Советы потребителям

Очень страшные сказки уже в продаже

Бурное развитие книжного рынка дало читателям доступ к редким и дорогим изданиям сказок. Однако, как показывает опыт, к приобретению таких сборников и тем более к их чтению детям и внукам нужно отнестись крайне осторожно. Иначе малышам обеспечен ночной кошмар, а взрослым – масса неудобных вопросов. Это корреспонденту “Солидарности” на презентации книг серии “Сказки – детям”, состоявшейся 29 января в Российском фонде культуры, заявила Алла АЛИЕВА, составитель сборников “Сказки адыгских народов” и “Народные сказки балкарцев и карачаевцев”.

В предисловии к сказкам к детям обратился поэт, автор наших государственных гимнов Сергей Михалков: “Главное - постарайтесь разглядеть за подчас необычными для вас сегодня традициями и обычаями, словами и поступками, то “великое и вечное”, что объединяет всех нас – людей, живущих на Земле, - человечность”.

Внучка прославленного литератора, руководитель проекта “Сказки детям” Анна Михалкова сказала: “Ничто не влияет на сознание человека, как сказки, прочитанные в детстве”.

Сенатор от Кабардино-Балкарии Хачели Карамоков назвал сказку “серьезным инструментом в построении храма в душе человека. Она формирует его нравственный скелет”.

После всех этих высоких слов следует перейти к чтению самих сказок.
В сказке “Каракуш” жестокий муж издевается над женой, причем он в сказке не отрицательный персонаж, а добрый знакомый героя: “…Вот хозяин говорит жене: “Неплохо бы после ужина поесть арбуза. Подымись на чердак и принеси арбуз…” Так муж заставлял жену подняться на чердак и спуститься двадцать один раз… Когда встали из-за стола, хозяин сказал Каракушу: “На нашем чердаке был только один арбуз. Я посылал жену на чердак нарочно, чтобы показать тебе ее характер…” Характер главному герою понравился, он захотел найти себе такую же покладистую супругу. Сделать это оказалось нетрудно – сестра услужливой женушки оказалась столь же покладиста. Более того, на покорности женщины герою удалось сколотить состояние. Когда семья голодала, жена отдала ему свой серебряный пояс, чтобы он продал его и купил еды. А он вместо продуктов купил себе шапку, да и ее потерял. И поспорив с приятелем, что не услышит ни слова упрека, выиграл пари. Такое вот “укрощение строптивой”.

А вот другая сказка – о вреде политических интриг. Волк попытался скомпрометировать лису в глазах больного льва, обвинил ее в заговоре с целью захвата власти. В ответ лиса посоветовала льву для поправки здоровья вытащить у волка суставную кость из лапы, что и было сделано.

Но это еще не самые страшные сказки. Возьмем милого, доброго Ганса Христиана Андерсена. Вот чудесная сказка “Красные башмачки”. Бедной девочке Карен купили красные нарядные башмачки. Она пошла в них в церковь, а это оказывается “гадко и неприлично”. Но Карен все равно ходила в церковь в красных нарядных башмачках, а потом вместо того, чтобы ухаживать за умиравшей барыней-благодетельницей (купившей те самые башмачки), надела модную обувь и отправилась плясать на бал. И тут посыпались на Карен страшные кары. Она и после бала плясала – никак не могла остановиться, а потом ей явился Ангел и сказал, что “плясать ты будешь пока не побледнеешь, не похолодеешь, не высохнешь, как мумия! Ты будешь плясать от ворот до ворот и стучаться в двери тех домов, где живут гордые, тщеславные дети; твой стук будет пугать их! Будешь плясать, плясать! — Смилуйся! — вскричала Карен”. Но было поздно. Чтобы хоть как-то остановиться, она отправилась к палачу и попросила отрубить ей ноги. И палач отрубил, а ноги в башмачках убежали плясать дальше. Но и это не все. Карен каялась в своих грехах, потом работала, не покладая рук, в доме у священника. А наградой ей была смерть.

А вот другая сказка Андерсена “Девочка, наступившая на хлеб”. Наступать на хлеб, чтобы не запачкать обувь в луже, конечно же, нехорошо. Но за этот грех девочка Инга живьем попала в ад: “...Платье ее все сплошь было покрыто слизью, уж вцепился ей в волосы и хлопал ее по шее, а из каждой складки платья выглядывали жабы, лаявшие, точно жирные охрипшие моськи. Страсть как было неприятно! Хуже же всего было чувство страшного голода. Неужели ей нельзя нагнуться и отломить кусочек хлеба, на котором она стоит? Нет, спина не сгибалась, руки и ноги не двигались, она вся будто окаменела и могла только водить глазами во все стороны, кругом, даже выворачивать их из орбит и глядеть назад. Фу, как это выходило гадко! И вдобавок ко всему этому явились мухи и начали ползать по ее глазам взад и вперед; она моргала глазами, но мухи не улетали — крылья у них были общипаны, и они могли только ползать. Вот была мука! А тут еще этот голод! Под конец Инге стало казаться, что внутренности ее пожрали сами себя, и внутри у нее стало пусто, ужасно пусто!”. И все это продолжалось много лет, а потом, когда девочка раскаялась, то она сразу же умерла. А есть у Андерсена
еще сказка об аистах. В семьи, где растут злые дети, они решили приносить мертвых детишек. Ну, чтобы закончить с этим добрым сказочником, пара слов об Оле-Лукойе. Если помните, он для хороших детей раскрывал цветной зонтик и ребенку снился хороший сон. Но это в советском мультфильме, а в сказке, приходя к хорошему мальчику Яльмару, он показал другого своего брата, тоже Оле-Лукойе: “Люди зовут его еще Смертью”. И настоятельно посоветовал Яльмару не получать плохих отметок в школе, а то за ним придет этот самый братец. Чудные сказки, не правда ли? Между прочим, в предисловии к одному из сборников Андерсена сказано, что дед его был сумасшедший и жил в дурдоме, а бабушка, чтобы быть ближе к мужу, жила в домике неподалеку, и у них часто собирались сумасшедшие из дурдома. А когда не собирались, то живший с бабушкой Ганс сам навещал дедушку. Кстати, в Москве собираются поставить памятник Андерсену.

Но есть и другие сказки. Вот возьмем всем известного Карлсона, живущего на крыше Астрид Линдгрен. Большинству это милое создание известно по советскому мультику и маленькой книжке, повторяющей его почти дословно. Но на самом деле это довольно объемная книга, и Карлсон там менее симпатичен. Да и Малыш, кстати, тоже. Ну, например, в мульфильме Малыш дерется с мальчишкой, обижающим щенка. Вполне благородно. Но у Линдгрен он дерется просто так. На спор – кто кого. Малыш и его друзья развлекаются, швыряя друг в друга камнями. Карлсон же постоянно врет Малышу, бессовестно его объедает, ломает все, до чего дотягивается, живет в чудовищной грязи и забавляется тем, что выбрасывает пищевые отходы на головы прохожим. Справедливости ради скажем, что он действительно мешал жуликам, причем дважды (первый раз - когда они пытались обокрасть какого-то провинциала, а второй – когда те же жулики влезли в квартиру самого Малыша), и помог перевоспитать фрекен Бок. В остальном же – не слишком удачный пример для подражания.

Ну а завершим наш обзор цитатой из сборника арабских сказок “Тысяча и одна ночь”: “И так продолжалось пока вино не заиграло у них в головах и умах, и когда напиток взял власть над ними, привратница встала и сняла одежды… Потом она вымыла свои члены и то, что между бедрами и… бросилась носильщику на колени: “О господин мой, о мой любимый, как называется вот это?” – и показала свой фардж. “Твоя матка”, - отвечал носильщик, но она воскликнула: “Ай, и тебе не стыдно?” – и, взяв его за шею, надавала ему подзатыльников”. Женщина была не одна, а с сестрами; следующей обнажилась ее сестра: “Он взглянул на ее стан и грудь и на тяжкие и подрагивающие бедра, и она была нагая… и носильщик воскликнул: “Ах! ах!” Носильщик поднялся и, сняв с себя одежду, сошел в водоем… Он вымыл у себя под мышками и там, где вымыли женщины, а потом вышел и бросился на колени их госпожи (одной из сестер), закинув руки на колени привратницы, а ноги на колени покупавшей припасы. Он показал на свой зебб и спросил: “O госпожи мои, как это называется?” Они, не переставая, отвечали носильщику на его вопрос, а он целовал, кусал и обнимал их, пока сердце не насытилось ими”.

На просьбу прокомментировать жестокости в сказках Алла Алиева заявила, что ответственность за авторские сказки несет только сам автор. Что касается народных сказок, в них тоже есть жестокость, но сказка вышла из жизни, потому какова жизнь, такова и сказка. Как видите, в сказках есть не только жестокости, но и, как их там...”зебб”, “фардж” и связанные с этим приятные моменты. Составительница сборников сказок Алла Алиева, безусловно, права: “Родителям нужно самим перечитывать сказки, прежде чем читать их детям”.


Алена КУЗНЕЦОВА
Читайте нас в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе последних событий
Новости Партнеров
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте

Новости СМИ2


Киномеханика