Разговор с Делягиным

Об исполнении бюджета 2003

Михаил ДЕЛЯГИН, доктор экономических наук, отвечает на вопросы “Солидарности”

- Михаил Геннадьевич, аналитики увлеченно обсуждают проект бюджета на следующий год, а как идет исполнение бюджета 2003 года?

- По доходам - прекрасно. Минфину остается просто подставлять ладони под поток нефтедолларов.

В январе-сентябре доходы федерального бюджета превысили проектировки на 7,6%. Но при сверхплановых доходах расходы были недофинансированы на 4,3%, причем в сентябре - и вовсе на 10,8%. Именно этим недофинансированием создан профицит, позволивший в четвертом квартале выбросить 68,9 млрд. руб. на сверхплановые расходы, которые напоминают подкуп депутатов. Вероятно, именно благодаря этому бюджет-2004 был принят во втором чтении почти без обсуждения - впервые со времен брежневского Верховного Совета.

- А на каких расходных статьях экономит Минфин?

- Его традиционные жертвы - промышленность и сельское хозяйство. Они недополучили примерно 5%. Расходы на военную реформу, то есть социальное обеспечение увольняемых офицеров, меньше плана на 15%, на развитие рыночной инфраструктуры - на 20%.

Справедливости ради надо отметить, что в преддверии выборов ряд статей финансировался сверх плана: наука - на 3%, образование - на 2,7%, культура - на 0,6%.

- И каким будет годовой профицит, достигнутый такой ценой?

- Даже после незапланированных расходов он превысит установленный бюджетом уровень в полтора раза и составит более 110 млрд. руб. Эти деньги могли пойти на нужды людей, в том числе замерзающих уже сегодня, еще до начала зимы, из-за нехватки в местных бюджетах жалких десятков миллионов рублей. Но они лежат без движения.

Неиспользуемые остатки на счетах федерального бюджета за январь-сентябрь снизились на 12% - с 280,4 до 246,4 млрд. руб. Это было бы успехом, если бы деньги, уходящие из неиспользуемых остатков федерального бюджета, расходовались бы на нужды бюджетополучателей.

Но парадокс бюджетной системы, выстроенной либеральными реформаторами, в том, что бюджетополучателям далеко не всегда удается воспользоваться бюджетными деньгами, которые им формально выделены. Частью это происходит из-за их неэффективности, но в большинстве случаев - из-за процедуры получения этих средств, сознательно усложненной до абсурда, для стерилизации денежной массы и ограничения инфляции таким разрушительным способом.

В результате параллельно с сокращением неиспользуемых средств на счетах бюджета на 34 млрд. руб. неиспользуемые средства на счетах бюджетополучателей выросли за январь-сентябрь на 113,1 млрд. руб.! Таким образом, деньги, замороженные в федеральном бюджете, увеличились в 2003 году на 69,1 млрд. руб., лишая смысла уплату налогов.

- То есть правительство расходует средства бюджета практически по своему усмотрению?

- Юридически - нет, фактически - да. Ситуацию усугубляет чудовищная система межбюджетных отношений - произвол центра и бесправие регионов, оборачивающиеся бедствиями. Именно из-за неадекватности этой системы произошла катастрофа прошлой зимы, когда количество жертв отключений тепла и света было уже не 116 тысяч, а превысило 2,1 млн. человек.

Парадоксально, но при всем этом в России есть специальный государственный орган, призванный обеспечивать контроль над использованием бюджетных средств. Это Счетная палата.

С ней было связано много надежд, но они не оправдались. Счетная палата занимается в основном мелкими вопросами, не прикасаясь к наиболее острым или не имея права голоса при их решении. Она действует с 1995 года, и за это время стало ясно: незначительность ее реального влияния и, соответственно, фактическое отсутствие в России независимого бюджетного контроля вызвана не личностями руководителей, а глубокими институциональными причинами.

- И в чем же они?

- Прежде всего, Счетная палата зависит от объекта ее контроля - Минфина, который утверждает ее смету. Ситуацию усугубляет то обстоятельство, что парламент и президент систематически (третий год подряд) приостанавливают действие закона о Счетной палате в части, предусматривающей ее право контроля над исполнением федерального бюджета.

Важную роль играет и характер назначения аудиторов, порой производящий впечатление откровенно коррупционного. В Госдуме аудиторов назначают партии, и аудиторы проводят “партийную”, а не государственную линию, в Совете федерации - наиболее влиятельные губернаторы.

Чтобы изменить лицо Счетной палаты, придать ей профессиональный характер, надо сделать всего три шага: утверждать ее смету в рамках федерального бюджета по представлению председателя Счетной палаты, а не министра финансов; исполнять закон о Счетной палате в полном объеме; и наконец - изменить характер ее формирования. Палаты Федерального собрания должны выбирать аудиторов из кандидатур, предложенных председателем Счетной палаты.

Этого достаточно, но без создания действенного механизма контроля над исполнением бюджета граждане России будут поражены в правах, бюджетная система будет оставаться неэффективной, а уплата налогов - в лучшем случае бессмысленной (если вообще не контрпродуктивной, как в бюджете-2004).
Читайте нас в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе последних событий
Новости Партнеров
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте

Новости СМИ2


Киномеханика