию для молодых профсоюзников. Более того, считаю, что при положительном опыте его разработки можно было бы предложить подготовить “Этический кодекс профсоюзного лидера России” и после согласования с членскими организациями предложить его на утверждение делегатам VII съезда ФНПР (во как загнул, аж сам разволновался :)). Вот такие у меня мысли, дорогие коллеги!”

О ТЕРПЕНИИ И ТЕРПИМОСТИ

А в № 24 темой недели стал “Порог понимания”. Речь шла об участии профорганизаций в массовых несанкционированных акциях. “Возможно, некоторым нашим профработникам уже стоит переступить через “порог понимания” работодателя? Или в условиях кризиса правильнее будет сдерживать “бунтарские порывы”, чтобы этот кризис переждать?” - писали мы. И вот какие ответы получили:

“Быть профлидером и вести реальную работу на конкретном предприятии крайне нелегко, - резюмировал Вениамин Жёстких. - Не навреди, данный врачебный принцип необходимо применять и профлидерам, но они должны четко понимать, какое лечение, “терапевтическое” или “хирургическое”, окажется наиболее эффективным. Иногда надо иметь смелость взять на себя ответственность и за жесткое противостояние, и за сокращение численности работающих”.
Более конкретным был Алексей Колбаско:

“Несколько месяцев назад комиссия Федерации профсоюзов Липецкой области и представитель прокуратуры выезжали в ОАО “Строймаш” (г. Лебедянь) с проверкой фактов нарушения трудовых прав работников, так как они сетовали на то, что оплату им стали производить из расчета 50% за полный рабочий день. Дело в том, что администрация завода встала перед дилеммой: или ввести 50-процентную оплату труда всех, начиная с директора и заканчивая рядовым работником (сдельщиков это не коснулось), или сократить более 300 работников. Иначе не выжить. Профсоюз дал согласие, я лично беседовал с работниками: они практически все были за такое решение. По сути, законные нормы были нарушены, но в ином случае пришлось бы резать по живому.

Председатель профкома встал на сторону тех трехсот работников, которые могли бы лишиться своих мест, и не оспаривал введение 50-процентной оплаты. Как вот в этом случае расценивать действия профлидера? Огульно хаять или все-таки попробовать встать не его место? И спросить себя: какое решение принял бы я?”

Подготовила
Наталья КОЧЕМИНА
Читайте нас в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе последних событий
Новости Партнеров
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте

Новости СМИ2


Киномеханика