Скандал

Стечение обстоятельств

История завода, которому не повезло с местом, собственником и властью

Уволенные работники ОАО “Ижевский подшипниковый завод”
3 мая провели митинг перед входом на заводскую территорию. Участники акции требовали выплаты выходных пособий, без которых, похоже, их готово оставить руководство. Митинг собрал около сотни человек, вместо ожидаемых двухсот, так как, запланированный на 9 часов, он состоялся лишь в полдень. Пришедших на завод за своими трудовыми книжками сотрудников “в рабочее время” на митинг не пустило начальство. Пришлось митинговать в обед. Вот так умело руководство “смиряло” активность профкома, который, по большому счету, ничего не смог противопоставить планомерному развалу предприятия.

ИГРА С УМЕНЬШАЮЩЕЙСЯ СУММОЙ


Ижевский подшипниковый завод расположен в центре города. И в этом, похоже, была главная проблема предприятия. “Была” - потому что теперь ее нет, как, фактически, и самого завода.

Поучительная и печальная история злоключений ИПЗ и его работников началась в 2001 году. Тогда контрольный пакет акций предприятия был приобретен екатеринбургскими инвесторами. Последние начали продавать заводу металл по завышенным ценам. Разница между рыночной и “екатеринбургской” ценами шла в карман новым собственникам, заводу же оставались “вершки” в виде возрастающих убытков. В результате, псевдоинвесторы начали компенсировать искусственные убытки распродажей заводских зданий. По словам Алевтины Ивановой, пока еще председателя профкома фактически уже несуществующего завода, коллектив не прозевал этот “первый звонок” и забил тревогу: писались письма в Москву, и не только чиновникам, но и бесстрашному телеобличителю “свинцовых мерзостей жизни” господину Караулову... Но - тщетно. Видя, что все сходит с рук, новая администрация “славно” поработала: от завода “ушли” несколько административных и производственных зданий - “лакомые кусочки” недвижимости.

Новый этап в жизни предприятия настал со сменой собственника: в августе 2003 года заводом завладело ЗАО “Курская подшипниковая компания”. Пикантная особенность - прямой конкурент ИПЗ. Причем конкурент, согласно комментарию Ивановой, менее успешный, поскольку показатели себестоимости продукции и автоматизации производства в Ижевске были лучше. Кроме того, на ИПЗ работала единственная в России линия по производству игольчатых подшипников, закупаемых “АвтоВАЗом”, “КамАЗом” и “ГАЗом”. Как раз оборудование для этого уникального производства было первой мишенью владельцев-конкурентов - за пару выходных дней оно было вывезено в Курск. 50 человек, работавших в цехе игольчатых шарикоподшипников - уволены. После серии акций протеста коллектива завода, удмуртское правительство в октябре 2004 года провело совещание с участием представителей работников и работодателя. Итогом этой “консультации” стало подписание протокола, в котором работодатель гарантировал сохранность рабочих мест и поддержание производства на уровне миллиона подшипников в месяц. Со своей стороны работники объявляли мораторий на акции протеста. От имени трудового коллектива протокол подписала Иванова. Теперь она говорит, что жестоко ошиблась, прежде всего, доверившись “родному правительству”. Дальнейший ход событий показал, что так оно и было.

Впрочем, в ноябре-декабре подшипников выпускали пусть и не по миллиону в месяц, но изрядно, если верить председателю профкома. Когда же после январских каникул работники пришли на завод, им было объявлено, что работы нет, а долгов у предприятия много, вслед за этим последовало предложение “посидеть дома” до лучших времен. Не без боя удалось присвоить этому вынужденному отпуску статус “по вине работодателя”, чтобы работники могли получать хоть какие-то деньги (две трети зарплаты). Параллельно работы лишились еще примерно 50 человек. В начале февраля работников отправили в новый отпуск, теперь уже самый обыкновенный. По выходе из него в марте более 400 (из около 500 оставшихся к тому времени) человек получили уведомления об увольнении. И сразу же были снова отправлены на принудительный, частично оплачиваемый отдых. Все это время заводские здания постепенно превращались в торгово-офисные площади. Между тем все эти события упорно замалчивались в прессе, говорит Иванова, поскольку республиканское правительство как раз в это время усиленно подыскивало покупателя для своих 15% акций АО “ИПЗ”. Впрочем, по другим данным, правительство рассталось со своей долей собственности еще раньше - в декабре.

С марта же началось откровенное и тотальное разграбление заводских фондов. Делалось это уже новыми собственниками, о “пришествии” которых было объявлено на внеочередном закрытом собрании акционеров. Правительство в ответ на просьбы вмешаться довольно констатировало: мы теперь акций не имеем, так что не имеем права даже пройти на территорию завода. 28 апреля на предприятии было введено внешнее наблюдение, то есть началась процедура банкротства.

КРУГОМ ВИНОВАТЫЕ

Так, сами собой, закончились проблемы у завода. Но не у его, теперь уже бывших, работников. Только после письма в республиканскую прокуратуру были выплачены деньги за март, и аванс за апрель. А вот сокращенные без выходного пособия работники вполне могут остаться - новый директор отказался дать Ивановой какие-то гарантии на этот счет, ссылаясь на отсутствие средств. Заметим, что без выходных пособий сидят в том числе около 40 человек, потерявших работу еще осенью. Конкурсный управляющий заявил, что окончательный ответ на этот вопрос он сможет дать 13 мая. Если ответ будет отрицательным, то переменить свое решение администрацию может заставить митинг бывших работников ИПЗ, запланированный на 16 мая. Перед резиденцией президента они намерены потребовать обеспечение государством выполнения норм Трудового кодекса. “Скорее всего, это будет наше последнее мероприятие, - сказала Иванова. - Пока я еще могу собрать людей, но вскоре сделать это будет очень сложно”.

Из примерно полутора тысяч работавших на предприятии в 2000 - 2001 годах к весне нынешнего года осталось не более 70 человек: охранники, электрики, работники бухгалтерии. До 20 июня будут уволены еще порядка 40 человек - останутся лишь охранники, чтобы сторожить “руины” былого передовика индустрии.

Иванова винит в произошедшем всех: профком - за излишнюю доверчивость; областную федерацию профсоюзов - за слабую, по ее мнению, поддержку и отсутствие акций солидарности; государство - за попустительство развалу завода; работодателя - понятно за что. А может, все дело в невезении? Ведь как сказал в приватном разговоре с Ивановой председатель совета директоров “Курской подшипниковой компании” Сергей Колесников, заводу “не повезло, поскольку он расположен в центре города”. И правда, зачем покупать уже практически разваленный конкурентами завод? Этот вопрос мы попытались задать нынешнему гендиректору компании, а заодно выяснить все-таки, кто стал новым собственников завода. Однако все попытки связаться с ним оказались безуспешны - сначала он пропадал на “совещаниях”, затем “уехал в командировку”.

Зато удалось поговорить с председателем Федерации профсоюзов Удмуртской Республики Евгением Орловым. Выяснилось, что федерация не очень активно помогала коллективу завода как раз из соображений солидарности, поскольку еще 4 года назад, в эпоху заводского процветания, профком вышел из федерации. А профсоюз должен защищать интересы только своих членов, напомнил Орлов. Между прочим, профком не принимал участия и в разнообразных акциях, организованных федерацией. Тем не менее федерация предоставляла своих юристов профкому и оказывала давление на собственника.

Проблема в том, сказал Орлов, что сегодняшняя ситуация играет против трудовых коллективов, создавая порочный круг безответственности: собственник, реально распоряжаясь судьбой предприятия, перекладывает ответственность на наемного директора, которого легко сменить в случае чего. Так, было невозможно повлиять на политику “Курской подшипниковой компании”, в том числе и потому, что руководство компании просто отказывалось приезжать в Ижевск на переговоры. У удмуртских властей не было, так сказать, даже административного ресурса, чтобы повлиять на происходящее.

С другой стороны, обвинения в адрес власти в пассивном поведении Орлов назвал справедливыми. “Примерно то же происходит с Камбаркским машиностроительным заводом”. Государство в Удмуртии постоянно самоустраняется от регулирования экономики и активной промышленной политики, продавая за бесценок свое имущество, заключил профлидер.

Дмитрий ЧЕРНИКОВ
Читайте нас в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе последних событий
Новости Партнеров
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте

Новости СМИ2


Киномеханика