Top.Mail.Ru
Разговор с Делягиным

Об угрозе наркомафии

Михаил ДЕЛЯГИН, доктор экономических наук, отвечает на вопросы “Солидарности”

- Михаил Геннадьевич, с чем связано оживление в последнее время общественной дискуссии вокруг проблем наркомании?

- Прежде всего, дискуссия вокруг самых разных проблем обостряется в период выборов. Даже если участники выборов и не затрагивают наболевшие вопросы, общество поднимает их само. Большую роль сыграл и организационный фактор - появление Госкомнаркоконтроля, ныне Федеральной службы по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ. О представлениях об эффективности этой структуры свидетельствует ее народное прозвище - “Госкомдурь”, но, строго говоря, чего ожидать от бывшей налоговой полиции...

- Но ведь само появление отдельной федеральной структуры - уже признак осознания растущей опасности.

- Верно, и это осознание - объективная причина растущей обеспокоенности общества.

Когда американцы напали на Афганистан, мир изумлялся тому, как быстро и безболезненно они победили талибов. Секрет был прост: талибы жестко ограничивали производство наркотиков, стремясь не допускать демпинга и поддерживать высокие цены на мировых рынках. Американцы же, помимо прямого подкупа племенных вождей, под лозунгом свободы предпринимательства разрешили им выращивать любые сельхозкультуры, в том числе наркосодержащие. В результате производство наркотиков в Афганистане выросло в десятки раз. За последние два года в “южном подбрюшье” России взорвалась подлинная наркотическая бомба - и этот процесс продолжается.

Американцам это безразлично, так как афганские наркотики бьют по Европе, то есть по их стратегическому конкуренту, и практически не попадают в США.

Для России же это - вопрос жизни и смерти, так как количество наркозависимых уже сейчас оценивается минимум в 3 миллиона человек, а по ряду оценок - и в 4 миллиона. Что минимум вдвое превышает порог в 1% населения, до которого наркомания не угрожает существованию общества. Важно и то, что наименьшая оценка численности самых тяжелых, героиновых, наркоманов, с которой приходилось сталкиваться, - 1 миллион человек.

Эти показатели, и без того чудовищные, могут качественно возрасти уже в ближайшие годы, ибо в Афганистане наблюдается все большее перепроизводство наркотиков, которые не поступают на мировой рынок, чтобы не сбить цену. Но никакая индустрия не может работать “на склад” бесконечно, и мир - в том числе Россия - столкнется с волной дешевого и потому практически общедоступного героина. В принципе, по цене героин может сравниться с паленой водкой, и это в ситуации, когда его распространение сдерживается лишь дороговизной.

- Как можно предотвратить это?

- США контролируют Афганистан только за счет осознанного отказа от серьезных попыток ограничить там производство наркотиков.

Значит, надо сосредоточить усилия на том, чтобы ограничить поступление наркотиков в Россию. Эта задача не может быть даже поставлена без выявления и нейтрализации высокопоставленных чиновников, сотрудничающих с наркомафией. Необходимо приложить усилия для выявления преступных сообществ, в том числе этнических, специализирующихся на поставке и распространении наркотиков. Наконец, так как наркомафия является высшим уровнем развития организованной преступности, существующей за счет коррупции, необходимо принять жесткие антикоррупционные меры и, разумеется, восстановить институт конфискации активов участников преступных формирований. Стоит напомнить, что конфискация имущества в унаследованном от СССР виде была отменена 8 декабря 2003 года, сразу после победоносных парламентских выборов. Это практически исключило возможность цивилизованной борьбы с организованной преступностью.

Наконец, необходимо введение смертной казни за наркоторговлю. Понятно, что в стране, где едва ли не нормой поведения милиционера считается подбрасывание задержанному “белого порошка”, это звучит страшно. Но людей можно обезопасить от потенциальных ошибок и провокаций, во-первых, введя как минимум годичный апелляционный период между судом и приведением приговора в исполнение. Во-вторых - установив высокий минимальный объем наркотика, продажа которого может караться смертной казнью, чтобы это не относилось к индивидуальному потреблению отдельных наркоманов.
Наркоторговец должен иметь возможность избежать смертной казни при помощи сотрудничества со следствием.

К сожалению, сегодня в России опасность наркомании недооценивается. Так, введение смертной казни за терроризм поддерживает 83% населения страны, за изнасилование несовершеннолетней и умышленное убийство - соответственно 75 и 74%, а за наркоторговлю - лишь 56%.

- Но ведь наркомания - социальная болезнь. Может, стоит сосредоточить усилия на улучшении условий жизни, на придании ей остро осознаваемого людьми смысла?

- Это верно, но недостаточно. Наркомания - не алкоголизм. Водку, например, вы можете пить всю жизнь и алкоголиком так и не стать, а наркоманом вас сделает один укол.

С другой стороны, доходность наркоторговли на порядок выше доходности любого другого бизнеса. И это превращает наркомафию в глобальную и всеразрушающую силу, противостоять которой на национальном уровне можно лишь за счет жестких мер.
Читайте нас в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе последних событий
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте



Новости СМИ2


Киномеханика