Тайны фабричного двора

В стране по имени Гжель

Гжельская земля, что на юго-востоке Московской области, издавна славится изделиями из глины. По мнению историков, здешние жители начали заниматься гончарным промыслом еще в IV веке до нашей эры. И сама местность получила название от слов “жечь”, “обжигать”. А фарфоровое производство появилось около 200 лет назад, и теперь посуда, сувениры и фигурки с традиционной гжельской росписью известны во всем мире. На одном из гжельских фарфоровых предприятий побывала корреспондент “Солидарности” Наталья КОЧЕМИНА.

МАСТЕР-КЛАСС ДЛЯ ЖУРНАЛИСТА


Фарфоровый цех объединения ОАО “НПО “Синь России” расположился на живописном берегу реки Гжелка. Со стороны шоссе он огорожен массивными воротами, а за ними открывается пространство, больше похожее на санаторий или базу отдыха, чем на территорию крупного предприятия. Скамейки под раскидистыми тополями, теннисный корт и сауна, вольеры с какими-то животными, в завершение картины - пруд с фонтаном и белыми лебедями. Но отдохнуть не удалось, меня, как новобранца, сразу же отправили в мастер-класс традиционной гжельской росписи.

В просторной комнате, по соседству с художниками-живописцами, мне выдали “учебные принадлежности”: кисточку, стеклянную палитру с пятном синей гуаши и лист бумаги. Предстояло нарисовать простой цветок. “Учительница” Марина объяснила: рисунок исполняется мазками, и цвет в каждом мазке должен плавно переходить из темно-синего в бледно-голубой. Повторяя движения мастера, набираю краску только краешком кисточки, прижимаю к стеклу, чтобы стала плоской, делаю первый мазок. “Синева внутри!” - предупреждает Марина. Что ж, кривенько, но получилось. Не буду описывать все мои мучения. В результате у меня получился сине-голубой паучок с остроугольной головой и кривыми ножками по бокам. На этом мой первый и последний урок гжельской росписи закончился, и я отправилась на экскурсию по заводу.

СИЛОВИКИ ПРЕДПОЧИТАЮТ ДРАКОНОВ

Рядом с учебной комнатой - маленький зал, где на стеклянных полках расположились образцы изделий цеха. На каждом – имя автора росписи, или художника-изготовителя. Традиционным для Гжели считается сине-голубая роза, но возможны любые узоры, лишь бы соблюдались расцветка и техника мазка.

Вот расписанный цветами с позолотой храм Христа Спасителя. Но это не просто точная копия церкви, каждый элемент здания незаменим на праздничном столе. В центре – объемный штоф, накрытый крышкой – куполом церкви. По бокам – малые башни, то есть емкости для легкой закуски – орешков, сухариков. Впрочем, в них тоже можно налить спиртное или сок. На другой полочке – массивная салатница с крышкой в виде шапки Мономаха. Чуть поодаль – многочисленные штофы - фигурки людей и животных. Вот пьяница в майке, провисших на коленях штанах и бесформенной шляпе-крышке. Вот лихой казак в кубанке, украинской рубахе и полосатых штанах с широким поясом. Рядом с ним - штоф-обезьянка. Мне больше всего понравился дракон в форме пожарника, хвост-брандспойт которого заканчивается поллитровкой водки.

- Это мы по заказу столичных пожарников делали, как подарок к какому-то юбилею, - рассказала мой гид, заместитель директора по фарфоровому производству Алла Шкинева. – Их выбор понятен: огнедышащий дракон, и они с огнем борются. Но я заметила, что почти все представители силовых структур предпочитают этот персонаж. Вот посмотрите, другой дракон - штоф. - На полке в струнку вытянулся бравый дракоша со значком “Отличник ПВО” и подписью “Васе от Славы”. - Именно такого часто заказывают ребята из МВД и ГАИ. Только имена меняются.

Как рассказала Алла, заказы поступают разнообразные. Год назад делали фарфоровый портрет Ким Чен Ира для Министерства культуры. Коммерческие фирмы и спортивные ассоциации часто приносят свои эскизы будущих призов и подарков. Так, одна юридическая контора попросила сделать символ мудрости - статуэтку совы, фирма “Мерседес-Бенц” - фарфоровые модели своих машин, а “Старый мельник” - пивные банки. Есть и частные заказы: изразцы для каминов, именные тарелки. А однажды столичные “братки” заказали статуэтку генерала ГАИ в форме, с традиционной гжельской росписью и объяснили, что в подарок оригиналу.

ТАК РОЖДАЮТСЯ ФОРМЫ

Потом вместе с Аллой мы спустились в модельный отдел, где начинается путь каждого фарфорового изделия. Здесь мастера-формовщики вручную вырезают каждую модель и отливают по ней форму из гипса, состоящую из двух половинок. Мелкие изделия сначала лепят из пластилина, на нем легче отобразить тонкие элементы фигурок. Готовые формы поступают в цех литья и оправки, где мастера-литейщики заливают их жидкой фарфоровой массой – шликером. Гипс впитывает влагу, и масса облегает стенки формы. Через полдня заготовку достают из гипсовой скорлупы, части склеивают с помощью того же шликера, замывают водой и ставят на просушку. Потом обрезают швы по краям соединения, обрабатывают губкой или латунной сеточкой, чтобы поверхность была ровной, - и изделие готово к первому обжигу в печи.

Кстати, шликер в цехе не покупной, а собственного приготовления - из белой глины с множеством добавок. А прежде и саму глину добывали неподалеку от Гжели. Но теперь, как рассказала Алла, месторождение иссякло, и приходится покупать глину заграничную, украинскую. Секрет состава гжельского фарфора мне узнать не удалось. Но требования таковы: изделия из гжельского фарфора не должны получаться с тонкими стенками, все-таки это народный промысел, а не классический фарфор. А необходимую белизну фарфору придают специфические добавки.

ОТКУДА БЕРЕТСЯ БРАК

После первого обжига, когда хрупкий фарфор приобретает прочность и становится звонким, изделия попадают в руки живописцев. Те наносят узор кобальтом – металлическим порошком черного цвета, разведенным в воде. После росписи накладывают глазурь. Тоже вручную - просто окунают в нее каждое изделие, и оно отправляется на второй обжиг в печь. Температура в ней плавно поднимается до 1320 градусов, потом медленно падает в течение суток. Белая глазурь становится прозрачной, а черный кобальт приобретает традиционные синие оттенки. Тут главное - не нарушить схему: если обжиг будет недостаточным, то глазурь станет мутной, изделие потеряет блеск. Передержишь в печи – и роспись обретет свой первоначальный черный цвет. А это брак. И еще - при неровной глазуровке на фарфоровых стенках после обжига появляются пузырьки.

Осечка бывает и при первом обжиге. Тогда изделие может деформироваться, или на нем появляются трещинки. “У нас на предприятии качество проверяют после каждого обжига, брак на прилавки не поступает, – рассказывала Алла. – А вот кустари, их в селе Гжель и в окрестных деревнях множество, браком не брезгуют. Им лишь бы побольше товара сделать да продать. И люди, кто не разбирается, не замечают подобных изъянов. Так что будьте внимательнее при покупке фарфора”.

О ЗАРАБОТКАХ И ЦЕНАХ

Одни модели после второго обжига возвращаются на роспись золотой краской (золота в ней – 12%). Другие сразу попадают на склад, а потом в магазин или к заказчику. В местном магазине я была. Цены приемлемые, зависят от сложности исполнения и позолоты. Так, обычный штоф-казак стоит около 500 рублей, а тот же штоф с позолотой – более тысячи.

Сами мастера зарабатывают по-разному. У формовщиков и живописцев оклад от восьми тысяч, у отливщиков и оправщиков – от пяти. На предприятии свои нормы выработки и премиальные доплаты. Допустил брак – и прощай премия. Кроме постоянных сотрудников есть и приходящие художники. Это настоящие творцы, они создают свои работы полностью, от начала до конца, и выдают фарфоровому цеху уже готовую, расписанную модель. Зарплата у них побольше - от 15 тысяч.

Бывает, художники работают на “семейном подряде”: супруг форму придумывает, отливает, а жена росписью занимается. Алла рассказала, что, кроме заказов предприятия, они выполняют множество частных заказов. У каждого дома своя маленькая мастерская со всем необходимым для работы с фарфором. Их произведения, в отличие от кустарных, обладают и должным качеством, и высоким художественным уровнем.

ЭКЗОТИКА ДЛЯ ТВОРЧЕСТВА

Кроме фарфоровых животных и птиц, есть на территории предприятия и настоящие животные. Но сначала Алла Шкинева пригласила меня в зимний сад. Там царили настоящие тропики: широколистная монстера и обыкновенная комнатная роза раскинули свои ветви под самым потолком, рядом с ними слегка подрагивали узкие пальмовые листья. Завершая экзотическую картину, в клетке у стены ворочался некрупный, но очень зубастый крокодил Федя. “Не приближайтесь, он у нас злобный, - предупредила Алла. - Только успели привезти, так он сразу же, еще с мешком на голове, тяпнул генерального директора за палец. Столько крови было… А теперь что-то приболел, видимо, и крокодилы болеют”. Но обратно в зоопарк злого Федю не отправили, он, как и тропические растения сада, нужен мастерам-фарфористам для творчества.

Кроме крокодила, творческий процесс фарфористов стимулируют павлины с выводком, появившимся уже в Гжели, пони и парочка осликов - Венечка и Розочка, куры, индюки, утки и лебеди. Но гвоздем программы для гостей завода по праву считаются горные бараны Яшка и Васька. Покачивая массивными рогами, они подходят к ограждению загона и выпрашивают у людей… сигареты. “Вы погладьте их, - предложила Алла, - они у нас ласковые. Раньше вообще по территории бегали, да однажды словно нашло на них что. Приехали гости на блестящем “саабе”, оставили машину у входа в цех. Чем иномарка не понравилась баранам, я не знаю, только они за пару часов полностью разбили машину. Пришлось ограду ставить…” Впечатлившись, я скормила баранам полпачки “Кэмела” нашего фотокорреспондента.


“А”-СПРАВКА

Выпуск фарфора в Гжели был освоен в 1806 году, изделия сразу же стали популярны в России. В конце XIX века народный промысел начал угасать, и к XX веку традиции гжельских мастеров были забыты. Возродился промысел только в 1940 году благодаря ученому-искусствоведу Салтыкову и художнице Бессарабовой, а также местным мастерицам, основавшим артель “Вперед, керамика”. Кроме нее в Гжели и окрестных деревнях появилось множество артелей фарфористов, некоторые работают и сейчас: ОАО “Электроизолятор”, Речицкий фарфоровый завод, Шевлягинский завод спецкерамики, ООО “Галактика и компания”. Объединение “Гжель” появилось в одноименном селе в 1972 году, существует и поныне. А в 90-х от него “отпочковался” и фарфоровый цех ОАО “НПО “Синь России”. А накануне Дня независимости России в 2004 году цех был удостоен ордена Петра великого 2 степени за вклад в развитие народных промыслов.
Читайте нас в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе последних событий
Новости Партнеров
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте

Новости СМИ2


Киномеханика