Разговор с Делягиным

Путину может быть предъявлен ультиматум

- Михаил Геннадьевич, 26-27 сентября состоятся переговоры Джорджа Буша и Владимира Путина. Чего вы ждете от этого события?

- Увы, у США и сегодняшней России нет пространства для стратегического сотрудничества. Причина - деградация общества, экономики и государства России, в том числе в силу следования советам наших американских конкурентов.

Двусторонние переговоры пройдут в “тени” дебатов по Ираку на Генеральной ассамблее ООН и будут зависеть от того, поддержит ли Россия США.

- Поддержит в чем?

- Цель США - получить мандат ООН на миротворческую операцию в Ираке под флагом ООН, а с ним - финансовую и военную поддержку членов ООН, но сохранить командование над операцией и контроль над Ираком - как политический, так и коммерческий. США хотят руководить и владеть Ираком, а страны ООН должны находить счастье в том, чтобы оплачивать это деньгами и жизнями своих солдат. Подход США прост: “Мы напортачили в Ираке, а теперь вы должны подставлять там своих солдат под пули”. На этих условиях США готовы не только терпеть ООН, но даже признавать ее ограниченную полезность.

Эта позиция уязвима. С одной стороны, Буш запутался во лжи и теряет популярность. Американцы все еще верят в причастность Саддама к оружию массового уничтожения и теракту 11 сентября 2001 года, но эта вера слабеет и опирается только на заверения Буша. Растущая стоимость операции, даже при возвращении международных капиталов в США, ставит под вопрос программу снижения налогов, создавая угрозу наметившемуся оживлению экономики и предоставляя все новые поводы для критики со стороны демократов.

С другой стороны, члены ООН, в том числе подвергавшиеся оскорблениям и слышавшие в свой адрес угрозы Франция и Германия, не жаждут “разделить ответственность” за американскую авантюру в Ираке. Особенно - с учетом того, что они ничего не получат взамен.

- То есть положение США просто отчаянное?

- Не стоит сгущать краски. Ведь США по-прежнему опираются на силу, включая монополию на технологии формирования сознания. Кроме того, все развитые страны заинтересованы в удешевлении нефти, для чего нужен мир в Ираке. Между тем очевидно, что иракцы будут воевать против американцев и не будут - против ООН.

Наиболее вероятен компромисс: операция будет проводиться по мандату ООН многонациональными силами и во многом за ее счет. ООН снимет с США часть военного и финансового груза. Формально руководить операцией будет ООН, реально - американцы. Срок передачи иракцам власти будет назван, но в решении ООН будут предусмотрены механизмы, позволяющие США продлить его.

- И какой же должна быть позиция России?

- По логике, США должны испить до конца иракскую чашу. Но у России нет ресурсов противодействовать США, хотя только для нас иракское урегулирование подобно смерти. Наше руководство не обзавелось союзниками и уязвимо перед информационным давлением по самому широкому спектру тем - от российских денег за рубежом до фиаско российской правоохранительной системы в делах Закаева, Березовского и, вероятно, Гусинского.

Поэтому Россия, скорее всего, не будет противодействовать США, а поможет им достичь компромисса. Беда в том, что любая позиция, кроме подчинения, может быть воспринята ими как враждебная. Боясь этого, руководство России может занять проамериканскую позицию, противоречащую своим национальным интересам и способную поссорить Россию с Европой. В ООН Путину предстоит пройти между Сциллой и Харибдой - между Европой и США.

- То есть Путин, оказав поддержку США в ООН, начнет двусторонние переговоры с большим моральным перевесом?

- Увы - только моральным. Для американцев оказанная услуга уже ничего не стоит. Разговор с Путиным (с поправкой на личную дружбу Буша) может пойти в ультимативном тоне, в стиле “ты мне друг и потому обязан подчиняться, а иначе ты предашь нашу дружбу”.

Потенциальная повестка переговоров многообразна. Но принципиально важна для США лишь позиция России по Ираку и Ирану. И есть опасения, что по этим вопросам Путина ждет ультиматум, ясный из зондажных проповедей американских визитеров.

По Ираку от России потребуют “разделить с США ответственность” за его развитие. Помимо поддержки в ООН, вероятно требование послать туда “ограниченный воинский контингент”. В качестве “пряника” Россия может получить сохранение части экспортных контрактов, но не нефтяных контрактов и не подтверждения долгов.

Иран, где зреет светская революция, является для Буша “мишенью номер один”: со свержением режима аятолл “по советской модели” он, вероятно, связывает планы на переизбрание. От Путина, скорее всего, потребуют прекратить сотрудничество с Ираном, в первую очередь в сфере атомной энергетики - на основе наскоро состряпанных “доказательств”. Путина могут поставить перед выбором между безоговорочным подчинением США и угрозой их информационной агрессии.

- То есть Путина ждут тяжелые переговоры?

- Не могу не сочувствовать своему президенту: перспектив глобального выигрыша не видно. Мы можем лишь надеяться на то, что ему удастся избежать потерь или хотя бы минимизировать их.
Читайте нас в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе последних событий
Новости Партнеров
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте

Новости СМИ2


Киномеханика