Top.Mail.Ru
Таланты России

Ветеринарная история

С директором ветклиники “Белый Клык”, доктором ветеринарии Сергеем МЕНДОСОЙ я познакомилась благодаря редакционному заданию. “Солидарность” открыла новую рубрику под названием “Нечеловеческая жизнь” для владельцев домашних животных, а Сергей Леонардович стал ее постоянным консультантом. Но сегодня речь пойдет
о жизни человеческой и, конечно, профессиональной одного из лучших ветеринарных врачей России, о докторе
Сергее Леонардовиче Мендосе.

О РОДСТВЕ ДУШ


Когда я впервые оказалась в клинике “Белый клык”, доктор Мендоса был на операции, и мне пришлось подождать. В холле клиники вокруг меня расположились многочисленные мохнатые пациенты в компании своих взволнованных владельцев. Рядом со мной на руках у хозяйки, завернутая в одеяло, неподвижно лежала рыжая кошка. Дышала хрипло, а ее владелица, с покрасневшими от слез глазами, напряженно смотрела на дверь приемной. Чуть поодаль мальчик лет пяти то и дело заглядывал в маленькую клетку с хомяком, теребя своего отца: “Папа, а Сеня выживет, выживет, да?”. Особенно запомнилась одна пациентка - собака незнакомой мне породы. Животное постоянно пыталось подняться, но задние лапы отказывали, и собака падала на пол. А ее владелица сидела, точно окаменев, и держалась рукой за сердце.
Я тогда подумала, что ветеринарный врач мало чем отличается от обычного, людского, доктора. Ведь и тот, и другой, спасая жизни, возвращают людям их любимых и близких. Потом, в разговоре с Сергеем, мы коснулись этой темы.
- Не секрет, что многие владельцы действительно привязываются к своим питомцам, как к близким людям. И нам порой приходится быть свидетелями очень грустных событий - настоящих человеческих трагедий, - рассказал мне Сергей. - К нам приводил свое животное один мужчина. Сам - то ли собровец, то ли омоновец, здоровый мужик - полжизни по горячим точкам. Человек - кремень. А его любимая собака, полная ему противоположность - крошечный йоркширский терьер. Однажды произошла нелепая случайность: мужик просто встал с кровати и наступил на собачку. Повредил ей шейный отдел позвоночника, и та через несколько суток умерла, не приходя в сознание. А хозяин, прошедший “огонь, воду и медные трубы”, плакал, как ребенок, по этому маленькому существу.

СПАСАЮЩИЙ ЖИЗНИ

Пациенты ветеринара рассказывают о своей болезни только в сказке про доктора Айболита. А в реальной жизни они, к сожалению, молчат... Определить, что случилось с животным и как ему можно помочь, сумеет только врач. Но самое главное, считает доктор Мендоса, найти лучший, самый эффективный способ спасения жизни. Сергей Мендоса - хирург, но не считает панацеей именно оперативное вмешательство: “Какой-то великий хирург сказал, что самая удачная операция - та, которой удалось избежать. Это тоже победа. Не важно, каким способом достичь успеха”.
И все же о хирургии... Несколько лет назад, в 1999 году, под руководством доктора Мендосы была сделана операция по внедрению кардиостимулятора в сердце овчарки. Такая операция в России проводилась впервые и закончилась успешно. Спустя пару лет та же команда ветеринаров спасла другую собаку, заменив двустворчатый клапан ее сердца. И эта вторая операция тоже была сделана впервые в нашей стране. Доктор Мендоса был первым, но не эксперимент был его целью, и даже не заманчивый бонус - всеобщее признание. Просто он действовал в соответствии со своим принципом, он выбрал самый лучший, а быть может, и единственный способ спасти животному жизнь.

ПУТЬ К СЕБЕ

Сейчас, по прошествии многих лет, доктор Мендоса не может точно сказать, почему он выбрал для себя именно ветеринарию.
- Наверное, это связано с тем, что моя мама работала в Московском зоопарке, и я часто общался с ее сослуживцами, в том числе и с молодым тогда ветеринарным врачом Владимиром Михайловичем Хромовым. Сейчас он известный специалист по хищным животным, работает в Союзгосцирке, недавно получил звание заслуженного ветеринарного врача России. Он мне так увлекательно рассказывал о своей профессии, что я решил пойти по его стопам. Однажды доктор Хромов рассказал мне, что он сначала учился в техникуме, потом пошел в ветеринарную академию. Он считал, что техникум дал ему очень много, и армия тоже, и я поступил так же. Доучиваться до 10 класса я не хотел, хотел скорее начать осваивать профессию, поэтому пошел в сельскохозяйственный техникум города Волоколамска, что в 120 км от Москвы. В столице таких учебных заведений нет. Мои близкие были категорически против такого выбора - жить вдали от дома. Однако, преодолев сопротивление родственников, я все же уехал.
Так, пятнадцатилетним мальчишкой Сергей Мендоса вступил во взрослую жизнь...
- Я жил в общежитии, снимал какие-то квартиры. А через полгода, на первом курсе, меня лишили стипендии. За плохое поведение. Что сделал, не помню, может, залез через окно в женское общежитие... В общем, что-то такое невинное, с моей точки зрения, - с улыбкой вспоминает Сергей. - Все, кто со мной учились, жили какой-то одинаковой хулиганской жизнью. Представьте себе, живут люди в общежитиях, молодые. Безбашенный совершенно возраст!
Но не все было так “легко и безбашенно” в далеком студенчестве. Вдали от дома, оставшись без стипендии, Сергей и несколько его сокурсников начали самостоятельно зарабатывать себе на жизнь.
- Конечно, родители помогали - давали 10 рублей в неделю, - рассказывает доктор Мендоса, - но мы и сами иногда зарабатывали деньги. Например, занимались расчисткой копыт колхозных коров. Нанимались на фермы. Это было в начале 80-х, и “одна голова” стоила рубль. В каждом хозяйстве было от 1000 и больше коров, и мы вчетвером заколбашивали за сутки, за двое по тысяче рублей. Труд адский, этим можно только в 16 лет заниматься: надо зафиксировать - то есть обездвижить - корову, потом всякие ножи-кусачки... Словом, мужская работа, требует больших физических усилий. А еще зарабатывали вакцинацией или кастрацией поросят. В общем, все по профилю. Этому нас научили в техникуме, делать технически не сложно, достаточно один раз показать и все.
Окончив техникум, Сергей Мендоса по распределению был направлен в Институт гельминтологии имени Скрябина. Работал старшим лаборантом, правда, недолго: через месяц его забрали в армию, в стройбат.
- С демобилизацией мне чертовски не повезло, - вспоминает Сергей. - Уволиться должен был в мае, а тут прилетел Руст, сел на Красную площадь. И весь московский округ, (не понимаю, при чем тут был стройбат!) взяли и задержали до 10 августа. Словом, я пропустил поступление в институт, как и многие мои сослуживцы, и пошел на подготовительное отделение ветеринарной академии.

СТУПЕНЬКИ В ПРОФЕССИЮ

Ветеринарную практику Сергей Мендоса начал еще будучи студентом Ветеринарной академии.
- Моя первая практика началась уже во время учебы в институте. Моя мама в свое время общалась с заводчиками собак в клубах и стала рекомендовать меня им. Сначала я ездил и выполнял назначения других врачей - делал уколы, например. Потом люди начали рекомендовать меня друг другу. И к концу академии у меня была уже богатая ветеринарная практика: я был доктором с каким-то даже небольшим опытом.
Потом доктор Хромов познакомил молодого врача с Сергеем Владимировичем Середой (сейчас он президент ассоциации ветеринарных врачей, заслуженный врач России), в клинике которого Сергей Мендоса проработал около месяца. Потом была стажировка в клинике экспериментальной терапии и онкологии при онкологическом научном центре (сейчас медицинско-биологическая фирма “Биоконтроль”), возглавляемой Владимиром Никифоровичем Митиным.
- Владимир Никифорович стал наставником многих ветеринарных врачей, - рассказывает Сергей Мендоса. - И я считаю его своим учителем: он задал мне некое верное направление в ветеринарии, которого я придерживаюсь до сих пор. О докторе Митине я сделал небольшой видеосюжет - маленькое интервью - и назвал его “Наш учитель”.
После стажировки в клинике доктора Митина, Сергей Мендоса некоторое время занимался частной практикой, а потом стал ветеринарным врачом Московского зоопарка.
- В зоопарке приходилось лечить разных животных, - вспоминает он, - но в основном это было даже не лечение, а всевозможные профилактические мероприятия. Ведь к дикому животному, в принципе, подойти невозможно. При чем не важно, какое это дикое животное, с когтями и зубами или с рогами и копытами. К антилопе тоже не подойдешь. Она же просто, испугавшись, полетит от тебя и переломается вся. Поэтому “дикарей” усыпляют. Берут специальные трубки, работающие по принципу духового ружья, с “летающими” шприцами с обездвиживающим веществом вместо заряда. А еще используют специальное пневматическое оружие с широким дулом, чтобы поместился шприц. Оно стреляет не так далеко, как обычная пневматика, метров на 10 - 15, но больше и не надо, животное-то в клетке.

“ПРОДАЛ ХУДОЖНИК СВОЙ ДОМ...”

- Я всегда хотел создать клинику в Московском зоопарке, потому что я, можно сказать, там вырос, - расказывает Сергей, - но пока я работал ветеринарным врачом зоопарка, мне это не удалось. И тогда я решил открыть свою клинику. Для этого я продал свою квартиру на Белорусской, занял еще крупную сумму. На эти деньги купил помещение в Митино... А потом поехал смотреть, как устроены другие ветклиники. Объехал все клиники Москвы, Санкт-Петербурга, был и за границей... Каждая клиника впечатлила чем-то своим. Польская - чистотой фантастической какой-то, вся клиника была белая. Клиника Владимира Никифоровича Митина - своей медицинской организованностью.
Создавая клинику, доктор Мендоса предполагал, что в ней будет работать не много врачей: только он и ближайшие соратники, которых на тот период было двое - Ирина Анатольевна Шикунова, сейчас возглавляющая уже свою клинику, и Андрей Генадьевич Комолов, ныне президент кардиологического ветеринарного общества. Но работать маленьким коллективом не получилось. Клиника росла. Сейчас среди сотрудников клиники есть врачи, которые, по словам доктора Мендосы, “подбирались, исходя из моей личной симпатии и их профессионального уровня. Важно, чтобы у команды была одна школа. Для меня это некий симбиоз между ветеринарией и медициной, то, чему учил меня Митин”.
Работа в клинике “Белый Клык” построена несколько иначе, чем в других ветеринарных лечебницах.
- В ветеринарии нет специализации врачей, которая принята в медицине, - рассказавает Сергей Леонардович. - Но в нашей клинике она есть. Это не значит, что ветврач занимается чем-то одним. Это значит, что доктор, ведущий общий прием, чем-то занимается наиболее углубленно.
Несколько лет назад доктор Мендоса и его соратники создали два ветеринарных общества - кардиологическое и хирургическое. Одним из направлений работы этих организаций стало обучение ветеринарных врачей. Команда Сергея Мендосы проводит всевозможные конференции, семинары. На сегодняшний день выпущено десять учебных кассет по хирургии.
- В России ветеринария мелких домашних животных находится на очень низком уровне, и нужно всем вкладываться, чтобы ее поднимать, - считает Мендоса.
- Я очень переживаю за то, что происходит с ветеринарией в стране, мне больно, когда люди не верят в профессионализм ветеринаров, - признался доктор. - Мне бы хотелось, чтобы престиж работы ветеринарного врача был выше. Но для этого надо изменить саму систему образования. Сейчас все развалено, преподаватели халтурят, получая копеечную зарплату, работу свою не делают. А делать и не на чем, там костей не осталось уже в анатомичке, образно говоря. И еще - надо однозначно сократить количество вузов, выпускающих ветврачей. Ведь окончив институт, они остаются невостребованными, так как нет рабочих мест. Видимо, вузы пытаются таким образом заработать себе какие-то деньги. Но лучше взять с одного желающего и способного больше, и он станет настоящим профессионалом.
Совсем недавно стала реальностью давняя мечта доктора Мендосы.
- Нам все же удалось сделать клинику в Московском зоопарке, - рассказал он. Она откроется 15 ноября и возглавит ее доктор Комолов, с которым мы по-прежнему работаем вместе. Там мы открываем ветеринарную лабораторию и учебный центр последипломного образования для ветеринарных врачей.

Наталья КОЧЕМИНА
Читайте нас в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе последних событий
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте



Новости СМИ2


Киномеханика