Top.Mail.Ru
Трудовой конфликт

Недовольных - уволить!

Ситуация на ОАО “Михайловцемент” с каждым днем все обостряется. Руководство предприятия, чтобы решить все проблемы разом, просто ликвидирует три цеха, где работают инициаторы трудового спора и еще около 200 рабочих. 27 июля 49 активистов борьбы за свои права уже получили уведомления об увольнении. Остальные ждут своей очереди. Впрочем, руководство уверено, что уже уладило конфликт...

БАСТОВАТЬ - СЕБЕ ДОРОЖЕ?


- Мы рассчитывали, что руководство испугается экономического ущерба от забастовки и пойдет на переговоры. Не испугались. Похоже, они готовы любые деньги потратить, но только не допустить такого прецедента, чтобы рабочие чего-то добились, - рассказывает председатель стачкома Виталий Рунов.

Такой же тактики придерживаются правительства некоторых стран по отношению к террористам. Их принцип: в переговоры с террористами не вступать. Пусть лучше погибнут граждане, но бандиты будут знать, что им ничего, кроме смерти не светит. Иначе, как считают в этих странах, с ними бороться нельзя. Но если там борются с террористами, то тут - со своими же работниками. Бояться того, что по примеру одной успешной забастовки протестные действия начнутся на других предприятиях холдинга? А ведь убытки от полуторамесячного простоя ОАО “Михайловцемент” терпит немаленькие...

Для лучшего понимания ситуации стоит сделать небольшой экскурс в историю. Холдинг “Евроцемент”, в который входит ОАО “Михайловцемент”, возник в 2002 году на базе крупнейшего российского производителя цемента - компании “Штерн-цемент”. Ее выкупили выходцы из угольного бизнеса Филарет Гальчев и Георгий Краснянский. В то время “Штерн-цемент” контролировал несколько российских заводов (в частности “Михайловцемент”) совокупной мощностью порядка 7 млн тонн. В 2005 году “Евроцемент” приобрел еще несколько предприятий, в том числе, шесть заводов, принадлежавших Елене Батуриной, и два завода столичного строительного холдинга “СУ-155” Михаила Балакина. Сегодня 16 предприятий “Евроцемент груп” занимают 42% цементного рынка России. Холдинг, являясь, по сути, монополистом, получил возможность ужесточить сбытовую политику, вытеснить с рынка мелких посредников и самостоятельно диктовать цены. За последние два года отпускная цена мешка цемента на ОАО “Михайловцемент” увеличилась с 50 до 165 рублей, то есть в три раза. Выручка холдинга в 2006 году составила 58 млрд рублей, чистая же прибыль - около 4 млрд рублей. Вот, что в свое время сказал Владимир Штернфельд, бывший владелец компании “Штерн”: “Евроцемент груп” в сегодняшнем виде - это монополия. Причем возникшая на рынке, где не может быть объективных положительных последствий ее существования. Гальчев шел к этому сознательно. Мне непонятно только, как ФАС (Федеральная антимонопольная служба. - Ю.Р.) могла согласовать образование такого монстра”.

ОПТИМИЗАЦИЯ ПО-МИХАЙЛОВСКИ

Но вернемся к сегодняшним событиям. 25 июля руководство приняло решение о ликвидации трех цехов ремонтного управления, в которых работают самые активные борцы, в том числе председатель стачкома, легитимность которого директор “Михайловцемента” признавать не хочет, несмотря на решение суда. Цеха эти считаются вспомогательными, поэтому право их ликвидировать у директора имеется. Работникам же (а это около 200 человек), предлагают перевестись на “Тулспецстрой”, которой “Евроцемент” якобы хочет передать ремонтное управление завода - на аутсорсинг.

- Скорее всего, людям придется искать новую работу. У нас вчера на площади было собрание, подходили с других предприятий, предлагали работу. Работать на “Михайловцементе” нам все равно не дадут. Уже сейчас к нам применяют настоящие репрессии, только доказать это очень тяжело, - поясняет Рунов.

27 июля сорока девяти работникам были вручены уведомления об увольнении. Вот пример того, что там написано: “В связи с сокращением численности работников ОАО “Михайловцемент” (приказ от 26.07.2007 № 550) занимаемая вами должность фрезеровщика 5 разряда ремонтно-механического участка ремонтного управления с 10.10.2007 подлежит сокращению. Предупреждаю вас о том, что вы будете уволены в связи с сокращением численности по п. 2 части 1 статьи 81 Трудового кодекса с предоставлением гарантий и компенсаций, предусмотренных ТК РФ. Вакантные должности, соответствующие вашей квалификации, в обществе на данный момент отсутствуют”.

Сразу же хочется отметить, что в местных газетах и на столбах в поселке висят объявления о приеме на работу на завод. Так что заявление об отсутствии на заводе вакантных должностей - ложь.

Что же это за приказ такой № 550? Мне удалось его изучить. В нем говорится, что в связи с длительным простоем, частыми аварийными остановками оборудования и снижением производственной мощности, в целях поддержания производительности труда и оптимизации численности работников приказывается сократить с 10 октября следующие штатные единицы.... А далее список по цехам и разрядам. Так, подлежат сокращению должности: электрогазосварщик 6-го разряда, электромонтер по ремонту и обслуживанию электрооборудования 6-го разряда, слесарь-ремонтник 5-го разряда, токарь 6-го разряда, фрезеровщик 5-го разряда, машинист 6-го разряда... Хороша оптимизация! Ни одного 1-го и 2-го разряда не сокращают, несколько 3-х и 4-х разрядов, а основная масса - это специалисты высочайшего уровня. Это было бы странным, если не знать одного факта: все эти люди активно выступают за забастовку. Вот вам и локаут.

- Я дежурный электрик в смене. Моя единица сокращена. Но смена не может работать без электрика! Это нарушение техники безопасности! Сокращается мастер смены в цехе помола цемента. Почему? Есть четыре смены - есть четыре мастера. Одного сократили. Что, теперь одна смена останется без мастера? - рассказывает член стачечного комитета Сергей Кондрашкин.

А что же профком? Ведь все эти сотрудники - члены профсоюза работников строительства и промышленности строительных материалов, ведь профком не должен допустить такого увольнения! Это же локаут! За разъяснениями я обратилась к Марии Крестининой, председателю профкома ОАО “Михайловцемент”.

ПО ТУ СТОРОНУ СИТУАЦИИ

- Я со стачкомом раньше общалась, а потом перестала - они льют грязь на нас, клеят ужасные листовки... Это все неправда, - рассказывает Мария Ильинична по телефону.

По ее словам, стачком требовал нереального: увеличить зарплату в три раза (“Солидарность” писала об этом в № 22, 2007). И потом, когда вышел приказ об увеличении часовой тарифной ставки на 30% (которого, кстати, добился стачком), народ был недоволен только потому, что “некий Рунов баламутит людей”.

- Рунова поддерживает сто с чем-то человек, а основная масса - нет. Люди пришли на работу и довольны. Может кто-то, кто пришел на работу, в душе и недоволен, но, по крайней мере, они не высказываются.

На мое предположение, что эти люди просто боятся высказываться, Мария Ильинична ответила:

- А чего боятся? Тут звери что ли? Боятся тут нечего. У нас никогда никто никого не запугивал. Никогда в жизни такого не было, чтобы людей выкидывали на улицу. И не будет. Профком этого не допустит.

Ликвидацию трех цехов она также не связывает с тем, что работники этих цехов продолжают поддерживать забастовку.

- Я считаю, что надо было сразу согласиться на зарплату, которую давал холдинг. Надо было остановиться. Зарплату прибавили и неплохо. Получали бы до 20 тысяч - разные специальности по-разному. Что они поперли в дурь? Кто был за их спинами? До сих пор непонятно. И чего Рунову не понравилось? - высказывает свою позицию председатель профкома.

Если Крестининой непонятно, “чего Рунову не понравилось”, то пусть сам Виталий Рунов ответит ей, хоть и заочно:

- Я, бригадир слесарей шестого разряда, то есть высшего, получаю 9000 рублей в месяц, а более низкий разряд - в пределах 6000. В эту сумму входят и переработки, и работа в выходные. Если бы я не перерабатывал, то у меня вышло бы не больше 7000 рублей. Люди работают по 240 - 270 часов в месяц, дома почти не бывают. Когда был “Штерн” - он платил по-честному. Я по второму разряду получал столько, сколько сейчас по шестому не получаю. После того, как завод купил “Евроцемент”, все прибавки зарплаты шли так: небольшой подъем минимального тарифа и сильное снижение премиальной составляющей. В итоге работодателю было даже выгодно “повышать” зарплату. А у нас по заводу шутка пошла: если еще пару раз зарплату “поднимут”, то нам есть будет нечего.

Кстати говоря, цены в Рязанской области не сильно отличаются от московских. Да, гостиницы и рестораны стоят намного дешевле, но часто ли обычный человек пользуется гостиницами и ресторанами? А вот цены на коммунальные услуги, продукты питания, одежду и прочее - примерно такие же. Батон хлеба - 11-16 рублей, литр молока - 16,5 рублей.

СОГЛАШЕНИЕ С САМИМ СОБОЙ

Мария Крестинина сообщила мне, что в профком пришла инициативная группа и принесла с собой 600 подписей - за передачу полномочий по урегулированию конфликта профсоюзному комитету, который создал бы новую примирительную комиссию. По словам Крестининой, бумага с этими подписями хранится у нее. Такая комиссия была создана, и между сторонами коллективного трудового спора было подписано соглашение.

На заседании этой примирительной комиссии присутствовали представители профсоюза, но не представители стачкома, которых вообще не уведомили об этом заседании, как и о том, что теперь не они представляют интересы работников. Между тем, 10 июля суд вынес решение о легитимности стачкома, однако работодатель упорно не признает его и хочет иметь дело только с профкомом предприятия. Они даже подали кассационную жалобу на решение суда. Откуда такая любовь к профсоюзу? Чтобы ответить на этот вопрос, можно просто посмотреть, на каких условиях был “урегулирован” трудовой спор. В приложении к протоколу заседания от 17 июля подробно описаны предложения работников и работодателя. Странно, что они совпадают друг с другом слово в слово. А по некоторым пунктам работодатель предлагает даже больше, чем работники. О чем же были достигнуты договоренности? Рассмотрим лишь несколько пунктов.

“П. 2. Согласиться с повышением часовой тарифной ставки (ЧТС) рабочего первого разряда с 01.05.07 на 30%” - об этом еще в прошлом месяце вышел приказ. То есть в соглашении просто подписано то, что уже есть и так. Стачком же настаивал на 50-процентном повышении, предлагая заменить “гарантированные” премии, которые работодатель платит по собственному усмотрению, на увеличение ЧТС, которое отнять нельзя. В итоге же профком от лица работников согласился на 30-процентное повышение, более того, п. 5 соглашения говорит: “...установить следующую систему премирования” и далее подробно расписана система начисления премий в зависимости от объема производства. Именно против этого и боролись работники завода во главе со стачком, устраивая забастовки. Ведь такая система ставит работника в бесправное положение. Кто будет следить за нормами выработки? Виталий Рунов рассказывал о случаях занижения рабочим выполненных объемов и о том, что доказать факт занижения просто невозможно. Да и выполнить указанные нормы на изношенном оборудовании очень сложно... То есть получается, что работник всегда будет оставаться без премий.

Дальше - больше. Пункт 6 гласит: “Ежемесячно производить рассмотрение предложений трудовых коллективов структурных подразделений по оптимизации численности персонала”. 30% получаемой экономии фонда оплаты труда (ФОТ) предполагается направлять на увеличение ФОТ данного структурного подразделения, а 70% - на развитие производственных процессов. Как это может получиться на самом деле? Да просто будут увольнять неугодных, мотивируя это тем, что собрание коллектива тайным голосованием решило уволить данного сотрудника. Одна такая “оптимизация численности” уже прошла - приказ № 550, по которому с октября будут уволены 49 высококлассных специалистов.

“П. 8. Создать детские экологические отряды из детей работников завода на период проведения летних каникул по поддержанию чистоты территории поселка и завода с соответствующей оплатой труда”. Интересно, а руководство завода и профком в курсе, что детский труд в нашей стране запрещен?

- Насколько мы знаем, руководством холдинга была дана команда ни в какие переговоры со стачкомом не вступать, подменить его другой стороной, которая якобы пойдет от профсоюзного комитета, подписать сепаратное соглашение и поставить точку в этом трудовом споре. Наверняка людей, которые вошли в новую примирительную комиссию, предложила администрация, зная их лояльность. С ними подписали соглашение, которое уступает даже предварительным договоренностям, достигнутым забастовочным комитетом с администрацией. Они же подписали соглашение по уровню гораздо ниже того, чего уже добился забастовочный комитет, - возмущается Леонид Фролов, председатель Рязанского областного объединения организаций профсоюзов.

ОКТЯБРЬСКИЙ РАСКОЛ

- У нас поселок разделился на три категории: те, которые четко против стачкома, которые четко за, и те, которые подписались за выход из забастовки, поддавшись запугиваниям. Поделились примерно на равные части. Но есть триста - четыреста человек, которые действительно пойдут до конца и в основном это высококвалифицированные рабочие, без них завод просто встанет, - рассказывает Сергей Кондрашкин.

То, что бывшие друзья превратились во врагов - видно невооруженным взглядом. Пока я шла по поселку Октябрьский вместе с Сергеем, нам встречались люди. Кто-то радостно подходил здороваться, а кто-то обходил нас стороной. Сергей пояснял: сразу видно, кто подписался за выход из забастовки, а кто нет. Многие подписавшиеся под нажимом администрации ходят, не поднимая глаз - им стыдно.

Я попросила показать “ужасные” листовки, о которых мне рассказывала Мария Ильинична. Там - призывы не сломаться, не испугаться, сделать правильный выбор. На одной листовке перечислены “фамилии тех, кто подписал предательский договор в “интересах рабочего класса”, на другой - информация о том, что “обманом собирают подписи против законного стачкома, фальшивыми оказываются собранные голоса”. Видно, что эти листовки пытались сорвать, однако это не получилось - приклеены на совесть. А срывать их пыталась... Мария Ильинична! Об этом мне рассказали стачкомовцы.

Мы вошли в кафе - именно тут собрался народ, возмущенный закрытием цехов. Некоторые уже показывали бумаги об увольнении, другие настойчиво просили меня не фотографировать их, ведь если фотография появится в печати, то их точно уволят.

Я поинтересовалась, правда ли, что 600 человек подписали заявление о передаче полномочий в разрешении трудового спора профкому.

- Наш начальник сказал: всех сгною, кто не подписал, - рассказывает одна женщина (по понятным причинам имена и фамилии в статье приводиться не будут).

Ее поддерживает другая:

- А вы знаете, как они собирали эти подписи?! Начальник по персоналу, Бородина, узнавала по спискам, у кого есть дети, и лично ездила в детские сады и школы. Так у одного парня по очереди ребенку подошло место в детский сад, а его не выделили, потому что парень не вышел из забастовки. Потом по домам ездили и запугивали людей увольнением и выселением из квартиры. Дом-то принадлежит “Евроцементу”, так что 160 семьям пригрозили выселением. Моей дочери приносили бумагу: на, подпиши! Она сказала, что взрослых никого нет и подписывать она ничего не будет. У нас много есть людей, которым говорят, что ваши подписи есть, а они отвечают, что не подписывались.

- У нас в трудовом договоре оговаривалось выделение транспорта на свадьбы, похороны и так далее. У меня ребенок женился, я пошла просить автобус на свадьбу, а мне сказали: подписывай выход из забастовки. Марина вот подписала - ей дали, а я не подписала - мне не дали. Еще и кричали: ты забастовщица, ты поддерживаешь стачком! Не будет тебе никакого автобуса! - возмущается третья.

- А со мной вообще по телефону разговаривал кассир. Я ее спрашиваю: ты вообще кто и почему со мной так разговариваешь? А она отвечает: “Меня уполномочил Филарет (Гальчев. - Ю.Р.). Быстро приезжай расписываться сама или скажи, я за тебя распишусь за выход из забастовки и за поддержку профкома. Иначе тебя завтра уволят”. У нас получилось так: мою санитарку вызвали на работу, а у нас не вызывают - тех, кто не подписывался за выход из забастовки. Она не подписывалась, оказалось, что за нее подписались доброжелательницы.

Таких историй много. Люди боятся, однако понимают, что отступать просто некуда. Ведь администрация не даст никаких гарантий, ей веры уже нет, ей нужны просто голоса. Так, к председателю стачкома Виталию Рунову приходили жаловаться те, кто подписался за выход из забастовки - но их потом все равно уволили. Хотя чего теперь жаловаться? Сами же подписались.

- С тех пор, как признать стачком нелигитимным не удалось, начались притеснения и преследования людей, которые входили в забастовочный комитет, - рассказывает Леонид Фролов. - Генеральный директор открыто заявил, что в любом случае эти пять переговорщиков работать на заводе не будут, они найдут в законе все ходы и лазейки и уволят их. Они ведь считают, что именно эти пятеро баламутят воду. И никак им не понять, что эти переговорщики осуществляют волю всех людей. Они думают, что если уберут этих пятерых, то остальные, как бараны, замолчат. Ведется самое настоящее преследование человека за то, что он входит в забастовочный комитет. Мы будем бороться и защищать их.

ХОЖДЕНИЕ ПО МУКАМ

Поговорив с народом, выслушав рассказы о некрасивом поведении руководства ОАО “Михайловцемента”, а также о профкоме предприятия, я решила прояснить ситуацию, поговорив с противоположной стороной. Возможно, народ что-то не так понял? Ведь Мария Ильинична описывала мне руководство совсем с другой стороны! С этой целью я заглянула к председателю обкома профсоюза работников строительства и промышленности строительных материалов Виктору Панфилову. Как только он услышал, что я являюсь корреспондентом газеты “Солидарность”, он произнес буквально следующее:
- Я не хочу с вами беседовать. Я сыт вашими статьями по горло.

Что ж, предельно ясная позиция. Тогда я решила встретиться с Марией Крестининой, ведь она в телефонном разговоре предлагала обращаться к ней еще, обещала показать подписи 600 человек, вышедших из забастовки. К тому же за время общения с жителями поселка у меня появились новые вопросы к председателю профкома. Позвонив ей по телефону, я услышала такой ответ:
- Мне запретили с вами разговаривать.

На мой недоуменный вопрос “Кто?” она отвечать отказалась. Кажется, свою позицию профком профсоюза работников строительства и промышленности строительных материалов обозначил предельно четко. Ее потом подтвердил и Сергей Кондрашкин, сказав, что профком и обком срослись с администрацией и выражают ее интересы. И пусть теперь они не удивляются, что, попытавшись несколько раз устроить перевыборы председателя профкома (безрезультатно), более сотни человек написали заявление о выходе из профсоюза. Если бы не поддержка областного объединения, то люди сделали бы это намного раньше.

- Фролов - это настоящий человек. У меня просто нет слов, чтобы выразить, как они нам помогают и как мы им благодарны, - говорит Сергей Кондрашкин.
Между тем люди из обкома профсоюза работников строительства и областного объединения между собой не разговаривают и не здороваются, хотя находятся в одном здании.

- Профком находится под администрацией, выполняет ее волю и фактически не выражает интересы коллектива. Обком отраслевого профсоюза занял такую позицию, против которой мы сразу высказались: председатель обкома встал на сторону “Евроцемента”, мы же поддерживаем рабочих, - говорит Леонид Фролов. - Ведь если и мы откажемся им помогать, то нам останется только собирать вещи и уходить. Зачем тогда мы нужны?

После несостоявшегося разговора с председателем профкома я попыталась взять комментарий у генерального директора ОАО “Михайловцемент” Владимира Джабирова. Как только я с представителем стачкома подъехала к заводу, к нам подошел рабочий и начал возмущаться:

- Мне сказали, что если я подпишу заявление о добровольном увольнении, то мне дадут за это 46 тысяч рублей. А тут же рядом сидела юрист и шептала мне: “Вы подпишите это соглашение, а “Евроцемент” посмотрит, возможно, возьмет вас обратно”. Такое соглашение многим предлагали подписать, за это предлагали по пять минимальных окладов. Это же явно вывод из забастовки!
После всего этого позвонив из проходной в приемную Джабирова и попросив о встрече, я получила такой ответ:

- Мы не уполномочены давать комментарии. Обращайтесь в “Евроцемент”.
Впрочем, ничего удивительно в отказе от разговора не было: я уже не первый корреспондент, с кем руководство отказалось разговаривать. Вопрос в том, что “Евроцемент” будет делать дальше. Пожертвует “Михайловцементом”, на который приходится 5% производственных мощностей холдинга, или пойдет на уступки?

Тем временем официальные власти продолжают бездействовать. За три месяца о ситуации на ОАО “Михайловцемент” в официальной прессе не вышло ни одной заметки. На письма губернатору и другим представителям власти ответов не поступает. Так кто хозяин в Рязанской области? Филарет Гальчев?

Юлия РЫЖЕНКОВА


КОММЕНТАРИЙ

30 июля мне удалось взять у представителя “Евроцемента” комментарии относительно ситуации на ОАО “Михайловцемент”. Далее просто привожу официальную, заверенную позицию холдинга, высказанную директором по связям с общественностью Сергеем МЕЩЕРЯКОВЫМ.


- Хотелось бы узнать о закрытии трех цехов ОАО “Михайловцемент”. Если завод старый, то почему тогда на нем ликвидируются именно ремонтные цеха? Почему увольняют высококвалифицированных специалистов 5-го и 6-го разрядов?

- Решения о закрытии цехов на “Михайловцементе” не принималось.

- Почему администрация вела переговоры не со стачкомом, который суд признал легитимным, а с профкомом?

- Подавляющее большинство коллектива выразило доверие действующему профсоюзу, причем в письменной форме. Поэтому именно с его участием была создана примирительная комиссия и подписано соглашение об урегулировании трудового спора. Администрация в этих обстоятельствах обязана учитывать мнение трудового коллектива, а не отдельных лиц, дестабилизирующих ситуацию на заводе. Кстати, тот же суд признал незаконной забастовку, которую объявил стачком.

- Люди мне рассказывали, как именно вы собирали эти подписи...

- Все заявления были поданы добровольно.

- Людей не пускают на работу, пока они не подпишут заявление о выходе из забастовки!

- Трудовой спор на “Михайловцементе” завершен. Соответствующее соглашение подписано. Предприятие сегодня работает в обычном режиме.

- То есть не важно, что к людям приходили домой и угрожали выселить из квартиры?

- Ничего подобного не было. Такое давление может быть квалифицировано как нарушение закона. Если такие случаи были, то пострадавшие могут обратиться в суд. Мы - законопослушная компания, и все наши действия в данном трудовом споре полностью соответствуют действующему законодательству. Если бы коллектив не был готов к соглашению с администрацией, то конфликт продолжался по сей день.

- А после этого вы уволите людей, которые с вами судились...

- После проведения ремонтных работ произошло минимальное высвобождение рабочей силы, вызванное экономической целесообразностью, но никак не связанное с данным трудовым спором.

- Почему вы не поднимаете зарплату настолько, насколько этого требует стачком? Вы платите зарплату, привязываясь к средней по области, а не к прибыли предприятия?

- Мы исходим из объективных, экономически обоснованных показателей. В соглашении зафиксированы условия урегулирования трудового спора, которые были предложены администрацией и приняты трудовым коллективом. Кстати говоря, средняя зарплата на заводе на май этого года на 60% выше, чем в среднем по области и строительной отрасли.

- А вы не боитесь, что народ может опять устроить забастовку?

- Отношения в трудовых коллективах - вещь сложная. Если всего бояться, то лучше вообще ничего не делать. Михайловский завод у нас один из самых проблемных в техническом плане. Тем не менее, он действует и дает работу сотням жителей Михайловского района. Сегодня на заводе завершаются ремонтные работы. Они проводились в экстренном порядке, поскольку на предприятии постоянно выходило из строя оборудование, износ которого превысил 94%. В мае обрушились бетонные конструкции галереи одной из печей. Пришлось приостановить производство, чтобы обеспечить бесперебойную работу оборудования и безопасные условия труда. В настоящее время завод постепенно возобновляет производство.
Читайте нас в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе последних событий
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте



Новости СМИ2


Киномеханика