Судьба человека

Тихий американец

В Москву он приехал осенью 92-го. Со странным для американца желанием работать в этой полуразрушенной переменами стране. Квартиру нашел по объявлению, с работой пытались помочь друзья из серьезной, по тем временам, газеты “Московские новости”. Пришел в редакцию, показал свои любительские снимки многолетней давности, сделанные еще в 9 классе средней школы небольшого американского городка в штате Орегон. Профессионалы оценили порыв молодого американца, но на работу не взяли, вынесли вердикт: не подходит. Тогда он попытался найти работу в другом издании, в малоизвестной в то время газете “Коммерсантъ”. Приняли. Так началась карьера американского фотокорреспондента в России, следствием чего стал серебряный приз World Press Photo за репортаж о событиях октябрьского путча 1993 года.

“ПРОЛЕТАРИЙ” ПО ПРОИСХОЖДЕНИЮ
Эдди Опп живет в России и сейчас. Более того, он до сих пор продолжает работать в издательском доме “Коммерсантъ”, но уже в новом качестве. Теперь Эдди - директор фотослужбы и сам не фотографирует. Меня он встретил в просторном кабинете, все как обычно - офисная мебель, компьютер, снимки. Естественно, разговаривали мы по-русски. Эдди живет в России более 10 лет, так что языковой барьер не стал проблемой - так, небольшой акцент.

- Русский язык я выучил еще до того, как приехал в Москву работать, - рассказывает мне Эдди. - Однажды мне пришла в голову мысль отдохнуть в России. Купил путевку, приехал. Мне так понравился Петербург, что я не удержался и поступил в ЛГУ, чтобы изучать русский язык. Через год заговорил по-русски. Представляешь, мне даже в студенческом общежитии удалось пожить.

- Ну и как, - спрашиваю, - понравился здоровый быт российского студента?

- Понравился, еще как понравился, - усмехается. - Целых два дня я прожил в комнате для студентов. Потом узнал, что там со мной будут еще три человека. С одной стороны - весело, можно потусоваться. А с другой - мне же заниматься надо! Решил переезжать в университетскую гостиницу. Удобно, но дорого - 900 долларов в месяц, вместе с обучением. Через четыре месяца мои сбережения стали заканчиваться, и я пошел в деканат с вопросом, что делать дальше. Мне повезло: как студенту из пролетарской семьи сделали огромную скидку - в 10 раз. И я смог закончить учебу.

- Если не секрет, кем же у вас работают родители, если педагоги советского вуза сочли их профессии вполне пролетарскими?

- Не секрет. Отец - биолог, мама - из домохозяйки стала, как это называется, работником общественного питания. Работает менеджером в фирме, обслуживающей школьные столовые. Кстати, из-за профессии отца нашей семье пришлось много поколесить по Америке: из Техаса, где я родился, в Орегон, где отец работал на правительство штата. Но это только в детстве, потом родители осели в городке Клаймедж-фоллс, и школу я окончил там же. А потом много учился. Но диплома фотожурналиста у меня нет.

ПО ДОРОГЕ В РОССИЮ

- Я считаю, что для фотокорреспондента специального образования не требуется, - продолжает Эдди Опп. - Например, когда мы принимаем на работу в “Коммерсантъ”, то особо на образование не смотрим, ведь оно не влияет на способности человека. Просто образование помогает развитию личности.

Сам Эдди после школы поступил в американский Луис энд Кварк колледж, который окончил с двумя дипломами: по экономике и французской литературе. Кроме того, выучился игре на классической гитаре и увлекся музыкой. После колледжа его потянуло в столицу родины Дюма и Бальзака, в Париж. Проще всего это было сделать, продолжив обучение. Подзаработал денег и поехал:

- Я решил всерьез заняться музыкой, исполнением классики на гитаре. Поступил в Париже в университет, нашел педагога. Но до концертов дело не дошло - травмировал руку и не мог больше играть. Тогда это было для меня сильным ударом, и я снова уехал в Америку, в Нью-Йорк.

Но Эдди унывать не собирался. Поработав несколько лет экономистом в огромной американской компании, занялся программированием и вскоре переехал в Швецию. На мой вопрос, почему он так поступил, Эдди ответил однозначно: “Просто мне там понравилось”. В Стокгольме он работал несколько лет, а потом поехал отдыхать в Россию и...

ФОТОКОРРЕСПОНДЕНТ “КОММЕРСАНТА”

И вот он, прихватив новенький фотоаппарат, купленный еще в Стокгольме, едет на свое первое редакционное задание в компании с опытным фотографом газеты “Коммерсантъ”. Тема репортажа - эротический массаж. Где-то вдали от вокзалов и рельсов они нашли отцепленный вагон. Фирма продавала свои услуги именно там. Был спокойный послеполуденный час, и клиентов в “салоне” массажа не наблюдалось. Но сделать репортаж было необходимо, и тогда начинающему фотокорреспонденту пришлось поработать статистом.

- Я, конечно, не ожидал такого поворота событий, - вспоминает Эдди. - Но работа есть работа, и я послушно скинул одежду. Все было очень даже пристойно. Так что на первом своем фоторепортаже в России я был только в качестве модели.

Потом события развивались стремительно. Военные съемки в Чечне, Абхазии, Нагорном Карабахе. Но главным признанием Эдди как фотожурналиста стал репортаж о штурме Белого дома в октябре 1993 года в Москве. Эдди показал мне эти снимки. Печальная и страшная хроника: обгоревшие окна Белого дома, люди в камуфляже, расчехленные танки и БТР, перекошенные лица... Именно за эту работу он получил серебряный приз World Press Photo.

- Мне тогда не было страшно. Ни тогда, ни в горячих точках. Даже не знаю почему, - признался Эдди. - Было интересно наблюдать, как люди себя ведут в критических ситуациях. Я всегда считал, что такая работа для фотографа - настоящая удача, ведь она позволяет видеть жизнь совсем в другом ракурсе. Кстати, однажды я больше рисковал, делая рядовой социальный фоторепортаж.

Этот репортаж Эдди делал в 1994 году в течение пары недель. Ночная жизнь Тверской, проститутки. Сначала познакомился с местной милицией и с сутенерами, чтобы лишних вопросов не было, и с “девочками”, чтобы не
пугались. Потом вплотную занялся работой. Была зима, и ему в
ожидании интересных кадров приходилось мерзнуть наравне с представительницами древнейшей профессии. В одну из таких ночей он сделал “неудачный” кадр, в который попал кто-то из клиентов. Тот заметил Эдди и вышел из машины в компании подвыпивших друзей. Корреспондент бросился к стоящей рядом машине стражей порядка с просьбой о помощи. Но милиционер просто закрыл окно автомобиля, предоставив Эдди возможность разбираться самому. Журналисту повезло: клиенты желали просто подраться, а когда Эдди отдал им пленку, успокоились, и продолжения истории не последовало. По его мнению, “лучше отдать, то, что просят, чем получить по морде и сломать аппаратуру”.

КАК ВЫЖИТЬ ИНОСТРАНЦУ В РОССИИ

Самое серьезное испытание для американца в нашей стране - это все-таки заработная плата и российский быт. Эдди признался, что, проработав пару лет в “Коммерсанте” фотокорреспондентом, сбежал в западные издания. Причина - естественно, нехватка денег.

- Своих сбережений у меня тогда не было, - рассказывает Эдди. - Родственники не помогали - у нас это не принято. Приходилось жить на обычную зарплату московского фотокорреспондента. В западных изданиях журналистам тогда платили раз в десять больше, чем в российских. Но из России я не уехал, решил остаться, посмотреть, что же здесь будет дальше.

Все это время Эдди снимал квартиру в Москве и сумел познать все “прелести” столичной жизни. От отключений горячей воды до очередей в магазинах. Интересно, что он думает по этому поводу.

- Какие-то мелкие неудобства меня мало затрагивают, - ответил на вопрос Эдди. - У меня вообще запросы в жизни очень простые. В 89-м помню гигантские очереди в магазинах, но в валютные “Березки” отовариваться не ходил. Понимаешь, мне было интересно пожить жизнью людей, которые меня окружают, а не наблюдать со стороны. Ездил на метро, питался в столовой, покупал продукты в обычных магазинах. Сейчас я, кстати, снимаю двухкомнатную квартиру рядом с работой.

Как выяснилось, уезжать из России Эдди Опп пока не собирается. Несколько лет назад он снова вернулся в “Коммерсантъ” директором фотослужбы, и сейчас, по его словам, и работой, и зарплатой доволен вполне. Единственное, что может заставить его уехать на Запад - это старость. “Надо заботиться о себе, а российской медицине я не доверяю”, - признался Эдди. Работа в иностранных изданиях его больше не прельщает, впрочем, как и работа фотокорреспондента, а также еще не полученные им премии.

- А как же Пулитцеровская премия? - спросила я.

- Нет. Это премия американская, у них другой подход к фоторепортажу. Я привык работать по-русски.

Наталья КОЧЕМИНА
Читайте нас в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе последних событий
Новости Партнеров
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте

Новости СМИ2


Киномеханика