Top.Mail.Ru
Политэкономия

Нужна ли музеям свобода,

или Быть ли бунту против БУНТов?


В июле закончится срок, отпущенный культурным учреждениям страны на то, чтобы определиться с новой формой хозяйствования: с нового года в силу вступил 83-й федеральный закон. С одной стороны, он дает бюджетным учреждениям больше свободы, с другой - уменьшает ответственность за них государства. Касается закон многих, но более других переживают музейные работники: как в России можно заработать на культурном наследии?

На фото - "стрельцы" на Красной площади в Москве у здания Исторического музея. Фото ИТАР-ТАСС

В предвыборный период довольно много было сказано о планах внедрить госпрограмму “Культура России”. Выступая перед работниками культуры и журналистами, Владимир Путин обещал, среди прочего, увеличить госфинансирование российских музеев, многие из которых, увы, по техническому обеспечению пока совершенно не отвечают современным стандартам.

Однако с нового года учреждения культуры фактически должны привыкать зарабатывать деньги сами: вступил в силу принятый еще в 2010 году и вызвавший в свое время много дискуссий ФЗ № 83. Напомним, этот закон определяет новые правила хозяйствования в государственных и муниципальных учреждениях. На выбор, который работники сферы культуры (как и прочие бюджетники) должны сделать до июля, предлагается три варианта.

Первый - это статус казенного учреждения: существование целиком на госдотации, притом что все заработанное придется тоже сдавать в бюджет. Другая крайность - “свободное плавание” в статусе автономного учреждения: минимизация финансового контроля со стороны госорганов в обмен на минимизацию их ответственности за судьбу учреждения (оно фактически переводится на самоокупаемость). Посередине - слегка пугающая аббревиатура БУНТ: бюджетное учреждение нового типа. Финансирование БУНТов предполагается в виде субсидий от государства, которое выдает учреждениям задания на оказание населению услуг.

- Мы пока до конца не понимаем, как мы будем жить в этих условиях, и не знаем, к чему приведет реформа, - выразила общее настроение музейной среды президент Государственного музея современной истории России Тамара Шумная. Это было 21 марта в Москве, в ходе круглого стола, где один из вопросов как раз и касался того, как наладить музейную работу в новых условиях.

Музейные работники, особенно в регионах, более других бюджетников обеспокоены новыми правилами: возможностей заработать у них не так много, а увеличить поток посетителей мешает, в свою очередь, отсутствие средств на модернизацию. Вспомним иные региональные краеведческие музеи, где за двадцать лет не поменялись даже таблички под экспонатами. А ведь на отечественных музейных учреждениях лежит и нагрузка по научной работе. Она никуда не делась, несмотря на то, что сейчас все больше и больше говорят о переходе на западные стандарты в музейном деле: музей должен-де прежде всего развлекать, а не изучать. Очевидно, что, когда музеи “отпустят на волю”, проблема решится сама собой - денег на науку просто не станет.

- У нас культурную политику делает не Минкульт, а Минфин, - добавила главный редактор журнала “Музей” Елена Медведева. - На Западе научная работа во многом выведена из музеев. Но связано это с тем, что там существует огромное количество общественных фондов, существуют государственные гранты, которые выделяются ученым из университетов совместно с музейными сотрудниками на исследования. А у нас такие фонды можно пересчитать по пальцам одной руки. О каких субсидиях здесь может идти речь, когда долгие годы средства выделялись главным образом на мизерную зарплату музейным сотрудникам и на “коммуналку”? Какая научная работа тут может быть? Так что в этом зале мы можем рассуждать только о субсидиях для федеральных музеев.

А что происходит в регионах? Как себя чувствуют музеи накануне больших перемен? Чтобы составить общую картину, “Солидарность” обратилась к председателям территориальных организаций профсоюза работников культуры РФ. Мы попросили их также выразить свое отношение к нововведениям.

УЛЬЯНОВСКАЯ ОБЛАСТЬ

Средняя зарплата музейных работников в регионе - 7000 рублей

Евгений КАРНИЛОВ, председатель обкома профсоюза:

- На сегодня отрицательных моментов и жалоб на новый порядок еще нет. Губернатор на культуру денег не жалеет, выделяет музеям субсидии.

Музеев у нас не так много. Главный - мемориал Ленина - перешел в статус БУНТ, так же поступили и другие крупные музеи. Остальные пока на стадии обсуждения и расчетов.

Если говорить о посещаемости наших музеев (и, следовательно, о возможности заработка. - А.Ц.), то в Ночь музеев у нас, конечно, стоят очереди. Кроме того, посещаемость сильно возрастает за счет пассажиров круизных теплоходов. Туристы, особенно западные, ценят мемориал Ленина (в мемориальный комплекс входит и уникальный музеефицированный квартал дореволюционного Симбирска. - А.Ц.). Но в остальное время посещают нас преимущественно школьники и студенты - а это льготники. Конечно, музеи проводят и концерты, и чтения, ищут новые формы работы, в частности - театрализованные мероприятия. Многих это смущает, но посетителей привлекает. Находят и другие способы привлечения людей. В музеях проводятся заседания, вручаются дипломы - все возможности используются, чтобы люди пошли в музей. Текучки кадров у нас нет - фанаты своего дела работают. А вот молодежь не идет.

КАБАРДИНО-БАЛКАРИЯ

Средняя зарплата музейных работников в регионе - 8338 рублей

Марьям ДАОВА, председатель рескома профсоюза:

- Пока потерь по музеям из-за 83-го закона нет - материально-техническая база сохранена. Нам удалось сохранить рабочие места, работают музеи в районах, несмотря даже на возникавшие сложности с режимом КТО. Но молодежь к нам не идет.

Конечно, людей очень волнует ситуация, что им придется зарабатывать деньги. В Москве и Петербурге это возможно, но дотационные республики нормально реализовать этот закон не в состоянии. Кому продавать билеты? У нас туристов стало мало из-за террористической угрозы.

Я считаю, что необходимо гарантированное поддержание учреждений культуры государством. Кроме того, в Кабардино-Балкарии объекты культуры, находящиеся на муниципальном балансе, необходимо выводить в республиканское подчинение: сейчас эти учреждения погибают, а кадры уходят.

ПЕРМСКИЙ КРАЙ

Средняя зарплата в Пермской художественной галерее - 6100 руб., в муниципальных музеях - от 4,5 до 5,5 тыс. рублей

Ирина СТАНОВКИНА, председатель крайкома профсоюза:

- У нас учреждения в районах уйдут либо в БУНТы, либо сделаются казенными учреждениями. Наш краевой музей - тоже БУНТ, автономных учреждений среди музеев у нас нет.

По тем учреждениям культуры, которые решили уйти “в автономию”, у нас уже зафиксирован ряд нарушений: где-то решения о переводе принимались без кворума в коллективах, где-то - под давлением руководства. Были и такие случаи, что коллектив соглашался на перевод - и через некоторое время попадал под массовые сокращения.

АРХАНГЕЛЬСКАЯ ОБЛАСТЬ

Зарплата музейных работников в регионе - около 8000 рублей

Светлана МАНУШКИНА, председатель обкома профсоюза:

- Хуже или лучше стало, будет понятно только к концу года. Когда деньги закончатся и взять их будет неоткуда. Ситуация довольно напряженная: субсидий, которые даются, не факт что хватит, и при этом неясно, как эти деньги будут распределяться. Люди переживают, получат ли они свои зарплаты.

Первопроходцев, ушедших “в автономию”, среди музеев у нас нет - выбирают форму БУНТа. Но вот в отношении научной работы специалисты находятся в растерянности: средства выделяются микроскопические, вести на них полномасштабную научную деятельность сложно. Да, нам дали деньги на работы в Новодвинской крепости (крепость в устье Северной Двины, преградившая шведскому флоту в годы Северной войны путь в Архангельск. - А.Ц.). Но это “не те” деньги, а исследование - дело не одного дня.

Ну а зарплаты у нас такие, что мы не очень понимаем, где наша северная надбавка.

ИХ ПРАКТИКА

О британском опыте “растормаживания” музейной сферы

Джеймс АЛЕКСАНДЕР, исполнительный директор компании EVENT communications Ltd. (из выступления на круглом столе 21 марта):

- В Британии в свое время музейному сектору также не хватало поддержки, она была несбалансированной. Очень часто работа музейных сотрудников по расширению, углублению и диверсификации своей деятельности оставалась незамеченной. Мне в 90-х годах посчастливилось поучаствовать в разработке музейного района “Южный Кенгсингтон”. В ходе этой работы я осознал, что люди не понимают, какими богатыми активами они владеют: это и коллекции, и здания, и территории, и интеллектуальная собственность. Короче говоря, свой потенциал музеи не использовали - и спонсоры их поэтому не замечали.

Исследование, которое мы проводили, предварило глобальные изменения, которые произошли позже. Была введена связанная с музеями государственная лотерея, кроме того, вход в музеи был сделан бесплатным. За этим последовал период серьезных инвестиций в музейную сферу.

В свою очередь, предложение музеям денег толкнуло их коллективы к действию. Конечно, сотрудники музеев за одну ночь не превратились из новичков в области маркетинга в специалистов, но они смогли понять то, чего им надо достичь, разработали бизнес-планы - и вовсю начали исследовать новую территорию, которая перед ними открылась. В начале 2000-х годов появилось множество проектов по модернизации музейного сектора - и множество серьезных инвестиционных программ... И сейчас музеи уже не тратят деньги налогоплательщиков, но вносят свой вклад в экономику Великобритании.

Александр ЦВЕТКОВ

Читайте нас в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе последних событий
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте



Новости СМИ2


Киномеханика