Победа

О ветеранах и врачах

Накануне 60-летия Победы по всей России чествуют ветеранов. Награждают медалями и памятными грамотами, устраивают концерты и вечера встреч. Подобные сюжеты ежедневно появляются на экранах телевизоров и на страницах газет... Однако говорить торжественные речи с трибуны легко, а вот как государство проявляет повседневную, будничную заботу о ветеранах? Чтобы выяснить, это корреспондент “Солидарности” отправилась в псковский госпиталь для ветеранов, где проходят лечение и реабилитацию участники не только Великой Отечественной, но и других войн, случившихся гораздо позже в Афганистане, Чечне и прочих “горячих точках” земли.

В ПАРТИЗАНЫ СО ШКОЛЬНОЙ СКАМЬИ


“Родился и жил я под Псковом. А когда началась Великая Отечественная, только что закончил семилетку. Пятнадцать мне тогда было. Немцы нас оккупировали уже 8 июля. И виселица в Пскове появилась почти сразу. Правда, особых зверств со стороны оккупантов поначалу не было... А потом началось: и концентрационные лагеря, и карательные отряды из полицейских... Помню, пленных из тех лагерей много бежало, пытались спрятаться в деревнях. Но мы боялись их в домах укрывать - все равно находился кто-нибудь, кто от страха или за вознаграждение докладывал немцам. И тогда пощады не было никому: ни деревенским, ни беглым пленникам. Так мы что делали? Прятали их в ригах, где урожай хранили. Туда приносили и еду, и питье, а потом помогали к партизанам уйти. Их отряды появились на псковщине сразу же после оккупации.

Я тоже партизанил. Попал в бригаду, а через месяц началось наступление Ленинградского фронта на Псков, и наши отряды соединились с действующей армией. К тому времени и у меня возраст к призыву подошел. Помню, тренировали, обучали нас. Запасной 47-й полк стоял на Ладожском озере. Но мы, мальчишки, к тому времени уже все умели, и стрелять, и воевать. Не зря же в партизанах побывали. Так что попали мы на фронт очень скоро, и месяца не прошло. Сначала в Финляндию, в 91-ю стрелковую дивизию, а потом на Первый украинский фронт...

Я был связистом в пехоте. И освобождали мы южную Польшу. Помню, вышли к реке Одер, наступление началось... Взяли деревню в три кирпичных дома и остановились на отдых. А немец нас заметил и начал обстрел. Там меня и ранили. Снарядом ударило о свой же танк. Я сознание потерял, а как очнулся, смотрю - ноги целы, не отрезало, пальцы целы. Но на этом моя война и закончилась, стал я инвалидом второй группы. Лечился в Львове, потом в Астрахани. Инвалидом победу встретил. А теперь вот здесь, в госпитале, я частый гость: и старые раны беспокоят, да и новых болячек за прошедшие годы нахватал. Но пока живу помаленьку...”

Эту историю я услышала в терапевтическом отделении псковского госпиталя для ветеранов войн. Ее рассказал 80-летний Иван Дмитриев, самый бодрый пациент палаты интенсивной терапии. Ходить Иван Федорович сам пока не решается, но уже сидит на своей кровати, поставив ноги на низкую лавочку и привычно опираясь на палку (после ранения она стала его спутницей на всю жизнь). Госпиталем и персоналом ветеран доволен. Рассказал, что и сестры, и врачи здесь внимательные: “Вы удивитесь, но мне здесь даже еда из дома не нужна. Тут такие повара! Родные несут, несут, а я их заворачиваю. Как в санатории живу”.

НЕМНОГО О ГОСПИТАЛЕ

Кроме стариков, победивших в далекой Отечественной, есть в госпитале и другие пациенты. Как рассказал начальник госпиталя Алексей Архипов, здесь лечатся и проходят реабилитацию ветераны и “афгана”, и Чечни, и венгерских событий конца 60-х годов прошлого века, и их родственники. Сам госпиталь невелик: поликлиника и стационар на 80 коек - терапевтическое и неврологическое отделение. Есть и дневной стационар, где проходят реабилитацию самые молодые пациенты. Те, кто принимал участие в антитеррористических операциях на Северном Кавказе. Кроме псковчан, поликлиника госпиталя обслуживает ветеранов, живущих в области.

- Наш стационар и поликлиника обслуживают почти 20 тысяч населения, - рассказывает Алексей Артемович. - Госпиталь финансируется от областного бюджета. И вроде бы мы пока ни в чем не нуждаемся. Наш губернатор пообещал выделить значительные средства на приобретение мебели. Так что к 9 Мая, наверное, все здесь обновим. Совсем недавно получили мы, да и все госпитали России, президентский подарок - полностью оснащенный реанимобиль. Машина пока в ГАИ регистрируется, а оборудование мы установили в палате реанимации. Оно сейчас там нужнее. Надеемся, что вскоре и дополнительное оборудование купим, ведь по федеральной программе госпиталю должны выплатить 2 миллиона 400 тысяч рублей. Нужны высокие технологии: компьютерная томография, ядерный магниторезонанс, приборы для специальных исследований в лаборатории. Это особенно важно для молодых, их среди наших пациентов становится все больше...

В кабинете у Архипова хранится недавняя гордость всего медперсонала госпиталя: серебряная медаль за второе место в Первом всероссийском конкурсе госпиталей.

- Начался конкурс в Екатеринбурге, - рассказал Алексей Артемович. - И сначала был, так сказать, “бумажный”. Мы просто отослали свои документы на проверку комиссии. Потом продолжался в Самаре, где мы и заняли наше второе место в номинации по вопросам медико-психологической реабилитации участников локальных войн. На первое место вышли свердловчане, а на третье - новосибирцы.

ДЛЯ ТЕЛА И ДУШИ

В сопровождении Алексея Архипова иду по госпитальным коридорам. Тихий час, и все пациенты либо отдыхают, либо отправились на прогулку. (Мне просто повезло, что мой первый собеседник не спал!) Рядом с терапевтическим отделением зал для отдыха, а в конце его небольшой кабинет - библиотека. За открытой дверью нас встречает библиотекарь Анна Васильева. Вот уже 20 лет Анна Федоровна работает в госпитале, и все книжное богатство собрано ее руками.

- Здесь все и для пациентов, и для сотрудников, и для их детей, - показывает на свое хозяйство Анна Федоровна. - Есть классика, и то, что по школьной программе положено, и современные модные романы, и детективы. Правда, сейчас времена сменились, и я все реже беру книги, изданные до 1991 года. Неинтересно людям читать советских писателей. Единственное исключение - книги про войну, про Великую Отечественную. Их ветераны часто читают. Пополнять библиотеку помогают и сами читатели: не нужна книжка - отдают. И городской комитет ветеранов помогает, и сами сотрудники госпиталя. Так что нашим больным нескучно лежится.

Библиотека - для души, а прямо над ней, на третьем этаже, рядом с отделением неврологии, расположен другой зал - реабилитационный. Там на тренажерах для лечебной физкультуры, на беговых дорожках восстанавливают свое тело молодые ветераны. Есть два массажных кабинета и кабинет водолечения.

- Ребята молодые, кто после Чечни, кто после других боевых действий. Практически все пережили сильнейший стресс... - рассказывает начальник госпиталя. - Люди сложные, все, кто воевал. Практически все, кто был в Афгане, попробовали наркотики, транквилизаторы и водку в больших количествах. Это не секрет. У многих не ладится мирная жизнь. Поэтому в госпитале есть психолог, психиатр и психотерапевт. Вот такая комплексная реабилитация...

САМОЕ СТРАШНОЕ - ВИДЕТЬ ЛИЦА ДРУЗЕЙ

Здесь же, в зале реабилитации, я встретилась с одним из молодых ветеранов, гвардии сержантом Александром Лебедевым. Четыре месяца назад он вернулся с антитеррористической операции. В госпиталь попал для восстановления после тяжелых физических нагрузок: мучают головные боли, боли в позвоночнике, в плечах и пояснице. Александр служит в псковском воздушно-десантном полку и после реабилитации бросать армию не собирается.

- Я всегда мечтал сделать карьеру военного, и стал им, - признался он. - Хотя во время различных операций приходится испытать многое. Вот в последней было сильное физическое и психологическое напряжение. Мы были в горах, вдали от цивилизации. Выдерживают не все. У меня многие друзья еще в Чечне сломались, никому не стали нужны... На работу их не берут - открывают военный билет, видят, что был в Чечне, и говорят: с Чечни - значит, с головой не в порядке. И я тоже с этим столкнулся, после того как в срочную службу участвовал в миротворческой операции в Абхазии. Пришлось вернуться в Вооруженные силы...

- А что самое страшное на войне?

- Для меня самое страшное - видеть лица своих друзей, - признался сержант. - Трое из них остались инвалидами на всю жизнь. Один потерял ногу. И куда они теперь? Ни работы, ничего. Одни воспоминания. Так что самое страшное - встречаться с ними и смотреть им в глаза...

КАК ЖИВУТ ВРАЧИ

Сложные пациенты в госпитале. Разные. Как мне рассказала методист по лечебной физкультуре Наталья Пантелеева, врачи госпиталя с пониманием относятся и к агрессии некоторых из пациентов, и к резким замечаниям. Всякое бывает. “У нас у самих дети такого возраста, как эти мальчишки, - говорит Пантелеева. - А если они попадут на войну, хочется надеяться, что и с ними рядом окажутся внимательные и терпеливые доктора”. Терпение, внимание, понимание... Вот главные принципы работы докторов госпиталя. Наверное, пришло время поговорить и о том, как им самим живется и работается.

- У нас работают 155 человек, - рассказывает Алексей Артемович. - Основная проблема - не хватает младшего персонала. Представьте, в неврологическом отделении при двадцати ставках для санитарок работают только трое. Да и кто пойдет за такую мизерную зарплату? Она у них от 900 рублей и до полутора тысяч всего. И не повышается никогда.

- А врачи? - продолжает за доктором председатель профкома, массажная сестра Ольга Ланцова. - У врачей едва шесть тысяч выходит! И то - это при дежурствах и замещениях. А основная ставка специалиста 11-го разряда всего-то чуть больше двух! Так и живем.

“МОЯ ПОБЕДА!”

Не хотелось бы заканчивать это повествование на такой грустной ноте. Поэтому расскажу историю, которую я услышала в столовой госпиталя. Мне ее рассказала, угощая обедом, повар с редким именем Сталина. (Кстати, правду сказал ветеран Дмитриев, готовят здесь замечательно!) История Сталины Николаевны Артемьевой тоже связана с войной, вернее с ее окончанием.

- Вы с нашими дедами говорили, так они, наверное, вам только про войну да про бои рассказывали. А я вот победу помню. Самый тот великий момент! Мы под Ленинградом, на станции Волосово, проходили санобработку от букашек от всяких. Ехали-то семьей мы из Средней Азии, с эвакуации, страшные, грязные...

И против нашего дома, где мы были поселены, госпиталь стоял. В 4 часа утра вдруг как засверкало все, над Ленинградом засветилось! Из госпиталя все выскочили в белых рубахах, в белых кальсонах, шапки бросают, кричат! Мы думали - опять война, хотели в Сибирь уезжать. А это День победы объявили!

А самое памятное мне вот что: вышел повар, красивый солдат, на крыльцо госпиталя. Ящик сгущенки американской вынес, да как бахнул об крыльцо! Коробки покатились. Кто хотел, тот хватал. Мы, ребятки, этой сгущенки наелись, а утром нам в том же госпитале желудки промывали, спасали... А потом шли войска из Ленинграда через Волосово. Все с песнями, музыкой, это было что-то! Мне было тогда семь лет, и такой я запомнила победу.

Наталья КОЧЕМИНА
Читайте нас в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе последних событий
Новости Партнеров
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте

Новости СМИ2


Киномеханика