Расследование

Дело о развале института

Федеральное государственное унитарное предприятие “Производственный и научно-исследовательский институт по инженерным изысканиям в строительстве” (ПНИИИС) лишилось около пятидесяти ведущих сотрудников. Многие уволились по собственному желанию - не смогли работать в условиях, созданных в институте новым руководителем Михаилом БОГДАНОВЫМ. Других уволил сам работодатель, как выяснилось, без законных оснований, и они были восстановлены на работе решением суда. По результатам проверки, проведенной юристами профсоюза и прокуратурой, на предприятии выявлено более двадцати фактов нарушения трудового законодательства. Но госорганы игнорируют ситуацию.

ЕДИНСТВЕННЫЙ В РОССИИ


В конце июля в редакцию “Солидарности” поступило письмо из Московского горкома территориальной организации профсоюза работников строительства и промышленности стройматериалов. В нем сообщалось, что на ФГУП ПНИИИС последовала серия незаконных увольнений, постоянно нарушаются Трудовой кодекс и законодательство о профсоюзах. Чтобы разобраться в ситуации, корреспондент газеты встретилась со всеми участниками конфликта (кроме работодателя, отказавшегося по причине сверхзанятости). Первыми собеседниками стали несколько бывших сотрудников института и председатель профкома предприятия главный геолог Павел Тимашев.

Они рассказали, что ПНИИИС - организация уникальная. Это головной и единственный институт Федерального агентства по строительству и жилищно-коммунальному хозяйству (Росстроя) по инженерным изысканиям в строительстве и инженерной защите территорий, зданий и сооружений от опасных природных и природно-техногенных процессов. И до недавнего времени (до конца прошлого года) институт пользовался заслуженным авторитетом в России и за рубежом. В нем работали около 200 человек, в числе которых 16 докторов и свыше 40 кандидатов наук. ПНИИИС располагает периферийными подразделениями в Адлере и Лабытнанги, дочерним предприятием в Ставрополе. Институт успешно решал крупные научные и производственные задачи, его экономическое положение было устойчивым и благополучным, ежегодные налоговые перечисления в бюджет составляли по меньшей мере 10 млн. рублей.

О бывшем руководителе института теперь тоже бывшие сотрудники отзывались как о человеке уважаемом. Судите сами: Владимир Баулин - заслуженный строитель России, доктор геолого-минералогических наук, профессор, дважды лауреат Государственной премии, академик РАЕН. Проработал в институте около сорока лет и последние пятнадцать был его бессменным руководителем. Можно сказать, что и коллектив ученых и специалистов института был образован его усилиями. Однако 9 декабря 2004 года Баулин уволился по собственному желанию. И вслед за этим последовала целая серия подобных заявлений от сотрудников института. Правда, некоторые увольняться не хотели, и тогда их попросту “ушли”. Но обо всем по порядку...

НОВАЯ МЕТЛА

Как рассказал Павел Тимашев, первое предложение написать заявление на увольнение Владимир Баулин получил еще в мае 2004 года. Но подавать его не торопился: грехов за институтом, да и за самим руководителем, не числилось, организация была прибыльной. Подобные предложения от начальника управления имущества Росстроя, некоего Федоренко, Владимир Баулин получал и в июле, и в октябре прошлого года. А потом началось давление, и гендиректор не выдержал. Заявление на увольнение по собственному желанию он подписал, будучи на больничном. Кстати, ему дали уже заготовленный заранее текст, без даты.

- Владимир Викторович предлагал оставить его в институте в качестве советника нового гендиректора на некоторое время, - говорит Тимашев. - Чтобы передать дела, ввести в курс дела. Но ему было отказано.

В конце декабря сотрудники института обратились с письмами в адрес председателя партии “Единая Россия”, председателя правительства и министра регионального развития РФ. Они просили разъяснить цель и целесообразность назначения руководителем института Михаила Богданова. Но в ответ получили лишь ни к чему не обязывающие отписки. Правда, результат этих обращений все же был, но совсем не тот, который ожидался коллективом института: начались гонения на наиболее активных представителей “оппозиции” новому руководству. Многие были просто уволены с порочащими их формулировками.

ВСЕХ УВОЛИТЬ!

В середине января коллектив института принял решение о создании профсоюзной организации. Возглавить ее люди предложили Павлу Тимашеву. 20 января его избрали председателем профкома, и через несколько дней профорганизация была зарегистрирована в горкоме профсоюза. Видимо, появление первички подхлестнуло г-на Богданова к более активным действиям. Если изначально он ограничился тем, что попросту сделал обстановку в организации невыносимой (кстати, по этой причине уволились многие ведущие специалисты), то теперь начал увольнять. И статью для этого нашел, так сказать, “подходящую” - п. 6 ст. 81 ТК РФ. При увольнении по ней не требуется согласование с профкомом.

- 31 января я пришел на работу и у дверей института на улице увидел главного инженера проекта Юрия Гребнева, - рассказывает Павел Тимашев. - Это специалист международного класса по защите морских побережий, гордость института. Так вот, оказалось, что этого уважаемого всеми коллегами человека по приказу директора выставили из здания института в сопровождении охранников. Он был уволен по позорной для него статье, предусматривающей прогул, пьянство на рабочем месте... Я попросил охранников, чтобы Гребневу хотя бы разрешили посидеть в фойе. Ведь холодно же, январь на дворе! Сам пошел к директору, но он меня не принял. С несколькими членами профсоюза мы составили акт о незаконном увольнении нашего сотрудника, и Юрий Гребнев отвез его в горком профсоюза и в прокуратуру. Был суд, главного инженера на работе восстановили, но он потом уволился по собственному желанию. Не захотел работать под руководством Богданова.

В тот же день, когда был уволен Гребнев, директор “убрал” и другого неудобного ему работника - заместителя генерального директора по общим вопросам Юрия Якимова. И все по той же “прогульной” статье. Дело в том, что еще в прошлом году был разговор об участии института в составлении генплана центральной части Грозного. Но финансирования на эту работу не было и нет. Однако г-н Богданов решил отправить Якимова в командировку “по районам Чечни”.

- Мне выдали только командировочное уведомление и деньги, - рассказывает Юрий Федорович. - Я пошел к директору, объяснил, что так просто в Чечню не ездят. Должен быть договор, техническое задание, программа работ. Да и с заказчиком надо все согласовать. Наш заказчик - проектная организация, и они должны хотя бы дать план территории, где мы будем работать. Потом необходимо провести консультации и посмотреть объекты на местности. В результате техническое задание я все же получил: проехать по всем районам Чечни, отметиться в райцентрах, и из каждого пункта позвонить руководителю института. Я, конечно, отказался, потому что не видел целесообразности этой поездки. И через полдня меня уволили.

Все попытки Юрия Якимова доказать директору, что ни с одним пунктом п. 6 ст. 81 ТК РФ он ничего общего не имеет, результата не принесли. Г-н Богданов отвечал, что это не имеет значения и что он все равно уволен. Якимов подал в суд и был восстановлен на работе решением Измайловского районного суда. Однако практически сразу же был уволен повторно.

- Кроме меня решением суда были восстановлены еще несколько человек, - рассказывает Якимов. - И когда мы вернулись на работу, то узнали, что всех восстановленных отправляют “работать” в какую-то комнату, арендованную на другом конце Москвы. Видимо, для того, чтобы не будоражили коллектив. Мы на этом приказе написали, что это грубое нарушение наших прав и служебных обязанностей. И по этому поводу я был уволен по новой. Кстати, руководство института по моему делу и по делу еще двоих коллег подало кассационную жалобу в городской суд, но в жалобе институту было отказано. Однако пока дело дошло до городского суда, меня уволили повторно.

Конечно, все это частные случаи. Но за последнее полугодие из центрального аппарата ФГУП ПНИИИС уволились или были уволены 50 из 75 ведущих специалистов. А это основной научный костяк института. Молодежь на работу приходит, но обучать ее некому. Заказы на работу институт получил еще во времена Баулина. Бывшие работники считают, что еще несколько месяцев подобного “руководства” - и все, институту конец. И уже сейчас практически полностью утеряны такие научные направления, как инженерная геология, инженерная защита территорий, инженерная геофизика и сейсмология, геоэкология.

- Все эти события показали, что г-н Богданов не обладает соответствующей квалификацией, опытом и навыками работы с коллективом ученых и специалистов, - считает бывший главный инженер проекта, доктор наук, профессор Федор Брюхань. - Похоже, что цель его, с позволения сказать, деятельности - в процессе приватизации прибрать к рукам многомиллионное имущество института. Ведь институту принадлежат капитальные здания в Москве, площадью около 10 тысяч квадратных метров, земельный участок в Адлере. Интеллектуальная собственность и ноу-хау также оцениваются в сотни миллионов долларов. По планам Росстроя, в 2005 году намечено акционирование института. Это позволит Богданову в ближайшее время бесконтрольно управлять его имуществом, недвижимостью и интеллектуальной собственностью.

ПОД РАБОЧИМ АРЕСТОМ

Председатель профкома ПНИИИС Павел Тимашев пострадал от умелого руководства г-на Богданова, пожалуй, больше своих коллег. Вот уже два раза результатом беседы с начальством для Павла Ивановича был гипертонический криз. О первом случае корреспонденту “Солидарности” рассказал Федор Брюхань. (Кстати, он тоже был уволен из института за “прогулы и пьянство”. Поскольку был не согласен с приказом директора хронометрировать рабочее время, вплоть до записи времени похода в туалет, включения компьютера, телефонных звонков.)

- Вскоре после увольнения Гребнева гендиректор стал попросту травить Тимашева, - рассказывает Федор Федорович. - В начале февраля он накричал на главного геолога, предложил уволиться по собственному желанию. В результате у пожилого человека случился гипертонический криз. Мы с коллегами собрались и пошли к Богданову, постарались в мягкой форме объяснить, что с людьми так поступать нельзя. И что вы думаете? Вскоре в институт приехали две служебные машины: одна к Тимашеву - “скорая помощь”, другая из милиции. Ее вызвал гендиректор, чтобы усмирить возмущенных сотрудников. По-моему, случай беспрецедентный. Кстати, в результате действий гендиректора в институт “скорую” вызывали пять раз, к разным сотрудникам.

Дальнейшее развитие ситуации вокруг Павла Тимашева иначе как издевательством назвать нельзя. Председатель профкома, защищая права коллег, окончательно впал в немилость. Последней каплей стал протест Тимашева против новой системы оплаты труда, которую приказом хотел ввести гендиректор: оклад в 5500 рублей плюс премия на усмотрение гендиректора. Председатель профкома обратился в горком профсоюза, и г-н Богданов был вынужден отменить свое распоряжение в связи с его незаконностью (об изменении системы оплаты сотрудников должны были предупредить за два месяца). И директор сделал ответный ход.

- Я тогда только выписался после первого криза и предупредил директора, что 18 марта мне нужно прийти к врачам на обследование, чтобы мне назначили лечение и дали предписание по режиму работы, - рассказывает Павел Иванович. - Но приказом гендиректора 15 марта меня отправляют в командировку в Тынду, на месяц, для приемки работ по одному из договоров института. Естественно, я попросил отсрочки, ведь и причина у меня уважительная, и директор был уведомлен заранее. Однако меня увольняют. Думаю, по какой статье, говорить не надо. Я подал в суд, и в конце мая меня восстановили.

24 мая Павел Тимашев пришел на работу, и узнал, что в институте все же введена новая тарифная сетка оплаты труда. Он написал новому заместителю гендиректора Рассыпнинскому служебную записку, чтобы его, как председателя профкома, с этими нововведениями ознакомили. И через час был уволен повторно, за прогул. Дело в том, что Тимашева также “перевели” из института в арендованное помещение на другом конце Москвы, но ему об этом не сообщили. И все же уволили, ведь он на новое место работы не явился.

И снова был суд, и снова он принял решение на работе восстановить. Вернувшись в институт в июле, Тимашев оказался в положении арестованного. Его заставляли писать объяснительные по любому поводу, а со стороны руководства так и посыпались всевозможные замечания. К примеру, звонил в горком - значит, использовал служебный телефон в личных целях, получи замечание. Уведомил директора, что собирается обратиться к судебным приставам, так как до сих пор не выплачена компенсация морального ущерба по решению суда первого судебного процесса, - пиши объяснительную, где был, и получи выговор за опоздание.

- Мне запрещено выходить из здания института в рабочее время, по самому зданию тоже передвигаться нежелательно, - говорит Тимашев. - И работать я нормально не могу: мне запрещено входить в мой кабинет. А там у меня наработки, архивы по программам защиты берегов Российской Федерации, компьютер. И это тоже не разрешают забирать. Сижу, смотрю в потолок, пишу рапорты руководству с просьбой дать задание. Недавно получил все ту же командировку в Чечню. Отказался, так как предполагаемые исследования не предусмотрены договорными обязательствами и относятся к компетенции субъекта федерации. Нужно согласование. А когда мне объявили выговор за использование телефона, я снова оказался на больничном.

Это не все мучения, которые пришлось пережить Павлу Тимашеву. По новой тарифной сетке его должность была упразднена и восстановлена в перечне должностей с трудовым договором на два месяца. Документ о переводе на новое место работы (помните арендованную комнату?) был подписан в период, когда Тимашев был уволен и о его восстановлении еще ничего не было известно. Хотя в институте нарушаются не только права отдельных его сотрудников, но и профсоюзной организации.

ПРОФСОЮЗ ДИРЕКТОРУ НЕ НУЖЕН

На момент создания профсоюзной организации института в нее вступили 94 сотрудника из 160. В мае ее ряды значительно поредели - осталось около сорока членов профсоюза. Что и говорить, без давления со стороны руководства не обошлось. Павел Иванович рассказал, что к нему приходили люди. Говорили, что их заставляют выходить из профсоюза под угрозой увольнения. И он соглашался: лучше выйти. Ведь люди есть люди, у кого-то до пенсии осталось несколько лет, у кого-то ситуация в семье непростая. Работа нужна.

Профсоюзные взносы за первые месяцы существования профорганизации удалось получить только в конце весны. А вот за май профорганизация деньги не смогла получить: в бухгалтерии объяснили, что гендиректор не подписывает платежку. Теперь членов профсоюза стало еще меньше, но люди, минуя бухгалтерию, сами сдают 1% от зарплаты в профорганизацию. Они понимают: профсоюз - их единственная надежда.

СИТУАЦИЯ ГЛАЗАМИ ПРОФСОЮЗНОГО ЮРИСТА

Правовой инспектор горкома профсоюза строителей Ярославна Сильянова принимала непосредственное участие в защите прав работников института. Она рассказала корреспонденту “Солидарности”, что государственная организация Росстрой с самого начала конфликта нарушает закон: назначает Богданова. Ведь руководитель организации должен пройти конкурс, а в этом случае конкурса не было. Кроме того, по закону, на вакантную должность можно назначать исполняющего обязанности только на два месяца. Однако г-н Богданов пребывает в качестве и.о. с 10 декабря 2004 года по сей день.

Со стороны последнего также была выявлена масса нарушений. Во-первых, он изменил режим рабочего времени, не предупредив об этом за два месяца, вопреки тому, как положено по закону. Потом намеревался изменить оплату труда в сторону уменьшения. Сначала в горкоме профсоюза хотели все вопросы урегулировать мирным путем, но г-н Богданов ни на какие переговоры не шел. Тогда профсоюзники обратились в Измайловскую прокуратуру, и ее представители пошли вместе с юристами горкома на совместную проверку. В результате были выявлены многочисленные грубые нарушения трудового законодательства. Кстати, директор института пытался проверяющих выгнать, грозился вызвать милицию. Но в связи с тем, что вместе с профсоюзными юристами были и работники прокуратуры, был вынужден предоставить все документы. Однако как только прокурор уехала, гендиректор отказался предоставлять документацию для проверки.

И все равно составленный 11 марта протокол впечатляет. Были выявлены нарушения по 24 пунктам. Читая его, можно запросто стать специалистом в области трудового права. Здесь есть и нарушение инструкции по заполнению трудовых книжек, и несоответствие правил внутреннего трудового распорядка действующему законодательству, и отсутствие утвержденного графика отпусков, и необоснованные дисциплинарные взыскания, и незаконные увольнения... Словом, всего и не перечислишь.

Предписание, выданное г-ну Богданову по результатам проверки, он выполнил, но очень избирательно. В серьезных вопросах, касающихся нарушений в области оплаты труда, увольнений и переводов, изменений не произошло. Прокуратура сообщила, что дело возбуждено, но никаких дальнейших действий не предпринимается. Юристы горкома строителей обращались и в Госинспекцию по труду Москвы, и в городскую прокуратуру. Ответ пришел только оттуда: просят сообщать о новых фактах нарушений. То есть госорганы устранились.

Были обращения и в руководство Росстроя, и в министерство, которое курирует эту организацию, но в ответ приходила лишь формальная отписка: мол, объяснения с Богданова взяты, и о них сообщат позже.

По делу о незаконном увольнении в Измайловский суд поступило восемь заявлений от бывших работников института. И во всех случаях действия руководства института были признаны незаконными. Но работодатель с решениями суда не соглашается и подает жалобы в Мосгорсуд. Пока там рассмотрено только три дела, и во всех случаях решение Измайловского суда оставлено без изменений. В начале тяжбы сторону института представляли четыре юриста, но все они уволились, и теперь вместо них в судебных заседаниях участвует заместитель гендиректора Рассыпнинский. Так как со стороны госорганов реакции не наблюдается, юристы горкома профсоюза надеются, что ситуацию изменит недавно вступивший в должность гендиректора Росстроя Сергей Круглик. К нему они обратились 21 июля, и теперь ожидают ответ.

ОН ОЧЕНЬ ЗАНЯТ

Как уже было сказано в начале статьи, с г-ном Богдановым корреспонденту “Солидарности” встретиться не удалось. Секретарь в его приемной все время объясняла, что “Михаил Игоревич очень занят”. Однако через некоторое время в редакцию позвонили и, не представившись, поинтересовались, что это за газета такая, кто наш учредитель. Попытка побеседовать с директором института в понедельник, 8 августа, также не увенчалась успехом. Вместо этого по факсу был сброшен ответ на статью об институте, которая, кстати, к тому времени еще и написана-то не была. Мы постарались все-таки быть объективными, и решили опубликовать присланный нам текст полностью:

ОБРАЩЕНИЕ ТРУДОВОГО КОЛЛЕКТИВА

“В ПНИИИС в начале 2005 года была создана профсоюзная организация, которая вошла в состав профсоюза работников строительства и промышленности строительных материалов. Руководитель профкома института, совместно с территориальной организацией, немедленно начал борьбу с новым руководством института. По своей сути, она вылилась в борьбу против всего коллектива института. Большая часть действий нового руководства сотрудниками института принимается. Институт загружен работой, объемы договоров увеличились, средняя заработная плата в институте выросла на 35% за шесть месяцев. Активизировалась научная работа, подготавливается к публикации первый номер журнала “Инженерная геология”, публикацию которого было решено возобновить на заседании Совета института, принято решение о создании Музея инженерных изысканий, единственного в мире. Проводятся защиты кандидатских диссертаций, продолжается набор в аспирантуру. Постоянно на работу приходят молодые специалисты, выпускники лучших вузов страны. Проводятся научные конференции. Нам необходима стабильность, интересная, высокооплачиваемая и перспективная работа. Сотрудники института вышли из профсоюзной организации ФГУП ПНИИИС (протокол № 5 от 10.06.05), которая своей деятельностью создает нездоровую обстановку в коллективе и мешает нормальной работе института.

В этой ситуации смысл борьбы бывшего председателя профкома сводится к отстаиванию своих личных интересов: не выполняя обязанностей гл. геолога, получать ежемесячную зарплату в 15 000 руб. Действия территориальной организации, которая поддерживает бывшего председателя профкома ФГУП ПНИИИС, нам совершенно непонятны. Мы за стабильную обстановку и развитие нашего института.

Сотрудники института поддерживают и.о. генерального директора Богданова М.И. в его стремлении развивать институт, поддерживают рост зарплаты и объема договоров”. (Далее - подписи более тридцати сотрудников.)

Наталья КОЧЕМИНА

P.S. Мы выносим данный материал на суд читателя, но от редакции хотелось бы заметить, что заставить подчиненных подписать подобную петицию для руководителя сложности не представляет.
Читайте нас в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе последних событий
Новости Партнеров
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте

Новости СМИ2


Киномеханика