Советы потребителям

Диверсанты на обеденном столе

Как защитить себя от генно-модифицированных продуктов

Есть ли жизнь на Марсе, нет ли жизни на Марсе - науке точно не известно. Так и с продуктами, содержащими генно-модифицированные организмы: то, что они вредны, никем не доказано (пытались многие, но официально их не слышат), однако об их безобидности говорить тоже рано, и поэтому большинство потребителей предпочитают не иметь с ними дела. Впрочем, российское законодательство до сих пор не предложило единых стандартов маркировки, а потому узнать, что конкретно мы едим, довольно проблематично. Приходится полагаться лишь на косвенные сведения и слухи. Как распознать “врага” среди привычных продуктов? На этот вопрос пытались ответить российские ученые на круглом столе “Проблемы здоровья и генно-модифицированные продукты”.


КУШАТЬ ПОДАНО?


Российские супермаркеты в любое время года готовы продать покупателю любой продукт - от банальной картошки до экзотических фруктов и заморских деликатесов. Сторонникам здорового и естественного питания и без научных диссертаций понятно, что яблочки со сроком годности в полгода не принесут много пользы. А во многих готовых “мясных” продуктах, если обратить внимание на их состав, мяса-то практически и нет - его заменяет соевый (растительный) белок.

Впрочем, про сою слышали все - этот продукт стал “фирменной страшилкой” от противников использования генно-модифицированных организмов (ГМО, иначе - трансгенных). Данное растение одним из первых подверглось опытам по генной модификации. Но мало кто знает, что если исключить из рациона дешевые сосиски и сомнительные молочные продукты, то шанс наткнуться на продукт с ГМО хоть и уменьшается, но не исчезает.

В настоящее время в России прошли полный цикл испытаний, зарегистрированы и разрешены к использованию около 14 видов ГМО растительного происхождения. Среди употребляемых в пищу растений, подвергшихся генетической обработке, за соей следуют кукуруза, картофель, рис и даже свекла. В отличие от европейских стран в РФ нет системы маркировки продуктов, содержащих ГМО. В середине января Госдума отклонила в первом чтении законопроект “О внесении изменений в Закон РФ “О защите прав потребителей”, касающийся этой проблемы. Так что пока узнать о “чистоте” происхождения овощей и фруктов затруднительно.

Конечно, можно ходить в специальные магазины, торгующие только овощами и фруктами “органического” происхождения. Но цены в этих супермаркетах гораздо выше привычных, и “чистые” фрукты и овощи для многих оказываются недоступны, да и далеко не везде такие магазины есть. Поэтому обычным гражданам остаются только стандартные торговые точки, делать покупки в которых становится все рискованнее - можно отовариться у совсем уж недобросовестных посредников. Велика опасность, что продукты, не прошедшие контроль на содержание ГМО на Западе, где за этим аспектом следят строже, хлынут на российский рынок.

В этом отношении немного лучше обстоит дело на рынке готовых упакованных продуктов. Ориентируясь на европейские стандарты, многие компании информируют покупателей о содержании ГМО в своей продукции, если оно превышает 0,9%. Однако и здесь есть подводные камни. Этот уровень содержания ГМО преподносится как не наносящий вред здоровью, хотя, по сути, подобные заявления к здоровью никакого отношения не имеют. По словам президента Общенациональной ассоциации генетической безопасности (ОАГП) Александра Баранова, такая маркировка была введена в странах, где ГМ-растения культивируются, и уровень “0,9%” отражает лишь степень неконтролируемого загрязнения растений трансгенной пыльцой. А уж как влияют эти “проценты” на организм человека, данных просто нет.

Несмотря на то, что картина по пищевым продуктам вырисовывается невеселая, способы защитить себя все-таки есть. Особенно в столице. Дело в том, что Москва, по словам Баранова, единственный из российских городов, где встречается маркировка “Не содержит ГМО”. Кроме того, политика городских властей направлена на усиление контроля над реализацией продуктов, содержащих ГМО, запрещены закупки таких продуктов в детские сады и другие учреждения, находящиеся на бюджетном финансировании.

Впрочем, есть еще один логический ход, который позволяет предположить, что попадает нам на стол. Так, по словам Баранова, в России контрольные проверки крупных и трансатлантических компаний (например, производителей детского питания, таких как Gerber и Nestle) проводятся не реже двух раз в год, а по запросу потребителей - и того чаще. А вот мелкие частные фирмы контролирующие организации имеют право беспокоить лишь раз в три года, что существенно повышает риск различных манипуляций.


НЕ ТАК СТРАШНЫ ГМО,
КАК ПОБОЧНЫЙ ЭФФЕКТ


У людей, так или иначе причастных к проблеме, бытуют разные точки зрения на нее, вплоть до противоположных. Заступники ГМ-продукции - это в основном сторонники российского академика Константина Скрябина. По словам президента ОАГП Баранова, они не видят опасности в том, что чуждые генные конструкции, встроенные в генную структуру растений, попадают в организм человека. Дескать, попавшие туда с пищей ГМО не имеют шанса навредить. Аргументы сводятся к тому, что человеческий организм, перерабатывая пищу, полностью уничтожает любые ГМ-вставки, “растворяя” их в желудке, поэтому никаких изменений на генном уровне быть не может. Но генетики пока не пришли к единой точке зрения на эту проблему. Александр Баранов говорит, что это вопрос сложный и неоднозначный, и ссылается на то, что есть научная фактология, подтвержденная повторными экспериментами и показывающая, что встраивание ГМ-вставок все-таки происходит.

Другие же ученые бьют тревогу, причем по иной причине. По их данным (а это, в том числе, результаты опытов на животных), в цепочке “ГМО - здоровье живых существ” есть прямая зависимость. И реальная опасность в том, что модифицированные культуры, устойчивые к гербицидам и пестицидам, имеют свойство накапливать эти химические вещества.

Вспомним, ради чего, собственно, биотехнологии стали применяться в сельском хозяйстве: именно трансгенные побеги устойчивы к химической обработке. Когда “дохнут” обычные сорняки, модифицированные картофель, соя, кукуруза растут и зреют, к тому же не боясь насекомых-вредителей. Конечно, урожаи повышаются, но если от ГМ-картошки погибает даже колорадский жук, возможно, не так уж и безобидны эти ГМО? И если механизм воздействия ГМ-картошки на жука известен, то можно ли так сказать о воздействии разнообразных ГМО на организм человека?

Ведущий научный сотрудник Института высшей нервной деятельности и нейрофизиологии РАН, доктор биологических наук Ирина Ермакова рассказала о серии лабораторных экспериментов с грызунами, которые проводил ее коллектив ученых. Крысы, которых кормили модифицированной соей, часто становились бесплодными. А у тех особей, которые все же приносили потомство, наблюдались преждевременные роды и большой процент гибели потомства. Кроме того, риск возникновения злокачественных опухолей возрастал у таких крыс многократно, а крысята второго поколения отличались “необучаемостью и заторможенным развитием”.

Конечно, нельзя говорить о том, что это следствие прямого воздействия “мутантных” генов. При выращивании обычных органических культур не используются некоторые специфические гербициды и пестициды, уничтожающие сорняки и отпугивающие насекомых. Тогда как генно-модифицированные сорта растений специально выведены устойчивыми к обработке определенными препаратами и “впитывают” всю эту химию. Возможно, именно здесь ключ к мутациям, и некоторые вещества, как, например, гербицид “Либерти”, уже признаны наносящими вред здоровью и в Евросоюзе запрещены к применению.

Впрочем, Ермаковой конкретных выводов сделать не удалось - исследования больше не финансируются. Не хотелось бы думать, что отсутствие средств на изучение опасности ГМО - чья-то злонамеренная политика, но нет денег - нет окончательных результатов. Как положительных, так и отрицательных.


ПРИРОДА ПОД УДАРОМ

Если в отношении опасности ГМО для человека пока нет единого мнения, то ущерб природе очевиден. Например, в Канаде, где выращиваются генно-модифицированные виды рапса, его искусственные культуры полностью вытеснили органические. Нет, пугаться того, что скоро на планете останутся только продукты, созданные с помощью биотехнологий, преждевременно. Современные модифицированные растения не дают второго поколения и вырождаются. Но вот опасность, что природа (а значит, и человечество) лишится нынешнего биоразнообразия, вполне реальна.

Способ борьбы с этим явлением только один - зоны, свободные от ГМО (ЗСГМО). Жесткие ограничения на выращивание и распространение ГМ-продуктов введены приблизительно в 35 странах: от Новой Зеландии до Германии. В пяти странах - Австрии, Венесуэле, Греции, Польше и Швейцарии - введен полный запрет на выращивание ГМ-растений. Схожим путем пытаются идти российские агрономы. Но регионов, где предпринимаются попытки создать ЗСГМО, пока очень немного. Наибольшая активность в этой сфере наблюдается в Белгородской области и Москве. Вопросы создания таких зон поднимаются также в Волгоградской, Костромской, Мурманской, Рязанской, Свердловской и Ульяновской областях и Краснодарском крае.

Нельзя сказать, что ученые выступают против исследований, связанных с генной модификацией. Доктор биологических наук Ирина Ермакова уточнила, что ученые не против ГМО, так как будущее за биотехнологиями. И прорыв в отношении искусственных культур дает большое поле для экспериментов. Но использовать сегодняшние достижения в практических целях еще нельзя - этот материал должен оставаться пока только в лабораториях.

Елена ЕМЕЛЬЯНОВА
Читайте нас в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе последних событий
Новости Партнеров
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте

Новости СМИ2


Киномеханика