Общество

Арестованное лето: Кобозеву продлили домашний арест до сентября


Вячеслав КОБОЗЕВ, бывший председатель Волгоградского облсовпрофа, пробудет под домашним арестом как минимум до 16 сентября. Соответствующее постановление вынес судья Центрального районного суда Волгограда Алексей КОСОЛАПОВ. Защита обжаловала это решение, но надзорная инстанция Волгоградского областного суда еще не рассмотрела жалобу на применение данной меры пресечения. Тем временем адвокаты представили новое возражение на действия судьи - председательствующего по делу, уже по другому поводу. Процесс начинает напоминать поединок по настольному теннису, и за “шариком” едва успевал следить корреспондент “Солидарности”.

“ШИЗОФРЕНИЯ, КАК И БЫЛО СКАЗАНО”


В прошлом номере мы высказывали предположение о том, что следующее заседание по делу бывшего председателя Волгоградского облсовпрофа Вячеслава Кобозева начнется с очередного возражения защиты на действия судьи - председательствующего по делу. Так оно и произошло. Напомним, 7 июня прокурор ходатайствовал об оглашении содержания подлинника протокола заседания облсовпрофа от 24 ноября 2005 года и предъявлении его свидетелю. Суд ходатайство удовлетворил, после чего сразу же объявил перерыв.

После перерыва председательствующий по делу судья Алексей Косолапов принес в судебное заседание нужную папку с протоколом. Но данный документ находился в камере вещественных доказательств в упакованной и опечатанной коробке, и каким образом, при каких обстоятельствах он был оттуда извлечен, никому не известно. Такого обращения с вещдоками закон не допускает. Вещественные доказательства, хранящиеся в опечатанном виде в специальной комнате суда, должны вскрываться в присутствии всех сторон - так обеспечивается подлинность вещдока. На сей раз установленная законом процедура исследования вещественных доказательств была нарушена, на что защитники Кобозева и обратили внимание судьи.

Возражение приобщено к делу, но будет ли оно иметь последствие в виде установленного законом порядка исследования доказательств при дальнейшем рассмотрении дела, неясно. Но по крайней мере первое возражение защиты по поводу нарушения порядка вызова в суд свидетелей (см. № 22, 2012), можно сказать, возымело действие. Теперь защита в обязательном порядке своевременно информируется о том, кого предстоит допрашивать на следующей неделе, судья каждый раз просит адвоката Вагина звонить его помощнику и уточнять информацию: названный свидетель может предупредить суд о своем отсутствии по уважительной причине.

Так, по словам судьи Косолапова, поступила перед предыдущим недельным циклом заседаний главный бухгалтер Волгоградского облсовпрофа Татьяна Бондаренко, которая сослалась на болезнь. Всю следующую неделю (как раз когда вы читаете этот материал) допрашивать планируется именно ее. Будем надеяться, Татьяна Александровна в добром здравии.

И все же, несмотря на кажущийся рост взаимопонимания между участниками процесса, у защитников появилась причина для беспокойства поважнее свидетельского насморка: Вячеславу Кобозеву продлили домашний арест еще на три месяца. Этого, в принципе, и стоило ожидать, даже сам подсудимый, кажется, особо не надеялся на другое решение вопроса. Тем не менее мотивировочная часть постановления о продлении срока домашнего ареста до 16 сентября выглядит немного странно.

Напомним, 16 апреля решением Центрального районного суда Волгограда Кобозев был заключен под домашний арест сроком на два месяца (см. № 17, 2012). Поводом к этому послужило следующее. Кобозев просил суд разрешить ему выехать на два дня в Москву на заседание пленума Центрального совета Горно-металлургического профсоюза России (Волгоградским обкомом которого он руководит). Подобные просьбы неоднократно удовлетворялись ранее, во время первого процесса 2009 - 2011 годов, и подсудимый всегда возвращался в срок. То есть усомниться в своей законопослушности - по крайней мере в части выполнения судебных постановлений - подсудимый ни суду, ни стороне обвинения на протяжении двух с половиной лет не дал ни разу.

Однако государственный обвинитель Виталий Шубаев, который в первом процессе не участвовал, высказал иное мнение: дескать, Вячеслав Владимирович имеет намерение скрыться от суда. Суд к этому мнению прислушался, и солидного семейного человека привязали к Волгограду еще крепче, чем дети и внуки. Решение об этом, кстати, до сих пор оспаривается в надзорной инстанции Волгоградского областного суда.

Итак, почему же суд решил продлить срок ареста? Из текста постановления, которое было зачитано судьей Косолаповым, можно выделить две основные причины. Во-первых, во избежание давления на свидетелей со стороны подсудимого. Во-вторых, решение об отмене меры пресечения или замене ее на другую принимается, если изменились обстоятельства, которые послужили ее причиной. Обстоятельства же, по мнению суда, “не изменились”.

То есть Кобозев, вероятно, до сих пор настаивает перед судом на том, чтобы его отпустить в Москву на пару дней? Но в зале суда этого не происходит. Что же касается давления на свидетелей, то все они передопрошены уже по десять раз и вряд ли станут менять свои показания, данные под присягой и угрозой уголовной ответственности за ложь. Так вообще можно дойти до абсурда. Если Кобозев может оказать на свидетелей давление, то почему этого не могут сделать, к примеру, его адвокаты? Может, и их запереть по домам? Или почему не может оказать давление на свидетелей сторона обвинения с мощной государственной машиной за спиной? Может, и прокурора стоит тогда попросить сидеть дома и не пользоваться телефоном? Ну, для обеспечения равноправия сторон процесса, гарантированного УПК... Тут уж впору вообще проводить судебные заседания у кого-нибудь на дому. Скажем, у свидетелей за чашкой чая.

ХОРОШИЙ СВИДЕТЕЛЬ - ЮРИСТ-СВИДЕТЕЛЬ

В общем, решение о продлении срока домашнего ареста Кобозеву оспорено его защитниками. Однако стоит помнить, что решение надзорной инстанции по первому сроку, который уже истек, не вынесено до сих пор. А мы пока обратимся к свидетелям, допрошенным 13 и 14 июня.

Сергей Вологин - известный в регионе человек. В свое время он был главным регистратором Волгоградской области. Называлось учреждение, где он работал, весьма двусмысленно: ВОРУ, то есть Волгоградское областное регистрационное управление. Но это к слову. Для следствия важно то, что позже он возглавлял юридический отдел Волго-Донского банка и оказывал юридическую помощь по сделкам с многострадальным подвалом на улице Советской, 5.

Вкратце напомним, о чем идет речь. В 2004 году Волгоградский облсовпроф решил использовать подвальное помещение в своем здании для извлечения дохода. В этом изъявил желание помочь гендиректор Волго-Донского банка Сергей Евсеев. И две эти уважаемые организации учредили ООО “Туркестан” для организации в подвале точки общепита. Затем “Туркестан” накопил долги по кредитам, его директор, ливанец Жорж Барбар, сбежал на родину, а для спасения подвала от кредиторов было создано новое ООО “Евростиль”. И вот как раз в подготовке сделки по вынужденной продаже подвала от одного общества другому и оказывал помощь Сергей Вологин. Когда же и у “Евростиля” с рестораном ничего не вышло, он помог своей сотруднице Анжелике Поповой составить документы и зарегистрировать ООО “Сияние” и одолжил часть денег для выкупа подвала у прежнего владельца.

Во-первых, Сергей Михайлович показал, что в силу сложившейся ситуации с долгами ООО “Туркестан” облсовпроф не мог предотвратить продажу подвального помещения, а также, что обе сделки с подвальным помещением были законны. Как человек, имеющий к ним отношение, вряд ли он мог бы сказать что-то другое. Однако стоит учесть, что Вологин - опытный юрист, специализирующийся именно на операциях с недвижимостью, и суд выслушал его показания не только как свидетеля-очевидца, но и как специалиста. Например, он подтвердил, что облсовпроф не потерял контроля над своей недвижимостью, внеся подвал в уставной капитал ООО “Туркестан”; что Жорж Барбар занимался вопросами ремонта самостоятельно и недобросовестно, отчего и образовались большие финансовые долги общества; и что, наконец, создание ООО ”Евростиль” и продажа этому обществу подвала было вынужденным разумным шагом со всех точек зрения, позволившим выручить ООО “Туркестан” часть средств на покрытие долгов.

- Показания Вологина являются очередным подтверждением необоснованности обвинения Кобозева, - говорит защитник Вячеслава Кобозева Андрей Алёшин. - Свидетель полностью опроверг позицию обвинения о причастности Кобозева к каким-либо махинациям. И подтвердил некоторые выводы правового характера, на которые еще первый суд опирался при вынесении приговора. Кобозев обвиняется в хищении данного имущества. Но, с юридической точки зрения, хищения не бывает там, где есть возмездная сделка. А внесение подвала в уставной капитал ООО “Туркестан” преследовало цель реальной хозяйственной деятельности и являлось возмездной сделкой. Еще свидетель показал, что утрата помещения, которая в конце концов произошла, была следствием объективных экономических обстоятельств, а не какого-то злого умысла. Сторона обвинения считает, что Кобозев использовал ООО “Сияние”, в том числе через госпожу Попову. Якобы за двумя миллионами рублей, на которые был выкуплен подвал, стоит мой подзащитный. Но Вологин говорит о том, что деньги Поповой давал он, договор составлял тоже он. Попова сама изъявила намерение стать владелицей ресторана, а с Кобозевым, по словам свидетеля, она даже не знакома. Вообще мой подзащитный и теоретически не может быть признан ответственным только за передачу в ООО “Туркестан” подвала, так как это решение принималось исполкомом облсовпрофа. Все дальнейшие события и обстоятельства с точки зрения предъявленного обвинения не имеют к Кобозеву никакого отношения: он не являлся руководителем ни ООО “Туркестан”, ни ООО “Евростиль” и не имеет к ним никакого отношения. Он был председателем облсовпрофа, и его действия должны оцениваться исходя только из этого обстоятельства.

Следующий свидетель, Наталья Трошина, пробыла в зале заседаний едва ли более получаса. Предыдущие свидетели могли бы ей только позавидовать. Наталья Михайловна работает нотариусом, и Вячеслав Кобозев обращался в ее контору в далеком 2004 году по вопросам удостоверения подписей в банковских карточках облсовпрофа и за удостоверением одной доверенности, фигурирующей в деле.

Доверенность была выдана в декабре 2004 года от имени облсовпрофа работнице Волго-Донского банка Светлане Ивендиковой на право подачи заявления на регистрацию перехода прав на подвальное помещение от облсовпрофа к ООО “Туркестан”. Речь, конечно же, идет все о том же подвале на Советской, 5. Повторим то, что несколько раз пришлось сказать свидетелю в суде: Ивендикова не имела права заключать по этой доверенности сделки ни с какой профсоюзной недвижимостью, она имела право подать одно заявление на регистрацию одного перехода прав к ООО “Туркестан”, и только. Таким образом, выдача данной доверенности не могла сказаться отрицательно на интересах облсовпрофа. Более того, данное действие было совершено во исполнение решения исполкома облсовпрофа. Надо думать, что в скором времени и бывшее доверенное лицо организации расскажет об этой доверенности суду в качестве свидетеля.

Павел ОСИПОВ

Читайте нас в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе последних событий
Новости Партнеров
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте

Новости СМИ2


Киномеханика