Разговор с Делягиным

О бюджете военно-полицейского государства

- Михаил Геннадьевич, правительство перешло к среднесрочному бюджетному планированию: основы бюджета составляются уже не на год, а на три. Какие перспективы открывает это?

- Правительство честно рисует неутешительную перспективу. Финансовый план на 2004-2006 годы предусматривает последовательное сокращение непроцентных расходов при одновременном росте профицита. За 3 года правительство при росте профицита на 0,9% ВВП намерено сократить непроцентные расходы федерального бюджета на 2,2% ВВП.

Это значит, что оно по-прежнему подчиняет свою работу достижению формально-статистических целей сокращения непроцентных расходов и роста профицита, пренебрегая содержательным решением актуальных экономических и социальных проблем, в том числе и названных Путиным (борьба с бедностью и модернизация армии).

- Ну что Вы такое говорите - все же знают, что бюджет 2004 года социальный. Хотя бы потому, что он предвыборный...

- Боюсь, это не так: бюджет-2004 - классический поствыборный бюджет, бюджет времени, когда государство получило от народа все, что хотело, и больше в нем не нуждается.

Так что он не предусматривает индексации в 2004 году основных социальных выплат, в том числе стипендий, детских пособий, оплаты госслужащих, военнослужащих и бюджетников в целом.

Это разоблачает лозунг “борьбы с бедностью” и увеличение социальных выплат и зарплат бюджетникам в 2002-2003 годах как популистские, направленные на обеспечение победы представителей власти на парламентских и президентских выборах.

- Ну хорошо, но ведь в число бюджетных приоритетов вошли, например, образование и наука...

- Давайте не выдергивать отдельные статьи, а смотреть на весь комплекс приоритетов. Расходы на суды вырастут на 30,5%, правоохрану и госбезопасность - на 24,2%, образование - на 20,6%, оборону - на 19,5%, науку - на 14,9%.

Задумались? Более внятно бюджет характеризует укрупненная структура его расходов.

Доля управленческих и “силовых” расходов (госуправление, суды, оборона, правоохранительная деятельность и безопасность государства, чрезвычайные ситуации, утилизация вооружений, мобилизационная подготовка) выросла с 29,9 до 32,8%. Практически весь прирост - с 24,6 до 27,2% - пришелся на две “базовые” статьи: оборона и правоохрана с госбезопасностью.

Социальные расходы разумно рассматривать не по одной статье, а все вместе: образование, культура, СМИ (они ведь во многом определяют психологический климат в обществе), здравоохранение, социальная политика, помощь регионам (она идет в основном на социальные нужды) и военная реформа, сводящаяся в основном к соцобеспечению увольняемых офицеров. Доля этих расходов в общих расходах бюджета сократилась с 44,4 до 43,9%.

Наконец, удельный вес расходов, обеспечивающих развитие страны (наука, промышленность, сельское хозяйство, экология, транспорт и связь, космос) снизился с 6,8 до 6,3%. Это по-прежнему наименее значимая группа статей.
Эта динамика показывает, что руководство страны намерено в своей деятельности опираться на результаты не улучшения жизни людей или развития экономики, но прямого административного давления. Именно поэтому бюджет-2004 уже окрестили не “социальным”, как Вы говорите, а “военно-полицейским”.

- Но ведь создается некий стабилизационный фонд, который воплощает идею изъятия природной ренты и гарантирует нас от возможных неожиданностей...

- Ну, не всей природной, а только небольшой части нефтяной ренты. Средства стабфонда могут расходоваться только при снижении цены нефти сорта “Юралс” ниже 20 долл. за баррель (рассчитано достаточно произвольно - как средняя цена нефти за последние 10 лет). Это не покрывает даже всех внешнеэкономических рисков: могут произойти неблагоприятные колебания валютных курсов, удешевление металлов, удорожание товаров уникальной части нашего импорта.

Кроме того, доходы бюджета могут снизиться и по внутриэкономическим причинам. Тогда привязка расходования средств стабфонда только к мировой цене на нефть может создать ситуацию невыполнения обязательств бюджета (или их исполнения за счет дополнительных займов), несмотря на наличие средств в стабфонде.

В проект бюджета-2004 заложена мировая цена на нефть “Юралс” в размере 22 долл/барр. Таким образом, потери бюджетной системы от снижения цены нефти до 20 долл/барр, составляющие, по оценкам Минфина, 123 млрд. руб., в том числе потери федерального бюджета в размере 96 млрд. руб., в принципе не могут быть покрыты за счет стабилизационного фонда!

Но главное в другом. Стабфонд создан, чтобы при удешевлении нефти какое-то время поддерживать бюджет. Вопрос, что потом, сознательно игнорируется; если нефть останется дешевой и по исчерпании средств фонда, социально-экономическая катастрофа неизбежна.

Правительство не хочет направить изымаемые сверхприбыли нефтяников на мероприятия, обеспечивающие снятие экономики с “нефтяной иглы”, а предпочитает замораживать их в бюджете. Впрочем, ожидание краха исчерпывающе объясняет склонность к финансированию силовых структур...
Читайте нас в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе последних событий
Новости Партнеров
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте

Новости СМИ2


Киномеханика