Профсоюзная жизнь

На “Ижмаше” снова война?

На заводе борются с профсоюзом, теряя кадры и темпы производства


3 декабря глава Удмуртии Александр ВОЛКОВ заявил о том, что одно из старейших предприятий российской оборонки, “Ижмаш”, вскоре может “плохо кончить”. Администрация завода по-прежнему твердит о росте объемов продаж, но многие считают, что не за горами очередное банкротство. В этих условиях на “Ижмаше” с новой силой разгорается давний конфликт руководства и профорганизации. Корреспондент “Солидарности” посетил Ижевск, чтобы на месте разобраться в ситуации.

Мой визит на НПО “Ижмаш” задумывался редакцией как “плановый” - я как раз находился в командировке в Удмуртии. Было бы странно при этом не узнать, как складываются дела на предприятии, которое, к сожалению, не раз становилось “героем” наших публикаций. Мой приезд в Ижевск совпал с внезапным отказом в доступе на предприятие Григорию Черных, главы удмуртского рескома Рособоронпрофа. Новость, с одной стороны, из ряда вон выходящая. С другой, увы, закономерная. Кризис отношений администрации завода с профсоюзом начался не вчера; кроме того, этот конфликт накладывается на крайне непростое положение предприятия. Но - обо всем по порядку.

ОСЕННЕЕ ОБОСТРЕНИЕ

Напомним читателю сюжет полугодовой давности (см. “Солидарность” № 21, 2012). В прошлом году на “Ижмаш” пришла команда управленцев, которая этим летом отказалась признавать действовавшую на заводе первичку.

Причины таковы: в 2011 году на “Ижмаше” стартовала крупная реструктуризация в целях общего “оздоровления” производства, затеянного корпорацией Ростехнологии. До той поры предприятие, выпускающее разнообразную продукцию - от “Калашниковых” до станков, - существовало в качестве группы самостоятельных юридических лиц. Эту группу, в конце концов, решили провести через банкротство, дабы воссоздать на ее месте единое научно-производственное объединение. Что и было сделано. Одновременно перемены настигли первичку - если в бытность “Ижмаша” группой компаний там действовала объединенная первичная профорганизация, то в новых условиях ее преобразовали в единую первичку.

Работодатель, воспользовавшись ситуацией, “новый” профком не признал и организовал на предприятии совет трудового коллектива. Впрочем, прежнее руководство первички не нашло общего языка не только с работодателем, но и с вышестоящими организациями “Оборонпрофа”: у рескома к председателю имелся ряд претензий, в том числе и дисциплинарных.

Для переговоров о судьбе первички в Ижевск тогда прилетел Андрей Чекменев, глава “Рособоронпрофа”. Стороны, казалось бы, пришли к согласию: глава профкома Виктор Лапковский и весь аппарат первички ушли в отставку, а вместо прежней профорганизации создали новое юридическое лицо (сейчас, фактически, на “Ижмаше” две первички ФНПР - новая и старая в стадии ликвидации). Но и это не помогло.

- Все достигнутые договоренности оказались пустышками, - характеризует ситуацию председатель Федерации профсоюзов Удмуртской Республики Сергей Шерстобит.

Избрали нового председателя профкома (им стал Анатолий Булдаков), но с профсоюзом, по словам представителей Оборонпрофа, как не считались, так и не считаются.

- Морально-психологическая атмосфера здесь такова, что люди боятся сказать что-либо против... Я пытался уговорить шестерых человек побеседовать с вами, но отказались все шестеро, - Анатолий Булдаков, с которым мы беседуем в Федерации профсоюзов Республики Удмуртия, тоже заметно нервничает - во что ему встанет нелицеприятное интервью о положении дел на “Ижмаше”, он не знает...

- Ему не дают работать, администрация с ним не встречается. Он обратился с просьбой провести собрания по утверждению профсоюзных полномочий в обеденное время - ему отказали, - говорит еще одна наша собеседница, работница “Ижмаша”, попросившая в статье не называть ее имени: боится потерять работу. - Зато тут же в десять утра собирается совет молодежи...

После этого остается признать - то, что произошло в день моего приезда с главой рескома Григорием Черных, укладывается в общую канву.

- Приезжаю на “Ижмаш”, а на вахте лежит моя фотография и письмо с распоряжением пропуск у меня изъять. Спрашиваю: “Сугаренко распорядилась?” Да, говорят.

Екатерина Сугаренко - заместитель генерального директора “Ижмаш” по кадрам. Как говорит глава рескома, она и отвечает за всю политику администрации в отношении профсоюза. К сожалению, пообщаться с ней “Солидарности” не удалось - днем раньше Сугаренко взяла больничный.

Позже Черных объяснили: принято решение навести порядок в системе пропусков, и он, как посторонний на “Ижмаше”, теперь должен получать временные пропуска на общем основании.

- Нет причин не пускать его на предприятие, - уверен председатель Рособоронпрофа Андрей Чекменев, которого мы попросили прокомментировать ситуацию на “Ижмаше”. - У него есть и форма допуска, и соответствующая должность, кроме того, он депутат местного Заксобрания.

По словам главы профсоюза, то, что администрация не стесняется прибегать к подобным методам во взаимоотношениях с профработниками, вполне объяснимо:

- Все попытки наладить взаимоотношения работодателя и профсоюза накладываются на очень тяжелое экономическое положение предприятия. Госзаказа практически нет, а пришедшая на предприятие команда - это скорее кризисные управляющие. Завод пытается восстановиться путем прохождения через банкротство, и понятно, что многие решения, которые они принимают, не были бы одобрены профсоюзной организацией - почему руководство и поступает с ней таким образом.

НЕСТЫКОВКА ПОКАЗАНИЙ

На официальном сайте “Ижмаша” месяц назад была опубликована официальная статистика с промежуточными итогами работы за последний год:

“За первые восемь месяцев 2012 года “Ижмаш” произвел стрелкового оружия на 11% больше, чем за аналогичный период 2011 года. Годовой план производства выполнен более чем на 70%. На предприятии существенно пересмотрен ассортимент: в 2012 году производится менее 80 наименований продукции вместо 200 с лишним годом ранее. При этом объем продаж остается на прежнем уровне. Ожидается, что средняя цена на продукцию предприятия в текущем году вырастет на 10%”.

Но в беседе с “Солидарностью” предпрофкома Анатолий Булдаков рисует совсем другую картину; “говорили мне, не лезь в экономику, - вздыхает он, - но ничего не сделаешь, приходится”.

- То, что налицо серьезное падение объемов производства, понимают все, кто имеет доступ к информации: любое изделие завода имеет порядковый номер, где присутствует и месяц, и год изготовления. За то время, что существует НПО, мы добросовестно продали все сделанное за два предыдущих года, отгрузили огромное количество оборудования по экспортному контракту в Венесуэлу, что поддержало предприятие финансово, - но все это за счет материальных затрат 2011 года. А сейчас наступает такой период, что платить-то нам не из чего... На всех собраниях вопрос передо мной ставят один: “Анатолий Геннадьевич, зарплата!”

Уместно вспомнить еще один, октябрьский сюжет, описанный в “Солидарности” (№ 39, 2012): спонтанный выход работников цеха № 103, получивших расчетные листки с заработной платой в размере около 5000 рублей на человека. Версия работодателя - работники не выполнили производственный план и поэтому получили зарплату меньше обычного. По мнению Булдакова, случившееся выглядит совсем по-другому:

- Народ в цехе получил расчетные листки на руки и увидел, из чего складывается их зарплата - бригаде из двадцати смен восемнадцать оплатили как простой по вине работодателя, - и это говорит о крайне низком уровне организации труда. По факту люди ходили на работу каждый день - но им недодали комплектующих со смежных участков, и они фактически остались без денег. При этом простой им оплатили по принципу “две трети от тарифной ставки”, тогда как в нашем положении прописано, что делать это надо по размеру средней заработной платы.

По словам предпрофкома, по некоторым направлениям уровень производства за последнее время упал в 10 раз. Заработная плата работников - опять же, если верить Булдакову, во многих подразделениях сократилась на 30%.

Один из способов “оздоровления” предприятия, который применяет администрация на Ижмаше, - это перевод работников в аутсорсинг:

- Меня обвиняют, что я мешаю с таким трудом проходящему внедрению аутсорсинга в область кадровой политики, - говорит предпрофкома. - Как это у нас происходит? Недавно рассчитался токарь NN: с марта по июль уровень его зарплаты с 17 тысяч упал до 8. Сейчас он токарит через кадровое агентство - и, слава Богу, получает больше 20 тысяч. Что же получается - не сумев организовать оплату труда по конечному результату, мы сейчас в полтора раза переплачиваем кадровому агентству, чтобы оно ему могло заплатить эти деньги...

Меж тем, по словам главы профкома, квалифицированные работники продолжают уходить с завода...

ПЕРСПЕКТИВЫ?

3 декабря глава Удмуртии Александр Волков публично предположил, что НПО “Ижмаш” может вскоре быть признано банкротом. Политик не постеснялся на эпитеты для действующей управленческой команды, назвав их “случайными людьми” и “временщиками”, - и поддержал предложенную ранее вице-премьером Дмитрием Рогозиным инициативу объединить “Ижмаш” с Ижевским механическим заводом - тоже предприятием широкого профиля, но, в отличие от Ижмаша, куда более стабильным.

Андрей Чекменев эту перспективу назвал “светом в конце туннеля”:

- Возможно, в этом случае придет руководство со стороны, а нынешняя администрация, по крайней мере, перестанет играть роль идеолога. Стоит также помнить, что “Ижмех” - предприятие с крепкой профсоюзной организацией.

И ЕЩЕ

Во время поездки корреспондента “Солидарности” в редакцию газеты пришло письмо, подписанное бывшими работниками - членами ликвидируемой сейчас первичной профорганизации “Ижмаша”. Напомним, Анатолий Булдаков возглавляет вновь созданную первичку.

Авторы письма во главе с экс-председателем ППО “Ижмаш” выдвинули в адрес председателя рескома Григория Черных довольно серьезные обвинения - от “соглашательской позиции” по отношению к демонтажу профорганизации до кражи профсоюзных взносов и вывода денежных средств со счета ликвидируемой первички на счет республиканской организации “Оборонпрофа”.

Глава ФПУР Сергей Шерстобит, отказавшийся комментировать финансовые претензии экс-председателя как находящиеся вне его компетенции, тем не менее указал на ряд искажений в тексте письма. Председатель ЦК “Оборонпрофа” Андрей Чекменев, также ознакомившийся с текстом, дал понять корреспонденту “Солидарности”, что не относится к описанным в письме фактам всерьез. Сам Григорий Черных обмолвился о возможности подачи в ответ судебного иска.

Александр ЦВЕТКОВ

Читайте нас в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе последних событий
Новости Партнеров
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте

А.Горелов
00:32 от 09.12.2012
Такая "Борьба" уже ведется везде. работодатели поняли, что ППО профсоюзы не могут расчитывать на поддержку вышестоящих профсоюзов. Скорее те будут на строне работодателя и всерьёз обсуждать "криминал", который "вдруг" нашёлся на строптивого председателя ППО. На основании якобы этого, они не полезут на защиту ППО, как это делают те же "работодатели", которые не "сдают" "своих" не только профсоюзам, но органам. Сначала до последнего защищают, а потом сами могут расстаться. Вышестоящие всегда демонстрируют "солидность" и "готовность обсудить" с работодателем возникшую "проблему председателя ППО". После этого обсуждения и признания "своего" председателя виновным в ситуации , ни на какую новую и сильную первичку расчитывать нельзя. Если мы сейчас ведем борьбу с колен, то с положения "лёжа" никто не способен поднять ППО, без конфликта с работодателем. А тогда снова будет перечисленное выше. Что и нужно работодателям и все больше уменьшает численность профсоюзов. Ведь центр борьбы и мотивация находятся в первичках, а не на плакатах.
Новости СМИ2


Киномеханика