Социология

Бедность побороть можно

Но только справедливыми зарплатами

По официальным данным, в прошлом году в России бедные составили 20% населения. Однако согласно недавним опросам Фонда “Общественное мнение” в бедняки себя зачислили 40% наших соотечественников. Не похоже, что экономическая ситуация в России кардинально ухудшилась. Значит, дело в инструментах подсчета? О проблеме бедности, социологических методиках определения и исправления ее границ мы говорили с директором Всероссийского центра уровня жизни (ВЦУЖ), профессором, доктором экономических наук Вячеславом БОБКОВЫМ.

БЕДНОСТЬ - ЭТО НИЗКОЕ КАЧЕСТВО ЖИЗНИ


- Вячеслав Николаевич, сколько все-таки бедных в стране? Кто эти люди?

- Все зависит от того, что мы хотим получить. Бедность такое сложное явление, что принято выделять разные ее типы. У нас при обсуждении этой проблемы чаще всего подразумевают так называемую “абсолютную бедность”, когда уровень потребления сравнивается с неким абсолютным минимумом. Если потребление не дотягивает до этого минимума, то человек признается бедным. Это способ измерения бедности, который присущ развивающимся странам.

Для адекватного анализа столь противоречивого, многоаспектного явления нужен соответствующий подход. Есть комплексные показатели, разработанные ООН, включающие оценку здоровья и продолжительности жизни. Для развитых и развивающихся стран установлены различные специальные индексы. Кроме того, учитывается уровень образования, и только потом принимается во внимание нынешний уровень жизни - жилищно-материальная обеспеченность и доходы.

- А что у нас?

- Что касается ситуации в России, то при анализе проблемы бедности или очертаний среднего класса особенно важно учитывать не только доходы, как это делается сейчас, но и обеспеченность жильем и другой недвижимостью. Это будет первым шагом к корректным цифрам. На бедность следует смотреть с точки зрения развития человека, потенциала его труда, потому что бедность - это низкое качество жизни, всех ее компонентов. Президент, поставив в своем последнем послании задачу преодоления бедности, подтолкнул к осмыслению этого социального недуга в таком ключе. Должна быть федеральная программа, учитывающая региональные особенности, ресурсы и прожиточные минимумы.

ВЛАСТЬ ДЕЛАЕТ ПРАВИЛЬНЫЕ ШАГИ

- Вы об этом писали в статье уже шестилетней давности, предлагая ввести региональные МРОТ, исходя из региональных прожиточных минимумов...

- Совершенно верно, и власть сейчас делает шаги в направлении, указанном нами еще тогда. Можно привести пример федерального закона № 122, который посвящен новым механизмам реализации социальной политики в условиях разграничения полномочий между центром, регионами и муниципалитетами. Раньше регионам запрещалось поднимать МРОТ выше федерального уровня. Но покупательная способность у зарплат в различных регионах - разная. Сравните Воронеж и Камчатку. При одинаковом МРОТ - разный уровень социальных гарантий.

Другая проблема - как приблизить МРОТ к прожиточному минимуму? Профсоюзы говорят: “быстрее”, правительство возражает: “нет, давайте постепенно, за 4 года”. Мы считаем - можно ускорить этот процесс, учитывая новые полномочия субъектов федерации. Если у регионов есть способность повысить МРОТ, то пусть повышают.

- Если отвлечься от МРОТ и обратиться к теме необходимости общего повышения оплаты труда, каков ваш прогноз и что предлагает делать ВЦУЖ?

- Помимо определения МРОТ, регионы получают право устанавливать свои тарифные сетки - это и плохо, и хорошо. Минусы - государство будет давать разные гарантии работникам, что может повлечь рост недовольства или даже региональный сепаратизм. Плюсы - на местах лучше знают свои условия. У регионов разные доходы и возможности, структура производства и демографическая ситуация.

Надо разделить возможности влияния государства на зарплаты бюджетников и работников частного сектора. На доходы последних правительство может повлиять ограниченным набором инструментов: это МРОТ, районные коэффициенты и стажные надбавки. Здесь, я считаю, государство могло бы увязать снижение единого социального налога с дополнительными отчислениями средств работодателя в фонд зарплаты.

- Но в своих статьях и выступлениях вы настаиваете на увеличении среднего уровня зарплат по стране в разы. Разве такой своеобразный “налог на прибыль” решит эту задачу в более или менее приемлемые сроки?

- Действительно, повышать зарплату нужно весьма существенно, в 2 - 3 раза. Наши расчеты основаны на сравнении покупательной способности зарплат 1990 года (до начала реформ) и сегодняшнего дня. Задача увеличения реальных доходов населения должна решаться комплексно. Например, для обеспечения роста минимальных гарантий (МРОТ) можно потратить часть стабилизационного фонда.

РАБОТА С ПРОФСОЮЗАМИ

- Расскажите подробнее о социальных нормативах, предложенных вашим центром. В чем разница между минимальным воспроизводственным потребительским бюджетом (МВПБ) и бюджетом высокого достатка?

- Бюджет высокого достатка, попросту говоря, определяет размер достойной зарплаты в стране. Сюда входят расходы на хорошее питание, досуг и санаторный отдых, медицину и образование, содержание дома и автомобиля, иные траты. По нашим данным, сейчас такой бюджет равен 7 - 8 прожиточным минимумам. С учетом того, что среднероссийский прожиточный минимум составляет около 2,5 тысяч рублей, бюджет высокого достатка - это примерно 20 тысяч рублей.

С помощью понятия МВПБ мы уходим от тарификации, ставящей во главу угла абстрактный 1 разряд. В каждой отрасли есть базовая профессия: в среднем образовании это учитель, у металлургов - вальцовщик. Для работника базовой профессии мы по специальным методикам подсчитываем минимальный воспроизводственный бюджет с учетом семейной нагрузки (она может входить в тарифную ставку, а может включаться в надбавку). Исходя из МВПБ, определяется минимальный уровень оплаты труда для работника основной профессии, то есть та “клеточка”, от которой нужно строить всю отраслевую тарифную сетку.

- С профсоюзами каких отраслей довелось поработать вашему центру?

- Прежде всего, с профсоюзами, члены которых работают в тяжелых условиях. Это металлургия, машиностроение, связь. На основе наших рекомендаций заключены новые отраслевые соглашения, поэтому свою работу мы считаем достаточно успешной. По предложению профлидера шахтеров Ивана Мохначука начинается совместная работа с профсоюзом угольщиков.

Лидеры сильных, организованных профсоюзов понимают ненормальность положения, при котором половина бедных в стране - работающее население. У нас сложилась порочная практика, когда сначала устанавливают мизерный размер зарплаты, а после постепенно его повышают, создавая иллюзию позитивной динамики.

Вторая группа профсоюзов объединяет работников умственного труда, потому что здесь не действуют простые методы трудозатрат. Как известно, есть тяжесть самого труда (измеряется в калориях), а есть напряженность труда, то есть эмоциональная нагрузка. Для снятия подобного напряжения, например, учитель нуждается в особых условиях отдыха. Мы учитываем этот момент как и его дополнительные затраты на досуг. Рассчитываются и другие затраты: на повышение квалификации, на гардероб (учитель не может “ходить в одном и том же”, ведь из-за этого падает его социальная значимость). По заказу профсоюза учителей мы рассчитали минимальный воспроизводственный бюджет для учительской ставки минимального разряда. Вышла сумма, в три с лишним раза превышающая реальную зарплату.

- Как к вашим инициативам и работе с профсоюзами относится правительство?

- До последнего времени правительство нас поддерживало, и Александр Починок, тогда отвечавший за этот сектор проблем, нас всячески пропагандировал. Все же понимают, что заработная плата в стране должна быть и будет более высокой, вопрос в стратегии достижения этой цели.

- Какие еще научно-исследовательские разработки проводит сейчас ВЦУЖ?

- Близится к завершению исследование бедности в Северной Осетии. Работая по заказу администрации региона, мы осуществили анкетирование тысяч домохозяйств. Сейчас работаем над рекомендациями по снижению бедности среди трудоспособного населения этой республики. Есть интерес к сотрудничеству и со стороны других регионов, появляется новая философия, которая делает главным принципом рост оплаты труда. Власти осознают: выше зарплата - больше налогов, потому что большая часть подоходного налога остается в регионах. А в деньгах региональные бюджеты нуждаются как никогда остро, ведь значительная часть социальных выплат ложится бременем именно на них.

Беседовал Дмитрий ЧЕРНИКОВ
Читайте нас в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе последних событий
Новости Партнеров
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте

Новости СМИ2


Киномеханика