Разговор с Делягиным

О вредных инвестициях

Михаил ДЕЛЯГИН, доктор экономических наук, отвечает на вопросы “Солидарности”

- Михаил Геннадьевич, в только что вышедшей книге “Мировой кризис. Общая теория глобализации” вы скептично высказываетесь о влиянии иностранных инвестиций на слабые экономики. А мы привыкли, что иностранные инвестиции - абсолютное благо.

- Напрасно. Ведь бизнес - что российский, что международный - стремится не к развитию территории, а к извлечению из нее прибыли. И государству надо приложить немалые усилия, чтобы гармонизировать интересы бизнеса с интересами населения. Сама собой эта гармонизация не произойдет.

В России иностранные инвестиции привлекаются без учета, куда они идут: в спекуляции на фондовом рынке, скупку недр или развитие высоких технологий. В результате политика ориентирована не столько на развитие страны, сколько на привлечение иностранных инвесторов любой ценой. В ряде случаев условия этого привлечения кабальны, а сами инвестиции приносят вред.

- Приведите хоть один пример “вредных” инвестиций.

- Первый же крупный международный проект России - Каспийский трубопроводный консорциум (КТК), ориентированный на экспорт принадлежащей “Шеврону” нефти Тенгизского месторождения (Казахстан). Тариф на перекачку нефти по КТК более чем в 1,5 раза выше аналогичного тарифа “Транснефти”, поскольку средства КТК идут прежде всего на погашение расходов частных инвесторов, которые, по сути, платят сами себе.

При этом проценты на кредиты России и Казахстана не начисляются до завершения строительства первой очереди КТК. Так как понятие “завершение строительства” не определено, западные инвесторы успешно оттягивают время начала начисления процентов на эти кредиты. Наши потери видны на фоне Омана, давшего кредит в 86,5 млн. долларов и добившегося начисления процентов: сегодня КТК должен ему более 170 млн. долларов.

Экспортируемая через КТК казахская нефть конкурирует с российской, а сам КТК - с экспортными нефтепроводами России. Потери от этого никогда не сопоставлялись с финансовыми выгодами России от транзита нефти. В целом проект представляется убыточным для нашей страны.

Само существование КТК прямо нарушает законы России, запрещающие государству участвовать в капитале закрытых акционерных обществ.

- А какие-то расчеты при подготовке проекта были проведены?

- Технико-экономическое обоснование проекта давно нарушено и, похоже, изначально было фиктивным. По оценкам, КТК может столкнуться с дефицитом средств, восполнять четверть которого обязалось правительство России. При невыплате этой суммы она становится долгом, и на нее начисляется 6% годовых. При этом правительство отказалось от права обращаться в суд для взыскания задолженности с КТК, пока эти требования не предъявят иностранные инвесторы. Это колониальные условия.

- В конце концов, “первый блин - комом”. Но вы же не будете отрицать, что Россия получила миллиарды долларов инвестиций на освоение Сахалина в рамках соглашений о разделе продукции (СРП)?

- Мы получаем не инвестиции, а, по сути, кредит, и должны вернуть инвесторам вложения. А с учетом завышения сметных расходов - по оценкам, до 30% - намного больше вложенного.

России иностранные инвесторы приносят лишь долги. Из затраченных ими 4,3 млрд. долларов Россия покрыла нефтью 0,96 млрд. и должна 3,3 млрд. долларов. Слава богу, что обещания западных нефтяников Путину вложить в Сахалин еще 12, а то и 30 млрд. долларов, похоже, так и остались обещаниями. Налоги от Сахалина - 0,4 млрд. долларов; с учетом процентов за долги только текущие расходы государства выше поступлений на 0,62 млрд. долларов.

Условия СРП, лоббировавшиеся российскими либералами, поддерживают американских и японских, но не российских производителей. Последним достаются лишь “крохи с барского стола”; из 35,5 млн. долларов крупнейшего из субконтрактов около 30 млн., по оценкам, - цена японской стали.

- Но ведь Россия получает миллиарды долларов от продажи российских компаний иностранцам - той же самой ТНК, например...

- Не путайте общественный карман с частным. Миллиарды получили владельцы ТНК. И в условиях “охоты на бизнес” со стороны силовой олигархии они вряд ли вернут эти средства в страну. “Иностранные инвестиции” пришли не в Россию, а в офшоры.

- Но иностранные инвесторы несут деловую культуру...

- Ага, именно они приучили наших менеджеров носить белые рубашки... Иностранные инвесторы влияют на развитие стран, в которых присутствуют, но на основе интересов, находящихся вне этих стран. Интересы инвестора могут противоречить национальным.

Так, до половины бюджета Удмуртии давала “Удмуртнефть”. Российские олигархи сохраняли финансовые потоки в республике ради социальной стабильности. А British Petroleum, в рамках сделки с ТНК установив контроль за “Удмуртнефтью”, по оценкам, начала подготовку вывода финансовых потоков из республики.

Пренебрежение глобального инвестора местными интересами подрывает стабильность. Значимым фактором в причине Октябрьской революции стало то, что 70% базовых отраслей экономики - машиностроения и горной промышленности - принадлежало иностранцам, которые довели ситуацию “до точки кипения”.
Читайте нас в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе последних событий
Новости Партнеров
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте

Новости СМИ2


Киномеханика