Расследование

Опасные маневры

На военных сборах в Ивановской области погиб 28-летний отец семейства

Как уже сообщала “Солидарность”, в России возобновлена практика военных сборов (см. № 40 2003 г.). Мужчин, случайно уцелевших во время срочной службы, вновь отправляют в казармы. Как и следовало ожидать, появились и гробы. 20 апреля 2004 года во время военных сборов, недобитый десять лет назад 28-летний житель города Наволоки (Ивановская область) Евгений БУРДА погиб. Осталась жена, четырехлетний сын и младший брат-подросток. Бурда был его опекуном. И еще 81-летняя бабушка, воспитавшая Евгения. Спустя месяц после трагедии уголовное дело не возбуждено, компенсации пока не выплачены и когда это будет - не известно.

ПРОСТАЯ ИСТОРИЯ


На прошлой неделе в редакцию газеты “Солидарность” позвонил мужчина. Не пожелав представиться, он сообщил о гибели Евгения Бурды. Он назвал так же номер мобильного телефона Ивана, брата погибшего.

Ивану Бурде всего шестнадцать лет. Вот что он рассказал “Солидарности”:

- Старший брат заменил мне родителей, - вспоминает Иван. - Мы и наша старшая сестра Елена жили вместе с бабушкой Верой Владимировной Тарунтаевой. Женя окончил только девять классов и поступил в ПТУ при текстильной фабрике. Надо было зарабатывать деньги, ведь на пенсию бабушки прожить невозможно. Он был очень хорошим, мой брат. В Наволоках его знали как лучшего гитариста и барабанщика. Женя играл и был солистом в городском клубе, у них была своя группа. А потом ушел в армию.

Иван рассказал, что срочную службу его брат проходил на Майкопе. Там случилось первое несчастье. Женю, человека спокойного и неконфликтного, избили практически до полусмерти. Состояние было настолько тяжелым, что на некоторое время Евгений Бурда лишился зрения.

- Труднее всего было вытащить его оттуда, - рассказал Иван. - Бабушке Вере пришлось три раза съездить в ту часть, пока удалось перевести брата на воинскую базу в Наволоки. Кстати, ему тогда за потерю здоровья ничего не выплатили. Но главное было, что жив остался...

Выйдя в запас, Евгений вернулся на фабрику ОАО “Настекс”, рабочим в электроотдел. А пять лет назад встретил свою будущую жену Галину. Иван не знает подробностей их знакомства, но припомнил, что впервые друг друга супруги увидели в детском саду, где Галя и сейчас работает воспитателем. Поженившись, они стали жить в доме Галины. Потом родился сын Гриша, которому недавно исполнилось четыре года.

- Он семью завел, но меня не бросил. Зная, что нам с бабушкой трудно, ведь я еще учусь, не работаю пока, Женя оформил надо мной опекунство. Помогал нам, хотя у самого зарплата не ахти, 2 - 2,5 тысячи рублей. Так что он у нас с бабулей был единственным помощником. У сестры Лены двое детей, она пока еще в декретном отпуске, а муж пашет на фабрике, получает копейки. Им самим нелегко. Не знаю, как я буду без него жить, ведь бабушка совсем старая.

На что именно будет теперь жить Иван, не знают ни военные, ни гражданские чиновники. Зато у него появился шанс прожить длинную жизнь. По словам военного комиссара Кинешмы Евгения Хамзина, теперь Иван Бурда не подлежит призыву на срочную службу: “Насчет брата могу сказать точно, что когда вопрос коснется его призыва на военную службу, то он призван не будет. Это соответствует закону РФ: если родственник военнообязанного погиб при прохождении военной службы или военных сборов, то он не подлежит призыву”. Так что Ивана не изобьют сослуживцы, не подстрелят боевики, его не завалит кирпичной стеной... Такой вот последний привет от брата...

ОСИРОТЕЛИ

Иван помнит, как в начале апреля его брату пришла повестка - предписывалось явиться на сборы по переподготовке. Брата, единственного из Наволок, направили в воинскую часть в городе Кинешма. Сборы должны были продолжаться месяц. Прошла первая неделя службы, и Евгений приехал на выходные домой. По словам Ивана, брат рассказывал ему, что их обучают премудростям военной науки “по полной программе”: и теоретически, и на стрельбы возят. Но по окончании второй недели брат говорил совсем другое.

- Он мне рассказывал, что их заставили разбирать кирпичную стену на территории части, - вспоминает Ваня, - Сказал, что разобрать ее практически невозможно, - кладка капитальная в два с половиной кирпича. Вот и доразбирались...

О смерти брата Ваня узнал одним из последних. В тот день Иван гулял по улице со старшей сестрой, и к ним подошел знакомый Жени по работе. Он сказал, что Ивану и Елене надо пойти во 2-ой отдел фабрики “Настекс”, где они и узнали о случившемся. 20 апреля его брат погиб под обломками той самой кирпичной стены, которую так трудно было разобрать.

ПРО ДЕНЬГИ

И без того небогатая семья лишилась кормильца. По словам Вани, жена Евгения хотела подать в суд на воинскую часть, но к ней приехал лично мэр Кинешмы Андрей Назаров. Сказал, что будут оплачены и похороны, и памятник, и ограда. Но в суд посоветовал не подавать. Сама Галина от встречи с журналистами “Солидарности” отказалась. По словам Вани, “ей сейчас не до этого”... Получить комментарии мэра Кинешмы нам не удалось - он был занят.

В военном комиссариате Кинешмы Ивану сказали, что компенсация за смерть кормильца положена жене, сыну и матери погибшего. О том, положена ли компенсация ему самому, Ване, предложили узнать в пенсионном фонде Кинешмы. Там мальчику ответили отказом, и вслед за этим отказали и в воинской части, где погиб брат - там Ваня разговаривал с Виктором Красновым, звание и должность которого не знает.

- Мне родственники говорили: раз Женя был моим опекуном, ведь и бумаги все есть, то мне положена пенсия до восемнадцатилетия. Посоветовали сходить в районный отдел народного образования, а уж если там откажут, то найти в Кинешме хорошего юриста.

Семье Евгения Бурды выплатили пока только тысячу рублей от фабрики “Настекс”. Иван рассказал, что вдове Жени, его сыну и матери пообещали единовременное пособие в размере 25 минимальных окладов. Больше мальчик ничего не знает. О том, когда семья получит указанную сумму, тоже пока не известно, - надо подготовить документы.

Военный комиссар Кинешмы Евгений Хамзин рассказал “Солидарности”, что вопросом компенсации семье погибшего занимается воинская часть 73/480, где проходили сборы. Военный комиссариат оформляет страховку.

- В ближайшее время, скорее всего 18 мая, мы отправим все нужные документы в Иваново на проверку, - рассказал военком. - После чего - в Москву, в Военно-страховую компанию. После оформления документов военной прокуратурой, будем оформлять единовременное денежное пособие, около 25 минимальных окладов, это около 30 тысяч рублей. Жена и сын Бурды будут получать страховку до совершеннолетия ребенка. Сколько именно - сказать не могу. Если опекунство брата погибшего было оформлено на Евгения Бурду, то страховка и компенсация положены и ему.

Когда начнутся выплаты, Евгений Хамзин сказать не смог. Мы поинтересовались, почему брату погибшего Бурды, отказали в компенсации. Евгений Хамзин пообещал разобраться, но предположил, что отказ весьма вероятен.

“КАЗУС ЗАВАДСКОГО”

Это такой новый термин в юриспруденции. Он появился после суда над военкомом Завадским из Ханты-Мансийского округа. Военный обвинялся в гибели школьника Саши Бочанова, но как выяснилось, виноватых в этом деле нет. Как сказал Завадский, такой получился “казус”.

Подобный “казус” наметился и в связи со смертью Евгения Бурды.

- Когда идут военные сборы, призывники должны заниматься только боевой подготовкой, - заявил нам военный комиссар Кинешмы Евгений Хамзин. - Ведь цель сборов - подготовка специалистов по военно-учетным специальностям. Призывники не должны разбирать стены. А направил их на эту работу командир войсковой части 73/480 Александр Кудричев. О том, что ему теперь грозит, я сказать не могу, все будет зависеть от решения военной прокуратуры.

В октябре 2003 года в интервью “Солидарности” начальник направления мобилизационного управления Главного организационно-мобилизационного управления Генштаба Вооруженных Сил РФ генерал-майор Александр Погорелов тоже утверждал: “Призывник (речь идет о призванных на сборы. - Е.С.) может заниматься только военной подготовкой. Если людей заставляют выполнять какие-либо другие действия, то это прямое нарушение закона”.

Однако в военной прокуратуре Ивановского гарнизона “Солидарности” сообщили, что уголовного дела по факту гибели Евгения Бурды не возбуждено. Прокурор Игорь Любимов сообщил, что сейчас прокуратура проводит трудовую экспертизу по нарушениям правил техники безопасности. Решение будет принято по ее результатам. На вопрос, не был ли нарушен порядок проведения сборов, когда солдат запаса заставляли разбирать стену вместо получения военных навыков, г-н Любимов ответил так:

- Между прочим в части хозяйственными делами тоже нужно заниматься. Есть специальный хозяйственный день, установленный приказом министра обороны.

- Но ведь они не один день ломали эту стену?

- Военнослужащие запаса этим занимаются, поскольку другим людям там... Только они этим и занимаются. И вообще, он военнослужащий запаса, а не призывник, а то мы сейчас шум поднимаем, что у нас там мальчишка погиб! Сейчас мы назначили расследование по трудовому законодательству: были ли какие-то нарушения техники безопасности при выполнении этих строительных работ. Наш областной ивановский эксперт даст нам заключение по материалам. Если он скажет, что в действиях таких-то должностных лиц были нарушения строительных норм и правил, значит, возбудим уголовное дело и будем его расследовать.

Вот так выяснилось, что прокуратура, командование части и Генштаб имеют различные представления о целях военных сборов и порядке их проведения.

Командир воинской части Александр Кудричев об обстоятельствах гибели военнослужащего запаса Евгения Бурды говорить отказался, сославшись на тайну следствия. На вопрос о том, почему Бурда занимался на военных сборах хозяйственными делами, ответил так:

- Я в это время был в Москве, у меня нет этой информации, я обстановкой не владею...

Елена СМИРНОВА
Читайте нас в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе последних событий
Новости Партнеров
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте

Новости СМИ2


Киномеханика