Уроки истории

Кровь-на-Дону

Новочеркасский расстрел 1962 года: как это было


Уже совсем скоро мы будем отмечать - хотя тут это слово явно лишнее - полвека со дня, когда в Новочеркасске (Ростовская область) была расстреляна демонстрация безоружных рабочих, потребовавших всего-то “мяса, масла, повышения зарплаты”. Уже тогда, в шестидесятые, это выглядело дикостью - но все же произошло. Власть, увидев в протестах угрозу своей “вертикали”, оказалась готова на все...

Как мы вспоминаем начало 1960-х в СССР? Уже полетел в космос Гагарин, но до ядерного противостояния в Карибском море еще дело не дошло. В журналах печатается Солженицын, а Хрущев ругает абстракционистов в Манеже - но уже сам факт такой выставки говорит о многом. Из Мавзолея выносят Сталина. Страна оттаивает, и вроде бы еще никогда светлое будущее не было так близко: сам генсек с трибуны объявляет, что “нынешнее поколение советских людей будет жить при коммунизме”. А вот о массовых выступлениях тех лет в городах страны, что порою оборачивалось человеческой кровью, мы вспоминаем реже. Впрочем, одно из них все же на слуху - это новочеркасские события начала июня 1962 года. Даром что обнародованию этой истории предшествовало 30 лет молчания, которое закончилось только после падения Союза.

ПРЕДПОСЫЛКИ

Началось все с того, что власти ошарашили страну неприятным известием: с 1 июня резко, на 30%, были подняты цены на мясо и молоко. Эффект оказался тем сильнее, что за все послевоенные годы официально цены на эти продукты не росли - наоборот, их старались снижать. Но сельское хозяйство в стране было уже неспособно удовлетворить запросы населения, а зерно страна вот уже год покупала за немалые деньги за рубежом, несмотря на все потуги поднять целину. А тут еще и денежная реформа 1961 года, даром что “самая гуманная” за всю советскую историю. Рубль подорожал по номиналу в десять раз - но обеспечение его золотом повышалось при этом лишь в 4,5 раза. Итог - разбалансировка цен в государственной торговле и на рынках (на рынках они оказались серьезно выше магазинных), многие товары из магазинов просто пропали: втихую сдать их спекулянтам было для завмагов выгоднее. Отчасти цены подняли и для того, чтобы спасти магазинную торговлю.

Результат поднятия цен не замедлил сказаться: компетентные органы сразу стали фиксировать по стране проявления крамолы:

Из донесения заместителя председателя КГБ Петра Ивашутина членам президиума и секретарям ЦК КПСС, 1 июня 1962 года:

“В ряде городов отмечены случаи появления отдельных антисоветских листовок и надписей. В частности в г. Москве на одном из домов по улице Горького преступником была наклеена листовка с надписью “Сегодня повышение цен, а что нас ждет завтра”. На Сиреневом бульваре наклеена листовка с призывом к рабочим “бороться за свои права и снижение цен”. На платформе станции “Победа” Киевской железной дороги учинена надпись с клеветническими измышлениями в адрес Советского правительства и требованием снизить цены на продукты. В г. Донецке на телеграфном столбе была приклеена листовка с надписью: “Нас обманывали и обманывают. Будем бороться за справедливость”. Аналогичного содержания надпись была обнаружена на заводе шахтного оборудования в г. Днепропетровске. Появление антисоветских листовок зафиксировано также в городах Павлово-Посаде и Загорске Московской области и одной листовки в Ленинском районе г. Ленинграда”.

НОВОЧЕРКАССК: НАЧАЛО

В Новочеркасске, в прошлом - столице Донского войска, а к 1960-м годам - крупном промышленном и образовательном центре Ростовской области, повышение цен совпало с 35-процентным снижением расценок на производство продукции. А значит, и с уменьшением зарплат работников крупнейшего городского предприятия - Новочеркасского электровозостроительного завода.

Дальнейшее предугадать несложно. Утром 1 июня на заводе начался спонтанный митинг. Вдогонку к снижению расценок рабочие вспомнили и то, что условия труда в цехах никуда не годятся, и то, что безопасность производства давно хромает. Протесты на советском производстве - событие само по себе из ряда вон выходящее, но ситуацию еще, наверное, можно было вернуть в нормальное русло. Однако свою роль сыграло обычное начальственное хамство и пренебрежение: директор завода Курочкин в ответ на претензии рабочих проронил: “Раз у вас не хватает на мясо - ешьте пирожки с ливером”.

“Действовал, как будто провокатор какой-то”, - вспоминал об этом Анастас Микоян, который оперативно оказался в Новочеркасске в составе большой делегации “из центра”. Его позже назовут одним из виновников дальнейших событий, хотя сам он в воспоминаниях будет упирать на вину в случившемся секретаря ЦК КПСС Фрола Козлова, возглавившего партийную делегацию.

Завод встал. В полдень люди перегородили железную дорогу Москва - Ростов и остановили проходивший поезд - чтобы в стране узнали о происходящем. На локомотиве кто-то написал: “Хрущева на мясо”. Поезд не пропускали несколько часов - лишь к 16 часам ему удалось отойти назад на ближайшую станцию.

Тем временем на самом заводе дело шло к погрому. Первого секретаря обкома партии Басова, который попытался убедить людей вернуться к работе, толпа закидала камнями. Начальство оказалось в заводоуправлении на осадном положении.

В город стягиваются дополнительные силы МВД - 500 курсантов и полторы сотни солдат внутренних войск. Но серьезных попыток прекратить протесты силовики в первый день не предпринимают. Забастовщики решили на следующий день идти со своими требованиями в центр Новочеркасска - к горкому партии.

“КРОВАВАЯ СУББОТА”

Власти между тем не дремали - ночью в город были введены войска и тяжелая техника, которые взяли под контроль стратегические объекты Новочеркасска и выставили заслоны по пути с завода в центр города. Ночью же арестовали и около тридцати “зачинщиков”.

Наутро колонна рабочих с портретами Ленина отправилась в центр города через выросшие за ночь армейские и милицейские заслоны - к властным учреждениям. Картина все больше стала напоминать 9 января 1905 года. Только мог ли помыслить кто-то из демонстрантов, что 1962 году советские солдаты будут стрелять в советских рабочих? Тем более что кордоны по пути в центр людям удалось миновать без столкновений.

Жительница Новочеркасска Ольга Новичкова в то лето готовилась к школе:

- Утром того дня мой дед повел меня в поликлинику оформляться для школы. Дед, когда увидел в городе столько солдат, спросил сам себя: “Неужели опять война?” В поликлинике мы пробыли почти целый день. Когда мы сидели у врача, мы услышали залпы.

В то утро людям, несмотря на преграждавшие им путь шеренги, удалось дойти до центра. Часть толпы направилась к городскому отделению милиции вызволять арестованных накануне. (Сейчас выдвигаются версии о том, что призывы освободить задержанных исходили от провокаторов, чьей задачей было вызвать нападение на охраняемый объект.) У отделения милиции возникла потасовка со стрельбой, один из рабочих был убит. В камерах, кстати, к тому времени уже никого не было - всех арестованных оперативно увезли из города. Удалось прорваться людям и внутрь горкома партии; там они не удержались и учинили погром. На площади перед горисполкомом протестующих встретили автоматчики. Призывы через мегафон разойтись! эффекта не возымели - в ход пошли выстрелы поверх голов. С деревьев, по некоторым свидетельствам, посыпались дети, из любопытства забравшиеся повыше. Затем раздался повторный залп.

- Дед тащил меня через сквер, - рассказывает Ольга Новичкова. - Я запомнила женщину, рыдающую в луже крови, крики, ругань. Впереди большая группа женщин, все кричат, плачут, размахивают руками, а перед ними солдаты и танки, но уже не стреляют - видимо, уже получили такой приказ. На площади - лужи крови. Я помню военную закрытую машину, в которую кого-то забрасывали - видимо, раненых. Наверное, убирали следы.

По поводу того, кто же стрелял в толпу, потом будет выдвинуто много версий. Рассказывали, что стреляли не солдаты, а снайперы и пулеметчики с крыши. Говорили и о том, что один из офицеров, получивший приказ стрелять по людям, застрелился перед строем. Итог все равно один - несколько десятков погибших, еще больше раненых и всеобщее непонимание того, что же произошло.

Забастовки в городе стихли на следующий день, власти ввели комендантский час. Пошли аресты - беспорядки активно снимались фотографами в штатском, и около 120 человек, сколь-нибудь активно проявивших себя в эти два дня, были отмечены на фотокарточках особыми крестиками.

ВСЕМ МОЛЧАТЬ!

Суды над зачинщиками протеста длились несколько месяцев. Семеро признанных зачинщиками - Андрей Коркач, Александр Зайцев, Михаил Кузнецов, Борис Мокроусов, Сергей Сотников, Владимир Шуваев и Владимир Черепанов - были приговорены к расстрелу.

Из записки заведующего отделом пропаганды и агитации ЦК КПСС по РСФСР Степакова о суде в Новочеркасске, 24 августа 1962 года:

“На суде до конца разоблачена гнусная роль подсудимых, возглавлявших уголовно-хулиганствующие элементы, показана вся их преступная деятельность. Судебный процесс раскрыл отвратительное моральное лицо каждого подсудимого, всесторонне показал общественную опасность совершенного ими преступления. Трудящиеся города, находившиеся в зале суда, активно поддерживали процесс. Единодушным одобрением всех присутствующих был встречен справедливый приговор бандитам. Многочисленные высказывания рабочих, служащих, интеллигенции свидетельствуют о полной поддержке приговора всеми честными тружениками города. Лишь отдельные лица выражают свое сочувствие осужденным, считая их действия правильными”.

Смертные приговоры были приведены в исполнение в октябре того же года. Еще около ста человек из отмеченных крестиками на фотографиях получили суровые сроки - чтобы желающих “раскачивать лодку” более не нашлось. Как стрелявшим, так и тем, по кому стреляли, было настрого приказано молчать о произошедшем. Чтобы об этих событиях поскорее забыли, было сделано все:

- Где-то в июле-августе Новочеркасск преобразился, - вспоминает Ольга Новичкова. - В магазинах наступило изобилие: масло разных видов, колбасы всех сортов, мясо, рыба, шоколад. Такого богатства мы никогда не видели. Впрочем, это все продержалось не очень долго.

Слухи все равно шли - шепотом, по кухням, на ухо. Постепенно в разных местах страны узнали, что “в Новочеркасске стреляли в рабочих”. А вскоре об этом заговорили уже “вражьи голоса”, которые, впрочем, исправно глушились.

- После этих событий, - вспоминает собеседница “Солидарности”, - люди за городом натыкались на множество свежих могил. А много людей просто пропало: женщины в городе пытались узнать о судьбе своих мужей, но очень долго никакой информации о них не было.

Осужденные по новочеркасским делам будут реабилитированы только ельцинским указом в 1996 году; места захоронения многих погибших и расстрелянных по суду до сих пор не установлены.

ДОСЬЕ

Хроники запекшейся оттепели


Народные волнения конца 1950-х и 1960-х годов до недавнего времени оставались малоизвестной страницей советской истории. Тем не менее даже при беглой попытке вспомнить случаи массовых выступлений в городах Советского Союза счет им быстро переваливает за десяток. Непосредственные причины волнений везде разнятся, но само их количество показывает, что градус напряженности в обществе в те годы был совсем другим, чем нам сейчас кажется. Итог у всех выплесков народного гнева оказывался, как правило, один - жесткое подавление и крайне жестокие по меркам “оттепели” репрессии в отношении зачинщиков. “Солидарность” сделала небольшой обзор восстаний и беспорядков в хрущевском СССР.

1958 г. - ГРОЗНЫЙ

Грозненским событиям предшествовало восстановление в 1957 году Чечено-Ингушской АССР и возвращение депортированных во время сталинского “переселения народов” чеченцев в свои дома. Но их дома к тому времени зачастую оказывались занятыми переселенцами - русскими, осетинами, дагестанцами и армянами. Это повлекло за собой череду конфликтов и столкновений на бытовой и национальной почве.

Ситуация сдетонировала в августе 1958 года, после того как в драке с чеченцами был убит русский житель Грозного Е. Степашин. Похороны погибшего переросли в митинги, а те в свою очередь - в погромы партийных органов. В город были стянуты войска, был введен комендантский час, прошли массовые аресты активных участников протеста, многие из которых получили большие тюремные сроки.

1959 г. - ТЕМИРТАУ

Восстание разгорелось в августе 1959 года на комсомольской стройке “казахстанской Магнитки”, в которой участвовали как съехавшиеся со всей страны советские строители, так и специалисты и рабочие из стран соцлагеря, в частности из Болгарии. Впрочем, условия труда у первых и вторых отличались разительно: если советских рабочих поселили в палаточном городке без элементарных бытовых удобств, нормального отопления зимой и в условиях постоянного дефицита воды, то болгарам предоставили нормальное городское жилье и регулярное питание в столовой. Со столовой бунт и начался: 1 августа группу советских строителей не пустили на завтрак, пока болгары не доедят.

В ответ “палаточники” отказались выходить на работу; стихийная забастовка практически сразу переросла в погромы и грабежи, которые длились несколько дней. В Темиртау вошли войска, которые подавили волнения с оружием в руках: по официальным данным, были убиты 11 человек, еще пятеро позже скончались от ран. Около 70 человек были арестованы, пятерых, признанных зачинщиками, позже расстреляли.

1961 г. - КРАСНОДАР

В январе 1961 года массовые беспорядки прошли в столице Краснодарского края. Поводом стал арест милицией солдата, пытавшегося продать на рынке сапоги со склада (как позже выяснилось, на кражу он пошел от голода). Местные жители встали на защиту солдата и попытались взять штурмом военную комендатуру. Охрана открыла огонь поверх голов, но один человек все же погиб.

Вскоре митинг - уже под политическими и экономическими лозунгами - собрался у крайкома КПСС; позже демонстранты ворвались в крайком и разгромили его.

Протесты продлились два дня и чудом обошлись без большого кровопролития. Активных участников погромов и демонстраций арестовали, двоих из них приговорили к расстрелу.

1961 г. - МУРОМ И АЛЕКСАНДРОВ

События в Муроме, как и в Грозном, начались на похоронах. В конце июня рабочий Муромского оборонного завода им. Орджоникидзе Юрий Костиков, задержанный “за пьянку”, после ночи в отделении скончался от кровоизлияния в мозг. Как утверждали сами работники милиции, травму головы он получил еще до задержания, однако по заводу быстро разошелся слух о том, что Костикова забили до смерти милиционеры. Похоронная процессия превратилась в протестный митинг; вскоре толпа взяла штурмом и подожгла здание ГОВД. Беспорядки прекратились только к утру следующего дня, когда в Муром вошли две сотни солдат.

Тремя неделями позже попытка милиционеров задержать двух солдат привела к массовым волнениям и крови в другом райцентре Владимирской области, Александрове. С требованием освободить солдат толпа разгромила горотдел милиции и попыталась взять штурмом находящуюся по соседству тюрьму. Охрана открыла огонь на поражение: четыре человека погибли, еще одиннадцать получили ранения.

После муромских событий были арестованы 19 человек, из них троих приговорили к расстрелу. Расстреляны были также пятеро зачинщиков беспорядков в Александрове.

Материалы подготовил Александр ЦВЕТКОВ

Читайте нас в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе последних событий
Новости Партнеров
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте

m_a_g_
22:18 от 04.06.2012
Одно ясно: наши деды, прошедшие горнило войны и тыла, были смелее. Вопрос мотивации защиты своих интересов для очень голодного человека не стоит. А мы сейчас обыкновенные прикормыши.
Dmitry
21:50 от 04.06.2012
про роль Бейтар в этом деле - ни слова
Александр
16:05 от 04.06.2012
пожалуйста, продемонстрируйте ссылки на документы, из которых были взяты материалы. Возможно сканированные отчёты, протоколы с показаниями свидетелей, что-нибудь, что может снять лёгкий налёт голословности вашего произведения. Считаю, что если человек берётся за такой труд, его нужно доводить до конца, а не копипастить материал из википедии. Иначе можно усомниться в искренности вашего желания разобраться в этих трагедиях.
Игорь
12:44 от 25.05.2012
Интересно, что теперь по поводу этой статьи напишут курганские и иже с ними? Опять чем-нибудь будут недовольны?
Дмитрий
15:52 от 25.05.2012
Они опять вспомнят тех руководителей советских профсоюзов, которые были у власти. См. архив "Содидарности" годичной давности.
Типа, в расстреле новочеркасских рабочих всё равно нышешнее ФНПР виновато. улыбка
Новости СМИ2


Киномеханика