Уроки истории

Возвращение утраченного

235 лет назад произошел первый раздел Польши

25 июля (5 августа по новому стилю) 1772 года в Санкт-Петербурге Россия, Австрия и Пруссия подписали конвенцию, вошедшую в историю как первый раздел Речи Посполитой. Австрия и Пруссия получили часть польских земель, а Россия вернула назад свои бывшие территории. Произошел первый, но, как оказалось, далеко не последний раздел Польского государства.

ДЕЛА ДАВНО МИНУВШИХ ДНЕЙ


Идею раздела Польши с самого начала XVIII столетия вынашивали Пруссия и Австрия. Современные польские политики, историки не любят вспоминать о том, что именно Россия выступала против ее реализации. А ведь Варшава не выполнила условий договора 1686 года о гарантии на территории Польши свободы вероисповедания православных и протестантов. А главное, у Санкт-Петербурга имелись к Речи Посполитой вполне обоснованные территориальные претензии.

В 1569 году, когда Польша и Литва объединились в единое государство - Речь Посполитую, под контролем Литвы находились многие русские, украинские и белорусские земли. Еще в ХIV веке их стали прибирать к рукам литовские князья Гедимин, Ольгерд, Кейстут и Витовт. Они воспользовались тем, что спасшая Европу от монголо-татарского нашествия Русь изнывала под игом Золотой Орды. Постепенно Великое княжество Литовское захватило древнерусские города Киев, Чернигов, Минск, Гродно, Пинск, Могилев, Новгород-Северский, Полоцк, Витебск и даже Смоленск. Часть земель удалось вернуть Ивану III. Однако смута начала ХVII столетия обернулась для России новыми потерями. Причем едва ли не больше всех поживился польский король Сигизмунд III, имевший претензии на русский престол. Именно он принял живейшее участие в подготовке и отправке в Россию польских вооруженных отрядов. Их ряды пополнили выходцы из самых разных уголков Европы. Всех этих господ (по-современному - международных террористов) объединяло жгучее желание поживиться за русский счет.

Пережив Смутное время, Россия стала крепнуть. С Речью Посполитой происходило прямо противоположное. Крушение независимой Польши было обусловлено как ее внутренней слабостью, так и неблагоприятным для Речи Посполитой соотношением сил на международной арене. Пока влиятельные роды польских магнатов (Радзивиллы, Потоцкие, Чарторыйские, Браницкие и др.) вели между собой нескончаемую борьбу за власть и собственность, Польша, зажатая между тремя великими державами (Россией, Пруссией и Австрией), постепенно превратилась в “запасной магазин” Европы (эта меткая формулировка принадлежит историку Сергею Соловьеву). Другими словами, в конце ХVIII века противоречия между собой великие державы стали решать за счет Речи Посполитой.

РАЗДЕЛ, ЕЩЕ РАЗДЕЛ

По сути, раздел Польши начался еще в 1770 году, когда Австрия оккупировала южные польские земли (современные Величка, Бохня и др.). Петербургской конвенцией 1772 года первый раздел Речи Посполитой был оформлен. Больше других поживилась Австрия, получившая Галицию (83 тыс. кв. км с населением 2650 тысяч человек) с крупным торговым центром Львовом и соляными копями в Величке под Краковом. К Пруссии отошло Гданьское Поморье и часть Великопольши (36 тыс. кв. км с населением 580 тысяч человек). Россия вернула себе часть Восточной Белоруссии (92 тыс. кв. км с населением 1300 тысяч человек). В 1773 году раздел был одобрен польским сеймом.

Создавшееся положение Россию устраивало. Важным моментом первого раздела Речи Посполитой было обязательство Австрии содействовать России в заключении мира с Турцией. А сама Польша оставалась в зоне русского влияния. Тем более что королем Речи Посполитой был Станислав Август Понятовский - бывший любовник Екатерины II. По словам польского историка Казимира Валишевского, он был галантен, чувствителен и “обладал искусством кстати разнежничаться”. К тому же польский король находился под контролем русского посла в Варшаве.

Однако в конце 1780-х ситуация стала меняться. В августе 1787 года Турция, задумавшая вернуть Крым, объявила войну России. В июне 1788 года шведские войска осадили крепости Фридрихсгам и Нейшлот, а вскоре шведский флот вошел в Финский залив. Король Швеции Густав III начал войну с целью вернуть земли, утраченные во время Северной войны (1700 - 1721 гг.). А в 1789 году разразилась революция во Франции. За тем, как развивались события в Париже и окрестностях, Екатерина II и ее двор следили с большим вниманием и тревогой.

Занятая всеми этими проблемами Россия вывела войска из Польши. Но и антикоролевская оппозиция в польском сейме быстро поняла, что расклад сил в Европе изменился не в пользу России. Найдя союзников в Берлине, оппозиционеры стали действовать. В результате уже в 1790 году антикоролевская оппозиция добилась того, чтобы Польша и Пруссия заключили договор о взаимопомощи. В антироссийской эйфории поляки запретили проход русских войск через свою территорию к границам Турции.

Но надежды поляков на долгий союз с Пруссией оказались тщетными. Берлин изменил позицию, предпочтя иметь дело с Санкт-Петербургом, а не Варшавой. 13 января 1793 года Фридрих Вильгельм II и Екатерина II заключили договор, оформивший второй раздел Польши. Пруссия получила 58 тыс. кв. км польских земель (Гданьск, Торунь, Познань), а Россия - Правобережную Украину и центральную Белоруссию с Минском (территории общей площадью около 250 тыс. кв. км на восток от линии Друя-Пинск-Збруч).

Весной 1794 года поляки подняли восстание, которое возглавил генерал Тадеуш Костюшко. Но уже осенью оно было подавлено Александром Суворовым, а в октябре 1795 года произошел третий раздел Речи Посполитой. Австрия получила 47 тыс. кв. км польских земель с Люблином, Пруссия - 48 тыс. кв. км с Варшавой, а к России отошли 120 тыс. кв. км - Западная Белоруссия, Западная Волынь, Литва и герцогство Курляндское. Нет сомнения, что объединение белорусских и украинских земель и воссоединение их с Россией стало прогрессивным актом для развития этих народов. Польша прекратила свое существование, а ее последний король отрекся от престола и остаток дней прожил в России. Там, где много лет назад у него был бурный роман с будущей российской императрицей Екатериной II.

НАДЕЖДЫ НА БОНАПАРТА

Утрату государственности поляки восприняли болезненно. И когда начались наполеоновские войны, они решили использовать это в своих интересах. Но и французский император Наполеон Бонапарт был не прочь использовать поляков в своих целях. В 1807 году разгромивший Пруссию Наполеон заключил с Россией Тильзитский мир. На отнятых у Пруссии польских землях было создано Великое Герцогство Варшавское. О том, что было дальше, можно прочесть у академика Евгения Тарле. “Интересно, что на усмирение Испании Наполеон привел (в кадрах своей армии) “польский легион”, который он велел создать еще в 1807 г., захватив Польшу. Поляки с отчаянной храбростью рубили, по его приказу, испанцев, как бы не думая о той позорной роли, которую они играли, подавляя национально-освободительное движение испанского народа. Наполеон сказал полякам, что они еще должны заслужить, чтобы он пожелал воскресить Польшу, - вот поляки и заслуживали себе отечество, отнимая у испанцев их отечество”, - констатировал неприглядный факт Тарле.

Участвовали поляки и в Отечественной войне 1812 года. Например, в Бородинском сражении принял участие 5-й Польский корпус генерала Иосифа Понятовского общей численностью в 10 328 человек с 50 орудиями. Корпус состоял из 16-й пехотной дивизии генерала Красинского, 18-й пехотной дивизии генерала Княжевича и кавалерийской дивизии генерала Каминского. Понятовский будет сражаться в рядах наполеоновской армии и после ее изгнания из России. Он погибнет в октябре 1813 года во время “битвы народов” при Лейпциге. За сутки до смерти Наполеон сделает Понятовского маршалом.

После окончания наполеоновских войн на Венском конгрессе (1814 - 1815 гг.) Северная Саксония и Познань были переданы Пруссии, Галиция с Тернопольской областью - Австрии, Краков объявлен вольным городом, а оставшаяся часть герцогства Варшавского под названием Царства Польского вошла в состав Российской Империи.

Независимость Польша получила лишь после революции 1917 года. А уже 27 февраля 1920 года Владимир Ленин телеграфировал Реввоенсовету Западного фронта: “Надо дать лозунг подготовиться к войне с Польшей”. Так вождь большевиков отреагировал на выдвинутое тремя неделями раньше польское требование вывести советские войска с территорий, до 1772 года лежавших в границах Речи Посполитой. В апреле вознамерившийся вернуться на полтора века назад Юзеф Клеменс Пилсудский начал войну с Советской Россией.

СОВСЕМ НЕ ЛИРИЧЕСКОЕ ОТСТУПЛЕНИЕ

Одним из печальных итогов советско-польской войны стало то, что в польском плену оказались десятки тысяч наших соотечественников. Впрочем, там томились не только красноармейцы, принявшие участие в злополучном походе Михаила Тухачевского на Варшаву летом 1920 года. Еще раньше в польских концентрационных лагерях оказались белогвардейцы, чей лозунг “единой и неделимой” страны не мог оставить поляков равнодушными, а также возвращавшиеся домой из немецкого и австрийского плена русские солдаты - участники Первой мировой войны. Из немецких концентрационных лагерей они попадали в польские, где вместе с военнопленными содержалось и гражданское население - женщины, дети, старики и инвалиды.

Чтобы убедиться в этом, достаточно почитать мемуары людей, побывавших в польских лагерях. Например, в вышедших в 1935 году воспоминаниях Витольда Козеровского дано описание порядков, царивших в лагерях Дембе и Вадовице под Краковом летом 1919 года - за год до похода Красной армии на Варшаву. Вот описание концентрационного лагеря Дембе: “На огромной площади, огороженной сетью проволочных заграждений и охраняемой днем и ночью цепью солдат, было построено несколько рядов дощатых низких бараков. Каждый барак, в свою очередь, был обнесен проволочным заграждением, как клетки для зверей в зоопарке. В каждом бараке находилось примерно до 300 человек. Общее количество интернированных было около 6 - 7 тысяч человек”.

Точных данных о том, сколько наших сограждан погибло в польских концентрационных лагерях, к сожалению, до сих пор нет. По подсчетам доктора исторических наук Геннадия Матвеева, за период с 16 февраля 1919 года по 18 октября 1920 года только Красная армия потеряла пленными на польском фронте не менее 206 877 бойцов (в том числе не менее 450 командиров). С тем, что в польских лагерях побывало не менее 200 тысяч человек, согласна и историк Татьяна Симонова.

Что же касается численности погибших, то по подсчетам польского историка Збигнева Карпуса, их было 16 - 18 тысяч человек. Однако эти данные выглядят явно заниженными. Как справедливо отметил Геннадий Матвеев, тогда становится неясной судьба 76,8 тысячи человек. Конечно, учет в польских лагерях был не идеальным, случались и побеги. Поэтому считать погибшими всех этих людей нельзя. Но кто решится утверждать, что все 76,8 тысячи человек смогли выжить в тех кошмарных условиях, которые создали им польские власти?

Но в любом случае, людские потери, понесенные нашей страной от польских злодеяний, исчисляются десятками тысяч. Однако до сих пор варшавские политики поднимают вой о Катыни по любому поводу, да и без всякого повода, но так и не сумев доказать, что жертвы Катыни - дело рук Сталина, а не Гитлера. А Польша перед Россией за злодеяния 1919 - 1922 годов даже не извинилась.

ЧЕТВЕРТЫЙ РАЗДЕЛ ПОЛЬШИ

Несмотря на то, что в 20 - 30-е годы жилось украинцам и белорусам в Польше, мягко говоря, не сладко, клеймить нашу страну за пакт Молотова - Риббентропа - еще одно любимое занятие польских политиков. Тому есть вполне очевидное объяснение: заключив пакт с Германией, СССР поломал стратегию так называемых “западных демократий” по направлению агрессии Гитлера на Советский Союз. Пакт Молотова - Риббентропа был заключен в Москве. Не надо думать, что до 23 августа 1939 года в Европе стояла тишь и гладь да божья благодать. Отнюдь. В сентябре 1938 года лидеры до визгу демократических Франции и Великобритании пообщавшись с фашистскими диктаторами Гитлером и Муссолини, решили отдать Германии часть суверенной Чехословакии. Мнения самой Чехословакии особо никого из четырех вершителей судеб не волновало. Не поинтересовались они и позицией СССР.
Всем нашим критикам стоит напомнить и то, что год 1939-й начался не осенью и не с раздела Польши. За полгода до заключения пакта Молотова - Риббентропа Польша стала соучастником фашисткой Германии в разделе Чехословакии - государства вполне демократического, и самое главное, никому и ничем не угрожавшего. Но Варшаву сие ничуть не смущало. Воспользовавшись нападением Гитлера на Чехословакию, поляки ультимативно потребовали от Праги передать им Тешинскую область. “Польша с жадностью гиены приняла участие в ограблении и уничтожении Чехословацкого государства”, - не без брезгливости прокомментировал этот акт премьер-министр Англии Уинстон Черчилль.

“Руководитель польской дипломатии Бек никогда и ни при каких оговорках не видел возможности хотя бы косвенного союза с СССР. И такая позиция для Польши оказалась самоубийственной”, - сказал в эксклюзивном интервью нашей газете доктор исторический наук, профессор Анатолий Уткин (см. “Солидарность”, № 17, 2003). Зато схватившие кость с гитлеровского стола руководители Польши были так воодушевлены, что возомнили себя равновеликими Третьему Рейху. 26 января 1939 года министр иностранных дел Польши Юзеф Бек в беседе с германским коллегой Иоахимом фон Риббентропом не скрывал, что Варшава претендует на Советскую Украину и выход к Черному морю. По сути, Варшава добивалась от Берлина заключения пакта Бека - Риббентропа!

Примечательно, что современные польские историки пеняют тогдашним руководителям страны за то, что союз с Гитлером заключен ими не был. К примеру, профессор Исторического института Варшавского университета Павел Вечоркевич говорит: “Кажется немыслимым, что мы могли стать союзниками Третьего Рейха. Следует, однако, помнить, что в то время эта мысль не казалась никому из европейских политиков такой уж ужасной... Гитлер же никогда не относился к своим союзникам так, как Сталин к странам, завоеванным после Второй мировой войны. Он уважал их суверенитет и правосубъектность, накладывая лишь определенное ограничение во внешней политике... Мы могли бы найти место на стороне Рейха почти такое же, как Италия и наверняка лучшее, нежели Венгрия или Румыния. В итоге мы были бы в Москве, где Адольф Гитлер вместе с Рыдз-Смиглы (главнокомандующий Войска Польского. - О.Н.) принимали бы парад победоносных польско-германских войск. Грустную ассоциацию, конечно, вызывает Холокост. Однако если хорошо над этим задуматься, можно прийти к выводу, что быстрая победа Германии могла бы означать, что его вообще бы не было”.

Нарисовав столь идиллическую картинку, хорошо задумавшийся польский историк предусмотрительно не вспомнил о том, что ненавидевший поляков Адольф Гитлер покрыл Польшу сетью концентрационных лагерей. Не задается он и вопросом о том, зачем Гитлеру был нужен такой союзник как Польша. Фюрер не питал иллюзий насчет мощи польской армии, которую в сентябре 1939 года армии Федора фон Бока и Герда фон Рунштедта разгромят за считанные дни. Было бы странным, если бы Гитлер пошел на заключение пакта Бека - Риббентропа, вместо того, чтобы заключить пакт Молотова - Риббентропа. А поляки, как и 150 лет назад, наступили на те же немецкие грабли. Как и внезапно вспыхнувшая дружба с Пруссией накануне второго раздела Польши, флирт с немцами в 1939 году привел ее к четвертому разделу.

КАК СТАЛИН ПОМОГ ПОЛЯКАМ УВЕЛИЧИТЬ ИХ ТЕРРИТОРИИ

Даже русофобская элита современной Польши не может отрицать, что ровно 63 года назад, в июле 1944 года бойцы Красной армии освободили узников Майданека - одного из самых страшных нацистских концлагерей в Польше. Там погибли десятки тысяч поляков, советских военнопленных и участников Сопротивления из стран Европы. А полгода спустя, в январе 1945 года, Варшава была освобождена от фашистов войсками Георгия Жукова. “Да, Сталин не был согласен на создание в Польше антисоветского государства. Да разве мог он на это пойти после того, как мы положили в Польше 650 тысяч человек!”, - справедливо заметил Анатолий Уткин.

Между тем даже русофобская элита Польши не может отрицать того, что воссоздание Польского государства и приращение его территории на западе - итог усилий Иосифа Сталина. В 1943 году на Тегеранской конференции глав СССР, США и Великобритании “отец народов” предложил взамен возвращенных нам Западной Украины и Западной Белоруссии передать Польше бывшие немецкие территории в Восточной Пруссии и Силезии. Сталина поддержал Черчилль. “Следует сказать полякам, что русские правы, что им предлагается справедливая и выгодная сделка”, - признал британский премьер-министр. И пообещал, что “скажет полякам, что если они не примут предлагаемой границы, то будут дураками. Он напомнит им, что если бы не Красная Армия, они были бы полностью уничтожены”.

Действительно, что было бы с Польшей и где бы были поляки, не соверши советский солдат свой беспримерный подвиг - разгром гитлеровской Германии и ее союзников? Польским политикам стоит почаще напоминать, что в том же Майданеке советские солдаты и офицеры обнаружили газовые камеры и крематории, а также горы обуви и одежды. Не было лишь тех, кто когда-то носил эту обувь и эту одежду.


КОММЕНТАРИИ

ВЗГЛЯД РУССКОГО ИСТОРИКА


Василий Ключевский:

“Россия не присвоила себе ничего исконно польского, отобрала только свои старинные земли да часть Литвы, некогда прицепившей их к Польше”.

ВЗГЛЯД ПОЛЬСКИХ ИСТОРИКОВ

Л.Кондзеля и Т.Цегельский, доктора исторических наук (Варшавский университет):

“Речь Посполитая уже в начале ХVII века остановилась в своем развитии на полпути между монархией и республикой, между демократией и олигархией. Со времен катастрофических войн середины ХVII века в борьбе трех факторов общественного развития - демократического, монархического и олигархического - последний получал все большее влияние. Победа олигархии создала крайне неблагоприятную, даже губительную для Речи Посполитой ситуацию. Олигархия магнатов (...) никогда не существовала как политическая целостность, будучи чем-то неопределенным - изменчивыми союзами, заключаемыми в замкнутом кругу двух десятков родов; эту свою слабость она пыталась компенсировать посредством частных союзов с соседними государствами. Подобные договоры не могли быть равноправными, а деятельность заграничных дворов - бескорыстной. Олигархия магнатов стала основным, хотя не единственным инструментом внешнего вмешательства, постоянным источником внутреннего хаоса Речи Посполитой...

Екатерина водрузила на польский трон своего пособника - литовского стольника Станислава Августа Понятовского и внимательно следила за тем, чтобы реформаторские намерения молодого монарха не зашли слишком далеко. Естественно, что власть, представленная петербургскими посланниками в Варшаве, совсем не желала делиться своими полномочиями с Пруссией. В такой ситуации прусскому королю ничего более не оставалось, как ожидать удобного момента, чтобы реализовать свои территориальные претензии к Польше. Он и наступил между 1768 и 1769 годами, когда Россия вмешалась в войну против Турции. Продвижение армии Долгорукова по территории Балкан порождало беспокойство Австрии и Франции. В Польше же разразилось восстание против короля и его русской покровительницы. Не имея сил для долгой борьбы на два фронта - в Турции и Польше, обеспокоенная военными приготовлениями Австрии и постоянно шантажируемая своим прусским союзником, Екатерина после определенных колебаний согласилась с планом раздела, предложенного Фридрихом II”.

ВЗГЛЯД БЕЛОРУССКОГО ИСТОРИКА

Александр Смолянчук, профессор Гродненского филиала Белорусского института правоведения:

“Польша 1918 - 1939 годов была национальным государством, и положение нацменьшинств, в том числе белорусов, было очень сложным. Если в 1918 году на территории Западной Белоруссии существовало несколько сотен белорусских школ, то к 1938 году не осталось ни одной”.

СВИДЕТЕЛЬСТВО ОЧЕВИДЦА

Витольд Козеровский, бывший заключенный лагеря Вадовице:

“Всего интернированных в этом лагере насчитывалось свыше восьми тысяч человек... Режим вообще был кошмарный. Избивали круглые сутки. Били за малейшее нарушение лагерного порядка, а так как, в сущности, правил распорядка лагерной жизни командованием лагеря нигде не было объявлено, то били и избивали под всяким предлогом мнимого нарушения порядка и без всякого предлога... Питание было отвратительное... Выдавали один раз в день отвар из сушеных овощей и килограмм хлеба на восемь человек, и больше ничего. На огромное количество интернированных была только одна кухня и одна уборная...

Особенно тяжело было смотреть на то, как спешили за обедом и стояли в очереди инвалиды империалистической войны. Вспоминается мне, например, такая сцена. Идут или, вернее, плетутся два инвалида, таща на примитивных носилках третьего. Впереди идет зрячий на деревянной ноге, на носилках обрубок человека без обеих ног, сзади носилки держит слепой с обезображенным раной лицом. И так стояли в очереди у кухни сотни инвалидов, целый паноптикум - музей ужасов империалистической бойни...

Женщин насиловали, инвалидов избивали круглые сутки. Около бараков, где помещались инвалиды, слышались стон и крики истязуемых. В женских бараках по ночам начинались пьяные оргии. Пьяные, облитые блевотиной капралы и солдаты иногда по ночам выходили из женских бараков и начинали стрельбу, избирая мишенью бараки инвалидов. Женщин и детей выводили на улицу и заставляли петь и плясать...

При таких порядках, питании и режиме не удивительно, что ежедневно умирали до 30 человек”.


КСТАТИ

Совет французского просветителя Жан-Жака Руссо полякам после первого раздела Речи Посполитой:

“Не можете помешать тому, чтобы вас проглотили, - постарайтесь хотя бы, чтобы вас не могли переварить”.

ФАКТ

Его привел в статье “Казимир Валишевский и русская историческая наука” российский историк Дмитрий Гутнов: “Увлекшись историей франко-польских отношений в XVIII в., К.Ф. Валишевский пришел к неоднозначному для польской исторической науки того времени выводу, что не столько злая воля европейских держав в польском вопросе, сколько непродуманная, недальновидная политика самой польской власти привела к потере страной государственной независимости и разделу ее между Россией, Австро-Венгрией и Пруссией. За эти взгляды, высказанные им в книге “Потоцкий и Чарторыйский”, он подвергся обструкции со стороны польской национально-освободительной историографии вплоть до того, что даже не был допущен на съезд польских историков во Львове в 1889 г.”. Оставшиеся 46 лет жизни польский историк Валишевский прожил за пределами родины - во Франции...


Материалы подготовил Олег НАЗАРОВ
Читайте нас в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе последних событий
Новости Партнеров
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте

Новости СМИ2


Киномеханика