Top.Mail.Ru
Образование

Иностранный язык со второго класса

29 августа министр образования Владимир ФИЛИППОВ провел специальную пресс-конференцию по итогам первого заседания правительственной комиссии
по модернизации системы образования под руководством премьер-министра Михаила КАСЬЯНОВА. Глава Минобразования рассказал о реформаторских достижениях и проблемах в сфере образования и с присущим ему остроумием ответил на вопросы журналистов. Скучать прессе
не пришлось.


Филиппов доложил, что “комиссия рассматривала два блока вопросов: о том, как выполняется первый этап концепции модернизации системы образования (концепция рассчитана до 2010 года), а также вопросы прагматического характера - о финансировании сферы образования”. Чиновник уверил собравшихся, что первый этап образовательной реформы удался, и за прошедшие с его начала полтора года в отрасли удалось создать структуры, призванные бесповоротно реализовать ряд реформаторских планов. Причем по всем направлениям и сверху донизу: от дошкольного образования до вузовского. Правда, на сути и характере преобразований чиновник-реформатор подробно останавливаться не стал. Видимо, решил подождать наводящих вопросов.

Далее Филиппов рассказал о том, что к 1 сентября 2006 года произойдет полное обновление системы среднего образования в стране. И с того момента “в масштабах всей России будут введены новые стандарты образования”. А до того новые элементы в образовании пройдут обкатку в регионах, сказал Филиппов и пояснил, что в августе нововведения обсуждались и рассматривались на педсоветах различных уровней. Правда, о безоговорочном одобрении не говорилось. Однако если Госдума вдруг вздумает эти стандарты не принять, их введут простым приказом Минобразования. И назовут “Обязательными требованиями к минимуму содержания образования”.

Какие нововведения? Ну, например, дети в школу пойдут не с семи и не с шести, а с шести с половиной лет. Иностранные языки станут изучать со второго класса, к информатике будут приучаться с малолетства. Единый госэкзамен (ЕГЭ), опять же, сдавать будут все. На предпрофильное обучение в девятых классах перейдем с сентября 2005-го, и дети сами будут определять свой жизненный профиль - гуманитарный либо экономический. И усложненным материалом школьников начнут мучить лишь с “профильного” этапа (а до того, похоже, детям учиться будет легко и приятно). Уже с января начнется конкурс на лучшие новые учебники; их уже пишут сейчас, если не написали. Уроков физкультуры станет гораздо больше, и упражнения будут интереснее - “не нормативными, а двигательными, развивающими”. Правительство также хочет оптимизировать сеть высших и средних образовательных учреждений: их станет меньше (в основном будут укрупнять, но некоторые и закроют), а количество учащихся оставят прежним. С 2005 года Минобразования хочет организовать всероссийскую кампанию по переподготовке учителей и повышению их квалификации.

Министра спросили, как дальше будет с признанием российских дипломов за рубежом. Филиппов ответил проникновенно: “Да, мы лучшие в мире! Но плохо, что вот они там об этом не знают”. Но скоро должны узнать: Россия ведет отчаянные переговоры о присоединении нас к Болонской декларации об унификации образовательных стандартов, подписанной уже 31 страной (России в этом списке до сих пор нет). Почему? В частности потому, что наши “друзья” из Восточной Европы (например, Чехия) нам ставят палки в колеса, предъявляют претензии к качеству образования и расторгают двусторонние соглашения о признании там наших аттестатов.

Затем министр стал отвечать на вопросы о самоуправлении и общественном контроле в школах. “Контроль должен носить государственно-общественный характер!” - пояснил Филиппов и добавил, что в школьном образовании “сейчас нет механизма, который бы управлял школой. Ведь советы родителей очень зависимы от директора и не могут управлять... Но уже подготовлен законопроект о создании при каждой российской школе управляющего попечительского совета”. В него войдут не только родители, но и старшеклассники, меценаты-спонсоры плюс некие общественные деятели. Предполагается, что сей орган будет наделен недюжинной мощью и сможет координировать практически все аспекты финансирования и управления школой. И даже, страшно сказать, избирать директора.

Самое веселое началось под конец мероприятия, когда Филиппов вновь стал защищать от критики систему единых госэкзаменов. Прежде всего, ЕГЭ позволит бороться с “диким платным образованием”: “На ЕГЭ для поступления в вуз требуется набрать не менее 40 баллов из ста, а если наберете меньше, то хоть миллион долларов платите - вы в вузе учиться не имеете права!” Так что к торжеству социальной справедливости в образовании мы сейчас ближе, чем когда-либо еще. “Если есть более объективная система приема в вузы, дайте нам ее! - воззвал министр непонятно к кому. - Эта система, которую мы вводим, снимает все проблемы, связанные с репетиторством и блатом... А по поводу принципов преподавания - к этому с учетом интересов детей и качества знаний нужно подходить!”

Филиппов снова заявил, что детям в школе дают массу просто ненужной информации, упредив возможные вопросы о примитивности некоторых заданий в рамках ЕГЭ. И снова повеселил публику анекдотцем про “конъюгацию инфузорий”, уже не раз рассказанным. Этого момента ждали многие, в том числе корреспондент “Солидарности”, уже слышавший сию историю от Филиппова в июне. Филиппов, как известно, задал ученым мужам, критикующим школьные реформы, вопрос из учебника биологии для седьмого класса: “Что такое конъюгация у инфузорий?” Министр снова подчеркнул, что ответить точно так же, как в учебнике, не смог никто. И под единодушный смех аудитории прочел ответ (в кратком изложении: конъюгация есть половой процесс у инфузорий, во время коего они соединяются на короткое время и обмениваются частями своих ядер и цитоплазмой).

“Зачем детям это знать в седьмом классе, да еще и написанное таким языком?!” - вопросил чиновник. Впрочем, тут же оговорившись, что он сам настоял на сохранении этих сведений в учебнике и этого вопроса в экзаменах. Для объективности картины. Естественно, после столь блестящей фигуры речи министр образования окончательно всем понравился, и вопросов к нему стало гораздо меньше. Тут-то и подоспел корреспондент “Солидарности” со своим вопросом о проблемах преподавания курса религиоведения...

Суть проблемы в том, что еще 1 июля был утвержден приказ Минобразования о предоставлении религиозным организациям возможности обучать детей религии на факультативной основе. Каковую возможность государственные и муниципальные учреждения образования должны предоставить. Но не всем, а лишь тем конфессиям, с момента регистрации коих прошло не менее 15 лет (то есть только православным и мусульманам). Причем в рамках предмета “религиоведение” детей должны знакомить не только с историей православия и ислама, но и других мировых религий. И в этой связи кадровые проблемы возникнут в малых городах и сельской местности: рассказать о православии местные священнослужители, конечно, сумеют, а вот что они скажут об иноверцах и их религии, можно себе представить. Во всяком случае, приобщение к иной религиозной культуре может быть весьма искаженным. В Москве уже намечается конфликт: столичный департамент образования выступил против подготовленной Минобразования программы курса. Глава департамента Любовь Кезина заявила, что волюнтаристски “вводить православие в школах” недопустимо, так как это будет “будоражить людей, исповедующих другие религии”. Пусть религиозные организации открывают свои специализированные школы (воскресные и т.п.), столичные власти их в этом поддержат, но распространять вероучения за государственный счет непозволительно...

Поинтересовавшись насчет кадрового вопроса в религиоведении, коореспондент осекся, увидев пораженный взгляд министра. “Какое отношение имеет Минобразования к преподаванию религиоведения?!” - изумленно спросил Филиппов. Он явно считал, что абсолютно никакого. Можно было предположить, что какое-то отношение к вопросам образования профильное министерство все-таки имеет, и кто-то даже приказы соответствующие утверждает своею собственной рукой. Но министр посмотрел на вашего корреспондента, как на слабоумного. Помолчав пару секунд, министр взорвался: “Да, имеет отношение! Мы даем такую возможность, а кадровая проблема - это проблема тех школ, которые хотят этот факультативный предмет у себя ввести! Мы им говорим: если хотите, если есть ресурсы - можете хоть изучение “кривых Фибоначчи” вводить!..” Чуть поостыв, министр пояснил, что с религиоведением песня вообще будет долгой: еще не готов окончательный вариант учебника по этому предмету, а кадры будут готовить лишь после его утверждения.

“Вопросы прагматического характера” в образовании, по признанию Филиппова, укладываются в формулу “денег мало”. Как всегда. А потому “следующее заседание комиссии состоится уже в декабре, чтобы найти пути и возможности решения финансовых проблем. В частности, проблемы повышения зарплат работникам образования”. Очевидно, до декабря денег, хоть и в обрез, но хватит, а октябрьского повышения окладов педагогам на пару месяцев хватит. Так что проблемы, как и положено, будут решать по мере их накопления. Планируется, что в бюджете-2004 финансирование сферы образования увеличат на 20%, с сентября студенческие стипендии повысят в два раза, а оклады педагогам вырастут на треть, но с октября.

Вадим Барабанов
Читайте нас в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе последних событий
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте



Новости СМИ2


Киномеханика