Top.Mail.Ru
Общество

“Мы просили о пожертвованиях”

Свидетель напомнила суду, что в задачи профсоюзов не входит извлечение прибыли


Допрос бывшего заместителя председателя Волгоградского облсовпрофа Тамары ЕМЕЛЬЯНОВОЙ в рамках повторного рассмотрения “дела Кобозева” в очередной раз подтвердил, что в середине прошлого десятилетия у волгоградских профсоюзов не было ни управленческих, ни материальных ресурсов, чтобы самостоятельно решить проблемы своей собственности.

В течение прошлой недели в рамках повторного рассмотрения “дела Кобозева” в Центральном районном суде Волгограда продолжились допросы бывшего заместителя председателя облсовпрофа (а ныне консультанта облсовпрофа) Тамары Емельяновой. К удивлению защиты, бывшего зампреда не стали допрашивать по второму эпизоду обвинения, касающемуся празднований столетия профсоюзов. Сторона обвинения мотивировала это тем, что следствие не допрашивало Емельянову по этому эпизоду и поэтому показания свидетеля “невозможно проверить”. Корреспондент “Солидарности” до этого заявления находился в убеждении, что именно суд проверяет данные, собранные следствием, а не наоборот, и был немало удивлен таким поворотом дела. Тем более что в силу своего служебного положения именно Емельянова должна была бы обладать наиболее полной информацией о том, как отмечалось столетие профсоюзов. Почему следователь не допросил столь важного свидетеля? Но это не единственные вопросы к следствию.

- Во время допросов следователь проверял мою память, - давала показания в суде Емельянова. - И никаких документов он мне не предоставлял.

ГОСТИНИЦА “ТУРИСТ”

Тамара Емельянова подтвердила, что решение о внесении имущественного комплекса гостиницы “Турист” в уставной капитал фонда “СТИГО” (“Содействие туризму и гостиничному обслуживанию”) принимал исполком облсовпрофа, и вызвано это решение было плачевным положением гостиничного комплекса. С ее точки зрения, у облсовпрофа в последующие годы была возможность управлять своим имуществом: управленцы регулярно отчитывались перед облсовпрофом, вкладывались в ремонт и помогали в размещении гостей во время профсоюзных мероприятий. С точки зрения бывшего зампреда, новая структура работала тогда во благо профсоюзам - повышала качество услуг в профсоюзной гостинице и, соответственно, работала на имидж организации.

О создании АНО “Волгопрофтуротель” Емельянова ничего не помнит. О том, кому и на каких условиях принадлежит гостиничный комплекс сейчас, также не может дать пояснения. По ее словам, о том, что гостиничный комплекс не принадлежит профсоюзам, сообщил исполкому облсовпрофа Следственный комитет; других данных на этот счет никто не видел, так как все документы были изъяты следователями.

- А в 2010 году Николаенко (председатель облсовпрофа в то время. - П.С.) и Петров (глава фонда имущества профсоюзов. - П.С.) уверяли, что гостиничный комплекс по-прежнему наш и по-прежнему принадлежит профсоюзам, - поясняла свидетель вступление облсовпрофа в АНО в 2010 году.

- А зачем облсовпрофу вступать напрямую в организацию, которую он и так учредил через фонд “СТИГО”? - интересовалась сторона защиты.

- Вот и я этого не понимала. Николаенко и Петров заверяли исполком, что Мильман и Лебедев (управленцы гостиничного комплекса “Турист”. - П.С.) обещали после этого ежемесячно платить по 200 тысяч рублей облсовпрофу. Но никаких денег мы так и не видели.

“АЭРОБУС”

А вот по поводу внесения пристройки Дворца спорта, “литеры “Б”, в уставной капитал ООО “Аэробус” Тамара Емельянова дала практически исчерпывающие показания. В силу служебных обязанностей она была хорошо знакома с состоянием этого объекта. По ее словам, оно было плачевным:

- Я в свое время предлагала вообще снести эту пристройку. Объект никакой роли не играл. Это была “головная боль”, которую построили по ленинградскому проекту. Из-за конструктивных ошибок она (пристройка) вышла из строя уже через три-четыре года эксплуатации, примерно к 1990-м годам. Были серьезные протечки крыши и других конструкций, лед на катке не держался, пошли трещины по зданию. Я помню, как собирались родители, устраивали акции протеста, требуя, чтобы детям позволили там заниматься. Приходилось им объяснять, что это невозможно, это опасно.

По словам Емельяновой, к 2005 году сам Дворец спорта никак не мог решить проблему реконструкции пристройки - денег не было даже на выплату зарплаты сотрудникам. Точнее, Дворец спорта собирал немного денег во время проведения новогодних елок и тем кормился несколько весенних месяцев. Летом сотрудников отправляли в отпуск без содержания, а осенью директор Дворца спорта Селиванов (ныне покойный) просил денег в долг у кого только можно: у облсовпрофа, у друзей... Занимал, чтобы выплатить зарплаты. Понятное дело, что ни о какой капитальной реконструкции пристройки речи в такой ситуации не шло - на уборщиц и вахтеров еле наскребали.

Облсовпроф вложиться в реконструкцию пристройки тоже не мог. Сам “перехватывал денег”:

- Когда у нас не хватало денег на выплату зарплат, мы иногда обращались в подведомственные организации с просьбой сделать пожертвования, - вспоминает Емельянова. - Небольшие, в 10 - 15 тысяч рублей. Чтобы выплатить зарплату в совпрофе.

Однако профсоюзы все-таки пытались решить проблему пристройки. По словам бывшего зампреда, при помощи местной администрации была найдена организация для ремонта объекта. Да только эта организация раскрыла крышу здания и работу бросила. Внутрь здания лились дожди, трещины угрожали уже основному зданию Дворца спорта. Остро встал вопрос о необходимости сноса здания. И в этот момент как раз возникла идея создать ООО “Аэробус”, внести туда в уставной капитал здание пристройки, а второй участник общества (ООО “ВСКО”) внес бы деньги, то есть стал бы инвестором. И совместными усилиями можно было попытаться спасти здание от разрушения. Именно сохранение здания и приведение его в порядок стали уставными задачами ООО “Аэробус”.

По словам Емельяновой, это был первый опыт создания ООО в облсовпрофе, и “было страшно”. Однако инвестор ремонтом занимался, крышу покрыл, какое-то время там функционировал каток, и теперь пристройка по крайней мере не угрожает основному зданию.

- Что вы знаете о прибыли ООО “Аэробус”? - суд возвращал разговор к формулировке обвинения, в которой Кобозев обвинялся в том, что из-за него облсовпроф не получил дохода от эксплуатации пристройки.

- Да какая там прибыль?! Там катались за копейки. Как вы не можете понять, что извлекать прибыль - не задача профсоюзов. Наша задача - работать для людей. И если объект работал для людей, то наша задача выполнена.

Впрочем, несмотря на полноту информации о состоянии объекта, у суда были претензии к свидетелю: ее участие в заседании исполкома облсовпрофа, когда принималось решение о создании ООО “Аэробус”, не зафиксировано в протоколе. Емельянова уверена, что это ошибка, так как точно помнит, какие задавала вопросы на этом заседании.

- Я категорически заявляю, что была на том заседании и решение о создании ООО “Аэробус” принималось, - неоднократно заявляла в суде свидетель. Однако вспомнить такие детали, как дата заседания исполкома или кто именно был докладчиком по этому вопросу и в каком порядке, она не смогла. Впрочем, и необходимым помнить такие тонкости она не считает.

- А почему вы не помните даты, а помните, что были на исполкоме? - настаивал судья.

- Знаете, у вас вопросы из серии: “На спектакле была?” - “Была”. - “Тогда скажите, кто сидел в 15-м ряду на 7-м месте?” - не выдержала и съехидничала Емельянова.

- Разумно ли с вашей точки зрения было вкладывать здание в уставной капитал ООО “Аэробус”?

- А как же? Какой инвестор пойдет, если со своей стороны ничего не вложить?

Ответа на этот вопрос, понятное дело, не последовало.

Полина САМОЙЛОВА

Читайте нас в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе последних событий
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте



Новости СМИ2


Киномеханика