Top.Mail.Ru
Общество

“Измученная шантажом”

В Центральном районном суде Волгограда свидетель потребовала удалить прессу


На процессе по “делу Кобозева” допрос свидетеля Татьяны ГУСЕВОЙ, бывшего зампреда Волгоградского облсовпрофа, занявший уже три недели, приобрел неожиданный оборот: Гусева обвинила в шантаже и самого подсудимого, и газету “Солидарность”. Не забыла она “приложиться” и к бывшим коллегам.

22 октября заседание повторного рассмотрения “дела Кобозева” в Центральном районном суде города Волгограда из “очередного” превратилось как минимум в необычное. Оно началось... с ходатайства свидетеля. Свидетель, бывший заместитель председателя облсовпрофа Татьяна Гусева, которую допрашивают третью неделю подряд, написала в октябре 2009 года заявление в Следственный комитет с просьбой разобраться в деятельности бывшего руководства облсовпрофа, к коему и сама относилась. Фактически именно она открыла дорогу незаконному преследованию бывшего председателя облсовпрофа Вячеслава Кобозева. Причем сделала это, что немаловажно, вразрез с решением по данному вопросу коллегиального органа профобъединения, который принял решение о незаконности уголовного преследования Кобозева. Так вот эта Татьяна Гусева на очередном заседании попросила суд удалить прессу в лице корреспондента газеты “Солидарность” в связи с “психологическим шантажом”.

- Десятая страница газеты, - поясняла Гусева судье, о какой статье в газете идет речь. - Полностью искажены все факты, и прямая угроза в мой адрес. С публикацией моих нынешних персонифицированных данных.

Раскрытие персональных данных - это, оказывается, раскрытие информации о месте работы Гусевой. А в публикациях “Солидарности” - дескать, “прямая угроза и шантаж”. В чем это заключается, осталось тайной. Если читатели помнят, то еще в прошлом году на пресс-конференции облсовпрофа Татьяна Гусева уже публично заявляла, что хотела увидеть в нашей газете “другие свои показания”.

Суд ходатайство об удалении прессы отклонил, так как в открытом судебном процессе может присутствовать любое лицо, не нарушающее порядка в судебном заседании. Впрочем, Татьяна Гусева заявила, что собирает материалы и намерена подать в суд иск против “Солидарности”, так как “любит ставить прессу на место”. Что ж, у каждого свои пристрастия. Интересно только, будет ли Гусева подавать в суд на избирком Волгоградской области, на сайте которого не только раскрываются ее место работы и должность - там обнародована ее подробная биография, данные о составе семьи и фото?

БЕЗ ИМЕН

Потому что с “шантажом и угрозами” Татьяна Валентиновна готова бороться не на шутку. Как выяснилось из ее речей, такими ужасными вещами занимался, кроме “Солидарности”, еще и Кобозев. Эту часть допроса приводим дословно.

- Хотелось бы услышать фамилии, - возмутился Кобозев.

- Вы их не услышите, Вячеслав Владимирович. Вам хватит меня и тех всяких угроз и шантажей. Со мной боритесь. Я не подставлю других людей под ваше классическое... квартет ваш.

- Ваша честь, я прошу подробнее допросить свидетеля насчет шантажей, угроз и так далее, - обратился Кобозев к судье. - Свидетель выдвигает непонятные и необоснованные обвинения.

- Вы никогда их не поймете, вас никто не шантажирует. Я не назову фамилии, ваша честь, - отвечала Гусева.

- Сообщите суду о фактах шантажа с моей стороны. Кто и когда это делал? - продолжал допытываться Кобозев. - Я полгода нахожусь в изоляции и не имею права и возможности влиять на ситуацию в облсовпрофе. Поэтому я хотел бы от вас услышать о конкретных фактах шантажа в ваш адрес или в адрес ваших коллег с моей стороны.

- Вопрос: кто, когда и при каких обстоятельствах от имени Кобозева вас шантажировал и угрожал вам? - перефразировал вопрос Кобозева к свидетелю судья.

- Ваша честь, я не назову вам этих фамилий, они являются сегодня достаточно солидными людьми. Это люди достаточно высокого чина. Я вам могу сказать, что в моей семье было достаточно серьезное беспокойство, потому что мои близкие видели мое состояние после того, как один товарищ с высокопоставленными корочками тряс меня за грудки и говорил “отстань от Кобозева”. И это было сделано в присутствии других товарищей, я не назову их имен. Потому что не хочу, чтобы другие люди пострадали. (То есть свидетель отказывается называть и тех, кто ей якобы угрожал, и тех, кто якобы видел это. - П.С.) Уж коль взяла на себя эту ношу, значит, буду нести сама. И вы прекрасно знаете этих людей. Они в вашей связке. Вон там дальше, когда перейдем к другим объектам. И они все там появятся, все фамилии прозвучат.

- Вот давайте исходить из того, что вопрос прозвучал “кто, когда и при каких обстоятельствах”. Вы можете сказать, кто, когда и при каких обстоятельствах вас от имени Кобозева шантажировал и угрожал? - настаивал судья, беспокоясь о протоколе.

- Нет.

БЕЗ КОНКРЕТИКИ

Что же касается показаний Гусевой по делу, то лишь незначительная их часть была по существу.

- Я не могу так, как вы - “да, нет”, - высказывала свидетель адвокату защиты. - Вы, извините, своим вопросом заводите в заблуждение суд и хотите, чтобы я “да, нет, да, нет”. Не выйдет, господин адвокат!

И правда - не вышло. На один и тот же вопрос свидетель давала ответы и “да”, и “нет”, и “не знаю”, и “не помню”, и “не хочу отвечать”.

В частности, Татьяна Валентиновна утверждала, что присутствовала на заседании, где решался вопрос о создании ООО “Аэробус”, но уверяла, что проекта устава этой организации на заседании не получала, да и вообще этот вопрос не рассматривался. Отметим, что согласно протоколу заседания исполкома облсовпрофа свидетель в рассматриваемом заседании участия не принимала. Другие свидетели по делу, напротив, вопрос создании ООО “Аэробус” помнят весьма хорошо, как показало первое рассмотрение “дела Кобозева”. Гусева также утверждала что “литера Б” Дворца спорта “на день рассматриваемых событий эксплуатировался, был абсолютно ликвидным объектом и приносил прибыль”. (Во время первого рассмотрения дела выяснилось, что здание в аварийном состоянии, его полноценная эксплуатация невозможна, а его содержание приносило только значительные убытки.)

Затем Гусева сказала, что, возможно, и не присутствовала на том заседании исполкома, о котором ее спрашивали. Но согласится это признать только в том случае, если защита Кобозева предоставит ей документы и протоколы тех заседаний, с которыми она могла перепутать то, о котором идет речь...

БЕЗ СТЕСНЕНИЯ

Впрочем, благодаря свидетелю эти три дня заседаний были вообще богаты впечатлениями и эмоциями. Поведение Гусевой было, прямо скажем, “неспортивным”. Досталось всем. И Кобозеву, и исполкому облсовпрофа, и адвокатам. Защитникам пришлось тяжелее всего: им выслушивать приходилось от “вы своим профессионализмом вводите судью в заблуждение” до хамского “достал”. Некоторым из бывших коллег тоже досталось “на орехи”. В частности, когда Гусеву допрашивали по вопросу об отступном (о передаче замощения - “литеры V” ООО “Аэробус” в счет погашения долга; это решение было принято в рабочем порядке), Гусева высказалась о бывшей коллеге, заместителе председателя облсовпрофа Тамаре Емельяновой, следующим образом: “Да вы Емельянову не знаете! Господи, она бы тут уже в штаны наложила. <...> По какой причине Емельянова - сдуру ума, - знающая, что у него (Кобозева. - П.С.) есть полное право за все отвечать, бедная старушка, вынесла этот вопрос на рассмотрение в рабочем порядке...”

- Напечатайте это, напечатайте! - настаивала Гусева. - Она пусть порадуется, вот тут вот, рядышком, вместо вас она должна быть.

Мы напечатали. Нам не жалко.

Полина САМОЙЛОВА



Читайте нас в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе последних событий
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте



Новости СМИ2


Киномеханика