Top.Mail.Ru
Образование

“Оптимизация” по-тюменски

Опыт “самого успешного” эксперимента с учительской зарплатой

Тюменская область послужила экспериментальной площадкой для реформ. Тут раньше, чем в большинстве регионов, повышались тарифы на ЖКХ, а некоторые муниципальные учреждения образования и здравоохранения стали автономными некоммерческими организациями еще до принятия закона. Впереди область оказалась и в реформе оплаты учительского труда - причем, по оценке ЦК профсоюза народного образования и науки, тоже вразрез с трудовым законодательством. Правда, учителя - те, кто не попал под сокращение, - нововведения как будто поддерживают, по крайней мере, никто не протестует... Видимо, не зря тюменского губернатора Сергея СОБЯНИНА - главного “испытателя” планируемых общенациональных реформ - забрали в Кремль, сделав руководителем президентской администрации.

Оценивать успешность реформаторских мероприятий, в частности - реорганизации оплаты учительского труда, корреспондент “Солидарности” отправился прямо на “поля боевой славы” - в Тюменскую область. О результатах реорганизации и чиновники, и профлидеры, и сами учителя высказывались довольно оптимистично, правда, практически на каждый “плюс” нововведений почему-то находится один, а то и больше “минусов”.

ПРЕДЫСТОРИЯ

Историк по образованию, председатель обкома профсоюза работников народного образования Валентина Худякова начала рассказ о нововведениях в оплате труда с исторического экскурса. Готовя доклад к мероприятиям, посвященным 100-летию профдвижения и 60-летию заново учрежденной в 1945 г. Тюменской профорганизации работников образования, председатель обкома наткнулась на ряд архивных документов: колдоговоры, тарифные соглашения 1920-х годов, доклады о положении дел в губернском союзе учителей, а затем и в профсоюзе народного просвещения. И, по ее словам, настоящим открытием для нее было увидеть в документах начала прошлого века действовавшую до недавнего времени тарифную сетку со столь хорошо знакомыми всем учителям семнадцатью разрядами. “Мы постоянно пытаемся изобретать колесо, и оно почему-то постоянно получается у нас треугольным”, -заметила заведующая отделом тюменского областного архива Майя Смирнова, показывая нам документы. Старую, новую или же обе системы оплаты нужно считать “треугольным колесом”, я не поняла. Но сделала вывод, что нововведения, видимо, призваны освободить учителей от исторического наследия наркомпроса в виде тарифных разрядов.

Еще интересной находкой Валентина Тимофеевна считает доклад, посвященный 10-летию профсоюзной организации. В нем прозвучали слова о том, что губерния сразу выступила за “полное огосударствление профсоюза”, то есть за тесное сотрудничество профсоюзов с властью и выполнение ими по существу государственных функций. И, по ее мнению, сегодня складывается такая же ситуация, ведь обкому профсоюза приходится работать в тесном сотрудничестве с департаментом образования. Так что и введение методики, и ее корректирование - результат совместных усилий. А подробное описание методики, истории ее создания и внедрения мне довелось услышать дважды - в почти соседних кабинетах, принадлежащих департаменту и обкому профсоюза. Чиновничью версию представила автор методики - Татьяна Тоболова, начальник главного экономического отдела.

АВТОРСКАЯ МЕТОДИКА И ОБЩИЕ ПРИНЦИПЫ РЕФОРМЫ

По словам Татьяны Сергеевны, методика была разработана уже к декабрю 2004 г. С 1 марта начался переход на эту методику в 102 школах, а с 1 сентября на нее перешли и оставшиеся 459 школ. Главный принцип - ориентация на нормативы Госстандарта в образовании, а также на нормативно-подушевое финансирование, которое в области действует уже с 1 сентября 2004 г. Основа отраслевой оплаты труда - стоимость педагогической услуги - “ученико-часа”. И зарплата педагога зависит от того, сколько человек в классе он учит и сколько часов в неделю преподает, то есть сколько выдает “ученико-часов”. Стоимость такой “единицы измерения” у конкретного учителя зависит от того, какая у него категория и какой он преподает предмет. Все предметы разбиты на 4 группы сложности, каждая со своим поправочным коэффициентом - 1,15; 1,10; 1,05; 1,00. Каждой категории тоже приписывается свой коэффициент.

Штатное расписание составляет директор, обязанный в начале каждого года ознакомить всех учителей с будущим графиком работы. Так что, говорит Татьяна Тоболова, “преподаватели, уходя в отпуск, уже знали, какая у них будет зарплата”. Кроме того, зарплата педагога состоит из гарантированной части, или, в терминах методики, - “тарифного и надтарифного фонда”, что составляет не менее 70% зарплаты. 30% составляет фонд стимулирования труда. Из этого фонда устанавливаются доплаты: за звание - 3600, за степень - 3000 рублей, а также премия по результатам работы. Основными критериями для получения премии, по словам автора методики, являются “качество, здоровье и воспитание”. Качество при этом измеряется по результатам контрольных срезов и ЕГЭ, воспитание - по количеству правонарушений, здоровье - по результатам медицинских обследований. Стаж при такой системе оплаты труда не учитывается, что, по мнению Тоболовой, должно привлечь в школу молодежь.

Нужно отметить, что все “базовые принципы” методики ограничены бюджетными возможностями, которые по Тюменской области оказались не самыми маленькими. Ведь с 1 января по области прошло повышение зарплат на 36%, где 16% -инициатива бывшего губернатора Собянина. Собственно говоря, методика направлена на то, чтобы эти 16% “оптимизировать” таким образом, чтобы они оказались чем-то большим. Причем оптимизацией этих 16% должны заниматься сами учреждения. И не по решению изобретательных методистов из департамента, а по распоряжению того же губернатора от 6.12.2004 № 1114-рк “О порядке кассового исполнения расходов и системе оплаты труда в государственных бюджетных учреждениях Тюменской области”. Так что у методики есть серьезный фундамент, правда, не на законодательном уровне и почему-то противоречащий ТК РФ и ряду других законов. Видимо, нарушение законодательства не в счет, когда речь идет о соблюдении общих принципов реформы: “реорганизации”, “оптимизации” и “разграничения полномочий”. В любом случае, в Тюмени действует положение, по которому “фонд оплаты труда определяется бюджетным учреждением самостоятельно, исходя из объемов бюджетных ассигнований”.

На основе этого положения администрация школ и реорганизовала распределение фонда оплаты труда. И, судя по основному статистическому показателю - средней зарплате, департамент их успехами доволен. На 15 ноября средняя зарплата преподавателей по области составляет 7784 рубля (на конец прошлого года она была только 4123 рубля). Департамент образования считает это большим достижением, ведь “как сказал наш Фурсенко, методика признана самой лучшей и рекомендована всем”. Так что нужно ожидать, что “внедрять” ее будут повсеместно. И теперь к тюменским чиновникам от образования представители других территорий обращаются с просьбой оказать методическую помощь. “Конечно, наша методика несовершенна, говорит Татьяна Тоболова, - но мы ведь ее каждый день дорабатываем, исходя из обращений и жалоб”. Про обращения и жалобы мне уже рассказывала в основном Валентина Худякова.

ПРОФСОЮЗНЫЕ МНЕНИЯ

Председатель обкома начала излагать свое мнение о реформе оплаты труда с “плюсов”. Зарплата может составлять 90 - 95% нормативов финансирования - значит, реформа ориентирована именно на учительскую зарплату, а не на технические расходы. К плюсам методики, по мнению Худяковой, можно отнести и усиление дифференциации в оплате: “Главное, что есть стимулирование. По ЕТС ведь в школе никаких премий не платили. Учителя будут работать лучше, хотя бы из самолюбия и стремления получить премию”. Видимо, обком профсоюза разделяет серьезную озабоченность образовательных министерств и ведомств качеством педагогических кадров, и полностью поддерживает политику. Позитивным нововведением председатель обкома считает и отсутствие надбавок за стаж - опять же в связи с качеством преподавания. Ведь молодежь лучше адаптируется к новым методикам преподавания и подготовке к ЕГЭ. “Мне, как представителю профсоюза, нравится, что премирование администрации выведено из стен школы. Они уже сегодня сами себя не поощряют”, - продолжает перечень положительных сторон методики Валентина Тимофеевна. Что ж, с этим сложно поспорить.

Практически все минусы методики председатель обкома объясняет ее новизной. Например, еще весной возникла проблема с оплатой работы учителей иностранного языка при делении класса на группы. С жалобой в обком тогда обратились учителя сразу нескольких тюменских школ. Обком договорился с департаментом, так что теперь введен поправочный коэффициент, и они получают такую же оплату, как учителя, работающие с целым классом.

Проблемы возникали и в связи с тем, что в постановлении губернатора говорилось, что зарплата повышается на 36%, но при этом 16% идут только на премию. В частности, вопросом о том, премия это все-таки или зарплата, задался коллектив Сорокинской коррекционной школы. С жалобами в обком обращались и подпавшие под сокращение учителя. Например, учительница музыки, которую администрация одной из тюменских школ пыталась заставить перейти на гражданско-правовые отношения. Так что юристу обкома приходится регулярно отвечать на письма непонимающих учителей и давать им убедительные разъяснения по поводу необыкновенной успешности методики. Ну, и иногда рекомендовать обратиться в суд.

Довольно осторожно оценивает результаты эксперимента председатель облсовпрофа Михаил Кивацкий. “Нам есть чем хвастаться в отношении реформ, и мы это показывали, - заявил профлидер. - Но порой видение отдельных проблем у нас и у обкомов бюджетников чуть-чуть разное, так что отчасти уволенные “лишние” люди - на совести отраслевого комитета”. Иными словами, мы - за реформы, но за их недостатки отвечаем не мы, то есть не объединение профсоюзов области в целом. Так что, похоже, сокращение оказывается самым больным вопросом реформы, раз уж внутри профсоюза оно вызвало размежевание.

ЛОГИКА ПОВЫШЕНИЙ И СОКРАЩЕНИЙ

На мой вопрос о сокращениях автор методики мне ответила, что кадрами занимается другой отдел департамента. Председатель же обкома сокращения с методикой вообще не связывает, потому что “сокращать количество учителей стали сразу, как было введено нормативно-подушевое финансирование”. А уменьшение средств по этой системе в образовании связано с демографическим спадом. За последние пять лет численность учащихся в Тюменской области упала на 34%. Снизилась и средняя нагрузка на учителя: до 2000 г. было 26 - 27 часов в неделю, сейчас - 22. Вот как Валентина Худякова объясняет логику сокращений:

- Дело в том, что мы в последнее время в нашем регионе жили “при коммунизме”. В области действительно были деньги на образование. И в школах была полная свобода. Во-первых, почти 50% школ было на эксперименте, то есть получали 25 - 30% доплат за экспериментальную работу. Учебный план был раздут до предела: федеральный, региональный, школьный компоненты. В штатном расписании были и освобожденные классные воспитатели, и “организаторы перемен”, и научные консультанты. По пять-шесть завучей - вообще уже... Было настолько вольготное штатное расписание, что 65% общего фонда оплаты труда шло на околопедагогический персонал. А какие предметы преподавались! И экономика, и юриспруденция, и ритмика... И все это за бюджетные деньги. То есть мы за 15 лет привели свои учебные заведения просто в какой-то коммунизм. Причем при таком штатном расписании мы оказались по ЕГЭ на третьем месте снизу. А сегодня нормативное финансирование идет только по Госстандарту.

Подкорректировали региональный компонент, пришлось убрать все лишние предметы. Раз убрали лишние предметы, надо было сокращать и кадры. Да, по людям “прошлись”. Ну, а что делать? Мы просто убрали лишние часы и лишних людей.

Таких “лишних” работников образования на сегодня в Тюмени оказалось 8,1%. То есть уволить пришлось почти полторы тысячи человек. Причем 72% сокращенных - работники в возрасте от 30 лет до предпенсионного возраста, 16% - молодежь, 12% - те, кто уже вышел или в ближайшее время выходит на пенсию. Таким образом, речь идет о массовом сокращении преимущественно вполне трудоспособных специалистов, которых нужно срочно трудоустраивать. И, по данным Управления федеральной государственной службы занятости населения по Тюменской области, большинство этих людей пока найти работу не могут, а “высвобождение граждан из отраслей социальной сферы, в частности - сферы образования, оказывает влияние на состояние рынка труда и способствует увеличению численности зарегистрированных безработных в условиях дефицита свободных рабочих мест”. Вроде сухая констатация факта, по сути - крик о том, что эти люди обречены на длительную безработицу, так как работы для них нет и не предвидится.

Конечно, если всю массу уволенных “размазать” по школам, все будет выглядеть, может, и не так страшно. В Райфайловской средней школе Исетского района, где-то в 60 км от Тюмени, уволили “всего” четырех учителей. Причем вроде бы почти все ушли сразу на пенсию, куда на следующий год должны препроводить еще четырех. Как говорит директор школы Екатерина Блохина, “количество сотрудников изменилось, но не в связи с новой оплатой труда. Просто произошло уменьшение классов-комплектов. Сокращено два учителя пенсионного и два - предпенсионного возраста. Один учитель трудоустроен в Исетской спортивной школе. Из непедагогов сокращена только гардеробщица, ее должность сейчас совмещает уборщица школы. В детском саду - структурном подразделении школы - уволены воспитатель и помощник воспитателя в связи с сокращением одной группы. Раньше средняя зарплата была около пяти тысяч, сейчас примерно семь”.

Леонида Бовдунова, председателя профкома школы, в этой ситуации больше всего беспокоят уже не свершившиеся, а будущие сокращения. Ведь увольнять должны будут “основных специалистов” - учителей физики, математики, биологии, географии. Спрашиваю: “А кто будет преподавать эти предметы?” - “А давайте посмотрим. Чем меньше учителей в школе, тем больше зарплата, поэтому предметы передадут другим учителям. Физику - преподавателю ОБЖ и технологий, математику - мне, а ведь я совсем не математик. Что из этого получится? Какие знания дадут детям? В Бархатовской школе преподаватель ОБЖ уже ведет физику, так там дети знают предмет лучше учителя. Нас ждет то же самое. А потом школьникам сдавать ЕГЭ...”

На вопрос о сокращениях Надежда Семенова, учитель географии этой же школы, говорит, что “очень тяжело уходить, но предлагают. Осталась бы, если бы позволили”. По поводу других уволенных говорит, что в школе “была молодая преподаватель музыки со специальным образованием. Но так как нет полной загрузки, то ей пришлось “подвинуться”. И вряд ли она найдет другую работу в районе”.

По словам Лидии Ильясовой, председателя Исетской районной профорганизации, основная проблема новой оплаты труда - сокращения. Они прошли практически во всех школах. Правда, в суд по району никто не обращался...

Более благополучной на фоне сельских школ выглядела тюменская школа № 62. Там, по словам директора школы Ирины Конончук, сохранилась средняя нагрузка учителей, да и количество классов-комплектов увеличилось. Школа-то рейтинговая. Правда, штат при этом поменялся. Штатное расписание стали пересматривать сразу же после перехода на нормативное финансирование.
Сократилось количество административных работников, но ненамного. Было четыре завуча, стало три. Сократили ставку, и завуч перешел на работу учителем. Один из завучей отвечает за противотуберкулезный санаторий при школе, где обучаются 167 детей. В прошлом году сократили психолога, она теперь работает в санатории. На биржу труда ушли два педагога. Один, учитель технологий, уже трудоустроен. По спискам по этому году под сокращение попали девять человек. И, по словам Ирины Конончук, лишь потому, что администрация школы пошла навстречу выходящим на пенсию учителям, которым выгоднее было увольняться по сокращению. Например, сократили учителя физкультуры, которому 60 лет, причем почти сразу его трудоустроили по контракту, на время действия муниципального заказа по программе департамента молодежной политики и физической культуры. Сократили учителя начальных классов, социального педагога.

Вроде бы все гладко - “лишними” в школе оказываются пенсионеры, ну, и немного “вспомогательный персонал” и неосновные учителя-предметники. Где те 88% из почти полутора тысяч уволенных по сокращению учителей отнюдь не пенсионного и предпенсионного возраста? И неужели все они преподавали только музыку и труд? Можно предположить, что посетить мне удалось не самые “проблемные” школы.

За пару лет в области сократилось количество школ - с 758 до 705. Снизилась и нагрузка на учеников. Как говорит Надежда Русских, директор Солобоевской средней школы, им пришлось сократить практически все часы, отведенные на региональный и школьный “компоненты”: от школьного компонента осталось только два часа в 10-м и два - в 11-м классе. Их распределили на математику и биологию. В девятом классе еще есть профориентация, она “интегрирована” с уроками технологии. Были такие курсы по выбору, как “Мой компьютер” - вывели на кружки, платный и бесплатный. По программе выборный курс ближе к тому, что дает платный кружок. За ведение бесплатного кружка учитель получает доплату из “стимулирующего фонда”, то есть “премию”. Был избирательный курс по биологии - “Здоровье”. Сейчас действует комплексная целевая программа по здоровью, поэтому этот курс интегрирован в стандартные уроки биологии. Ну, выглядит вроде бы нестрашно. Ведь в области в отношении программы раньше наблюдался излишек. Теперь-то все будет хорошо, и к ЕГЭ все будут готовиться гораздо эффективнее. Лишние предметы-то мешать больше не будут...

АРИФМЕТИКА ГАРАНТИЙ И ПРЕМИАЛЬНЫХ

Почти все учителя, с которыми мне довелось беседовать, уровнем оплаты в целом довольны. Повышение в основном вылилось в “премию”, то есть оплату работы учителей сверх основной нагрузки (дополнительные занятия и факультативы, подготовка открытых уроков, участие в школьных мероприятиях и олимпиадах). Такая “надбавка за качество” составляет где-то 30% - то есть почти равна тому повышению, которое учителя должны были гарантированно получить. Вопросы, которые я задавала: довольны ли новой системой оплаты труда, сколько получали раньше и сколько - сейчас, как при этом изменилась нагрузка?

Надежда Семенова, учитель географии: Зарплата сейчас выше, чем в прошлом году. Была 4 с небольшим, стала более 5 тысяч. Нагрузка осталась прежней - 16 часов. Увеличение получается за счет премиальных - последний раз это было 1100 рублей из “стимулирующего фонда”.

Светлана Мякишева, библиотекарь: Меня все устраивает. Зарплата немного повысилась, с премиальными и оплатой работы в кружке получается где-то 4 тысячи. Раньше была ставка - 2800 плюс небольшие доплаты. Мое личное мнение - повышение зарплаты сокращений не стоит, потому что от сокращения страдают ученики, а они для меня важнее всего.

Екатерина Блохина, директор: У меня, как у руководителя, зарплата тоже изменилась. Была ставка по ЕТС 2800, выходило где-то 4900 вместе с оплатой часов преподавания. Стала средняя зарплата учителя, 5 тысяч, умноженная на коэффициент сложности 2,25. Коэффициент сложности определяется числом учащихся, количеством структурных подразделений (их два) и количеством подвозимых учащихся из трех сел. В итоге без начислений получается где-то 10 800. Но я еще веду 12 часов в начальных классах. За часы выходит немного, потому что класс маленький - 11 человек. 1700 выходит за часы, и 550 добавляется за классное руководство.

Елена Згибарца, зам по воспитательной работе: Новой оплатой труда довольна. Было около 7 тысяч рублей, сейчас - 10, включая часы. Как у администратора, сейчас часов меньше, раньше была полная ставка, сейчас - 8 часов. Как у заместителя, зарплата высчитывается в процентах от директорской.

Вера Мурашова, председатель профкома Солобоевской средней школы: К новой системе оплаты труда отношусь положительно, потому что учитель теперь может за-ра-бо-тать. По оплате труда не потерял никто. Раньше моя зарплата была около 4 тысяч. Сейчас она меняется каждый месяц, бывает и 5 с лишним тысяч. Нагрузка осталась прежней, хотя работать приходится больше.

Олег Соляник, учитель географии: В целом системой оплаты труда доволен. Зарплата выросла больше чем на 1,5 тысячи, стала около 6 тысяч. Вообще сумма варьируется в зависимости от премий, лучше (то есть больше) работаем помимо уроков - больше получаем. Нагрузка 22 часа, с прошлого года не изменилась.

Светлана Соляник, учитель биологии: Новая система более правильная и рентабельная. Она очень выгодна для педагогов и учеников, потому что учителя ведут дополнительную работу, за которую получают премии. Зарплата была больше 2 тысяч, стала около 4 - исключительно за счет премий и дополнительной работы. Нагрузка не поменялась, она вообще всего 12 часов. (Я, правда, так и не поняла, как могла не поменяться нагрузка, если преподаватель работает дополнительно А.П.).

В общем, в среднем должно получиться повышение зарплат с 5 до 7 тысяч. Исключение - администраторы, которые, похоже, выиграли больше всех. Может быть, именно поэтому они более всех и заинтересованы в новой системе оплаты - и зарплаты выше, и “хозяйственной самостоятельности”, то есть прав по распределению штатного расписания, больше.

Вопрос о распределении премий и доле гарантированной оплаты труда все-таки вызвал у меня сомнение. Собственно, он вызывает опасения и у председателей профкомов почти во всех в школах, где мне удалось побывать.
Галина Морашова, председатель профкома тюменской средней школы № 62 говорит, что возможности для злоупотреблений со стороны администрации школ, может быть, и есть, но в их школе это очень и очень сложно. Главное препятствие - четкий список критериев, по которым все учителя получают баллы, пересчитываемые в премии. Список разрабатывал управляющий совет школы при активном участии профсоюза. Собственно говоря, ей и сейчас приходится активно участвовать в процессе распределения - навещать учителей и проставлять в длинные простыни-таблицы баллы за дополнительную работу и особые успехи.

Леонид Бовдунов председатель профкома Райфайловской средней школы, считает, что и раньше во всех школах было кумовство. Поэтому вопрос о распределении премий профком взял под свой контроль. Правда, штатное расписание все равно составляет директор: “А ведь там тоже есть кумовство. И можно найти тысячу причин, чтобы уволить неугодного или дать кому-то больше часов”.

И Лидия Ильясова, председатель Исетского райкома профсоюза, согласна с тем, что вопрос упирается в то, какой в школе директор и как ведет себя профком: “И если профком не будет деятельно участвовать в контроле над распределением премий, то могут проявиться и злоупотребления. Вот у нас есть одна школа, где нет профорганизации. Я туда даже не лезу. Там что хочет работодатель, то и делает, и что конкретно там происходит, знает только заведующая управлением образования. А там, где есть профсоюз, председатели профкомов все входят в комиссию по распределению стимулирующего фонда”.

Так что, похоже, у профсоюза с введением новой системы оплаты труда прибавляется работы. И по сокращениям, и по распределению зарплаты. Ведь если в последние несколько лет основным антагонистом в трудовом споре для бюджетников было правительство, то с точки зрения министерства, и методика “самая лучшая”, и оплата труда, дескать, в основном зависит от самих учителей. Ну, немного зависит и от их непосредственных работодателей - директоров школ, они ведь решают, насколько будут загружены их подчиненные, то есть какова будет для них “гарантированная оплата” за труд. Ну, еще в какой-то степени - от региональных бюджетов, которые как известно, в большинстве своем, в отличие от тюменского, дотационные.

Да и тюменский бюджет тоже весьма специфичен. Как призналась Валентина Худякова, “Тюменская область богата за счет северян, за счет налогов на недра. А если бы мы жили за счет собственной налоговой базы, мы были бы точно как Курган, как Тверь, в которых тоже должна будет внедряться новая система оплаты труда”. И хотя, по ее же словам, “методика подходит для любого региона, по ней в регионах типа Кургана оптимизировать вообще нечего”.

Александра ПЕТРОВА
Читайте нас в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе последних событий
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте



Новости СМИ2


Киномеханика