Юбилей

18 часов со Шмаковым

Ёжась в 7 часов от утренней свежести на Московской кольцевой автодороге, я жду автомобиль Михаила ШМАКОВА - сегодня мы едем в Нижний Новгород на встречу с полпредом Приволжского федерального округа. У меня будет 18 часов для того, чтобы пообщаться с председателем ФНПР, задать все интересующие меня вопросы. В том числе “неудобные” - Шмаков обещал и на них ответить. Через десять минут подъезжает автомобиль, я забираюсь в него: “Здравствуйте, Михаил Викторович”.

Мягко покачиваясь, автомобиль набирает скорость, и я задаю первый вопрос: “Почему мы едем не на поезде?” Шмаков отвечает, что не хочет зависеть от расписания, поэтому во все близлежащие города (400 километров - это близлежащий) ездит именно так. Закуривает. “Вы курите?” - удивляюсь я. “Да, а еще иногда выпиваю”, - смеется он. Впрочем, за всю поездку я больше ни разу не видела его с сигаретой. На мое недоумение он ответил, что у него нет зависимости ни от сигарет, ни от чего-то еще: “Поэтому мы и независимые профсоюзы!”

- Как вы вообще попали в профсоюз? - спрашиваю я.

- Вступил в него в 1966 году студентом. Все вступали, и я вступил. А потом, когда пришел на предприятие, был целый год профоргом лаборатории: собирал взносы и наклеивал марки на профсоюзные билеты. В Советском Союзе на должности подбирали людей по разным качествам, рекомендовали куда-то. Вот меня и порекомендовали в горком профсоюза оборонной промышленности. Так я в 1986 году был избран председателем Московского горкома профсоюза.

- Вам нравилось заниматься профсоюзной деятельностью?

- В тот момент абсолютно не нравилось!

- Но вы могли же тогда отказаться от должности?

- Теоретически - да. Практически - нет.

- Почему?

- Потому что это был 1986 год...

ТЯЖЕЛА ЛИ ШАПКА МОНОМАХА

Мы останавливаемся на заправке, покупаем в дорогу воды. Тронулись... Под шелест шин начинаю рассуждать о том, что, наверное, тяжело - и физически, и морально - находиться на такой должности. Но председатель ФНПР меня перебивает: “По сравнению с чем тяжело? По сравнению с человеком, который не вовлечен в руководство, имеет хорошую, спокойную работу, хороший достаток, в 9.00 приходит на работу, с 13.00 до 14.00 обедает, в 18.00 уходит домой и в голову не берет все то, что происходило днем, а живет дальше - своими частными увлечениями, другими интересами? Конечно, тяжело. Но когда человек втянулся и привык, то все легко”. Естественно, спрашиваю, как Михаил Викторович “втягивался” и сколько это заняло времени. Он отвечает после паузы:

- Могу сказать, что начал втягиваться в 1967 году, когда первый раз поехал в стройотряд. На следующий год поехал уже бригадиром, потом три года ездил мастером отряда. Вот тогда и втягивался в реальную жизнь, в реальные проблемы, в необходимость каждый день и каждую минуту на месте решать конкретные вопросы. Потом работал испытателем: там тоже надо каждый день, каждый час и минуту решать конкретные вопросы.

Я сравниваю должности председателя ФНПР и президента РФ: на второй тоже далеко не сразу “втягиваешься”. Шмаков соглашается:

- Поэтому и увеличили срок до шести лет, что правильно, я считаю. Вот когда-нибудь, на сотом или двухсотом году демократии (если она снова не прервется), все будет нормально, и четырех лет будет вполне достаточно, потому что люди на руководящие должности будут приходить уже достаточно подготовленные, имеющие опыт. Человек проработал четыре года в своей партии, например, министром. Потом ушел в оппозицию, пожил как простой человек, пооппонировал представителям другой партии. Потом его партия снова победила на выборах, и он стал премьером или вице-премьером, потом снова ушел в оппозицию, потом выставился на президентские выборы. Вот тогда ему втягиваться не надо, он уже готов занять пост, поскольку уже десятилетие работает в высшей сфере управления. Взять, к примеру, Норвегию. Там человек поработал, например, в социал-демократической партии и профсоюзе, потом вошел в правительство, стал министром иностранных дел. Сменился кабинет министров - потерял пост и вернулся в профсоюзы, где возглавил международный отдел. И спокойно себя чувствует. И никто там на него пальцем не показывает. Но у нас еще не окрепшая демократия...

Даже президент Ельцин, который прежде был на верхушке партийного и госуправления, даже он довольно долго втягивался, хотя был президентом с 1990 года по 1999, - продолжает Михаил Викторович. - Гайдар, например, стал и.о. премьер-министра. Но он в жизни не знал реальной экономики, а только псевдодемократические, псевдолиберальные, завиральные идеи, плюс ему “помогали” американские консультанты. Конечно, он и напринимал все эти решения, которые носили не экономический, а политический характер и фактически являлись разрушительными для страны. В этом смысле Черномырдин - гораздо более подготовленный человек. Если просто взять человека и поставить его президентом или премьером - ничего у него не получится, поскольку он ничего не знает.

- А как вы оцениваете уровень управленцев в членских организациях ФНПР сегодня?

- Не такой высокий, как хотелось бы. Есть много проблем, связанных с неграмотностью, некомпетентностью. Не важно, какое человек имеет базовое образование, важно то, знает ли он предмет, которым хочет управлять. Именно для этого в профсоюзах существует выборность. Но, конечно, когда эта выборность подменяется покупкой голосов...

- Есть такое в профсоюзах?

- Я могу сказать, что есть. Но это невозможно доказать. А если я назову человека или нескольких, которые этим занимались, то они скажут, что этого не было, и могут подать на меня в суд. Поэтому я могу сказать о проблеме, но без указания людей и организаций.

СОВЕТЫ ПРЕДСЕДАТЕЛЯМ ПЕРВИЧЕК

Тут у Шмакова звонит мобильный телефон - это заместитель министра здравоохранения и соцразвития Александр Сафонов. Дело в том, что днем ранее на заседании Российской трехсторонней комиссии обсуждались вопросы, и по одному из них профсоюзы не пришли к согласию с правительством. Александр Львович позвонил, чтобы договориться о дальнейшей работе профсоюзных и правительственных экспертов. “Мы готовы работать круглые сутки”, - говорит Михаил Викторович и тут же перезванивает в ФНПР - дать поручение заняться темой. Интересуюсь: сколько же длится рабочий день председателя ФНПР?

- Вот стандартный день. Если никуда не еду, то к 10.00 приезжаю в ФНПР. Если ничего экстраординарного не случается, то в 22.00 уезжаю домой. А если форс-мажор, то могу и в полвторого ночи уйти с работы.

- Вы же нарушаете формально Трудовой кодекс, перерабатываете!

- Я же без принуждения. Точнее, меня принуждают члены профсоюза. Между прочим, профсоюзные руководители - самые жесткие работодатели, - смеется Шмаков.

Даже по дороге в машине он не теряет времени. И если, как говорит, обычно по дороге на работу или с работы спит, то сейчас читает документы - готовится к встрече в Нижнем. Играет радио “Джаз”.

Спрашиваю: как председатель ФНПР справляется с напряжением?

- Что за напряжение?

- Неужели руководство такой огромной организацией, да еще в кризисных условиях, для вас не напряжение?

- Ну, проедем мы с вами сегодня тысячу километров - какое в этом напряжение? Никакого! Обычное дело.

- Возможно, сложные, неудачные переговоры? Давление на вас?

- Это обычная работа. Так что я не считаю это стрессом.

- То есть у вас стрессов на работе не бывает?

- Точнее, они ежеминутны, поэтому уже стали обыденностью. Если человек сидел, а потом вдруг с кем-то поговорил - для него это стресс. А у меня таких стрессов - 35 за день. Тех, которые доктора называют стрессами. Поэтому у меня нет потребности в каком-то специальном расслаблении.

- Вы счастливый человек.

- Конечно. Я это всем говорю.

- Ну, не для всех жить в состоянии стресса нормальное дело. Сейчас многие председатели первичек находятся в состоянии жесткого прессинга со стороны работодателя. Можете дать им совет, как лучше себя вести, что делать?

- Прежде всего, с проблемой обращаться за помощью в свой ЦК профсоюза. ЦК, в свою очередь, если у них сил не хватит, могут и должны обратиться к нам, чтобы общими усилиями помочь этому председателю профкома. Но если мы будем помогать через голову профсоюза, ЦК, то в результате нами будут недовольны все. Есть определенная профструктура, которая должна работать на поддержку первичной организации.

- А какие-то психологические советы, как руководитель со стажем, можете дать?

- Держаться и не поддаваться никакому давлению. Я могу привести массу примеров помощи председателям. Например, председателю профкома Омского аэропорта. Ее пытались не просто запугать, а завести против нее уголовное дело за позицию по отстаиванию интересов работников аэропорта. Но, тем не менее, общими усилиями мы помогли и этой первичке, и ей, как председателю.

Сложно работать, если работаешь. Если не работать, то все просто.

- Как ваши родственники относятся к вашей работе?

- Уже привыкли. Вначале по-разному относились. Иногда не ждали меня уже домой, думали, что меня уже арестовали.

- И действительно были такие попытки?

- Конечно. И арестовывали реально. Ненадолго, для вынесения всяких предостережений, предупреждений и т.д. Это квалифицировалось как привод или задержание для вынесения предупреждения. В кризисный период 93-го сразу после расстрела Белого дома я выступил по телевидению в прямом эфире, где сказал, что не права ни одна, ни другая сторона, что люди погибли, не зная за что и за кого. Семья моя видела эту телепередачу, а я после этого еще задержался с ребятами на телевидении - мы ее обсуждали за кадром. Приехал домой часов в 12 ночи и встретил всех своих в тревоге. Они уже решили, что меня сразу взяли, на телевидении.

НЕМНОГО О РЕГИОНАХ

Мы приезжаем в Нижний Новгород. Нас уже встречают - два автомобиля. Таким кортежем въезжаем в Нижегородский кремль. Охрана не останавливает. Я в очередной раз обращаю внимание на то, что в регионах профсоюзы - довольно авторитетная власть.

Михаила Викторовича тут же ведут на встречу за закрытыми дверями с полпредом президента в Приволжском федеральном округе Григорием Рапотой. Тем временем собираются руководители территориальных объединений профсоюзов округа. Минут через пятнадцать начинается совещание (о самой встрече с полпредом можно прочесть в “Солидарности” - № 28, 2009). Сразу хочется отметить, как быстро Шмаков и Рапота нашли общий язык по интересующим обоих проблемам. Мне поясняют, что они уже довольно давно знакомы друг с другом и находятся в хороших отношениях. А вот самих собравшихся региональных профсоюзных руководителей после совещания с полпредом ждал от Шмакова “разгон”.

Во-первых, потому что внутрипрофсоюзные проблемы выносятся на внешнее, далеко не профсоюзное обозрение. “Зачем задавать вопросы о работе профсоюзов полпреду? - спрашивает Шмаков. - Неужели вы не понимаете, что если мы начинаем выяснять отношения между собой при другой стороне, наши ставки падают до нуля?”

Вторая причина - грубейшее нарушение регламента встречи. “Вам сказали по пять минут выступать, так почему же вы по двадцать говорили?” - возмутился Шмаков. Кстати, возмутился обоснованно: из-за того, что первые выступавшие говорили очень долго, последним совсем не хватило времени выступить. Каждому хочется поделиться наболевшим, но далеко не все думают о тех, кто будет выступать после.

Тут я вспомнила другую, похожую встречу с профруководителями - планерку, которая проходит по понедельникам в ФНПР. Ответственные за каждый департамент аппарата отчитываются о проделанной за неделю работе и говорят о ближайших планах. Все четко и по делу. В итоге гораздо большее количество людей укладываются в гораздо меньшее время.

Конечно, не могли мы не поговорить с Михаилом Викторовичем о кадровой политике ФНПР. И о его личных перспективах. 12 августа этого года Шмакову исполняется 60 лет. Уйдет ли он с поста председателя?

- Съезд сам будет решать, кого он будет выбирать, - говорит он.

- У вас есть какие-то люди, которых вы бы могли порекомендовать съезду?
- Каждый руководитель членской организации моложе 50 лет должен носить в своем ранце жезл маршала. Впрочем, и старше 50 - тоже. Хотя, думаю, этот жезл носит даже значительно большее количество вероятных претендентов.

- То есть шансы есть у всех?

- Шансы - безусловно.

- Вы сами думали на тему того, кто мог бы стать следующим председателем ФНПР?

- Я думал об этом с первого дня вступления в должность. Потому что я служил в армии, и там есть железное правило: назначили тебя на должность - сразу готовь замену, иначе тебя дальше никуда не продвинут по службе.

- То есть список фамилий преемников все же имеется?

- Конечно.

- Будете их оглашать?

- В нашем разговоре не буду. Пройдет время - и, если надо будет, оглашу. Не сейчас.

- Сейчас средний возраст управленцев в профсоюзах - около 60 лет. Как его можно понизить?

- Это могут сделать сами члены профсоюза. Потому что надеяться на разумный подход лидеров, которых выбрали и некоторые из которых занимаются только тем, что пытаются удержаться в кабинете до тех пор, пока их не вынесут вперед ногами, к сожалению, не приходится. Десятилетняя разъяснительная работа не привела к реальному результату. Поэтому решить этот вопрос можно только при выборах. Надо, конечно, готовить резерв, молодежь. Поэтому мы сейчас делаем упор на молодежную политику, на обучение людей. Если этого не будет - это будет смерть для организации. Но поскольку ФНПР - демократическая организация, она не имеет права и возможности диктовать, кого выбрать.

Спрашиваю, были ли попытки сместить председателя ФНПР с его должности.

- Неоднократно, - отвечает он.

- И как вы с этим боролись?

- Самым демократическим путем. Когда такие вопросы возникали, мы этот вопрос ставили на голосование. Как только доверие получал, так сразу отпадали все вопросы. А дальше - съезд. Съезд оказывал мне доверие, поэтому я до сих пор работаю председателем ФНПР.

ЛУЧШЕ ИМЕТЬ ДЕТЕЙ...

После того как мы отправились в обратное путешествие, начался разговор на не профсоюзные темы. Все-таки человек проявляется не только в работе, но и через увлечения, пристрастия. Иногда - через мелочи. Есть ли у Шмакова домашний любимец?

- Нет. Потому что собаки должны жить в конуре, а кошки нужны, чтобы ловить мышей. Если кошку заводить в квартире на девятом этаже, чтобы гладить и чесать, то это мучить животное. Вообще, домашнее животное - это слишком большая ответственность. У меня нет возможности такую ответственность переварить.

- Ну, не больше, чем завести ребенка...

- Завести ребенка - это более правильно, чем завести собаку. Из этой альтернативы я всегда выберу завести ребенка, - улыбается он. - Если бы я жил другой жизнью, конечно, завел бы охотничью собаку, поскольку больше времени было бы для того, чтобы ходить на охоту.

- На кого охотитесь?

- На разных зверей. Когда утка идет, то на утку. Когда гусь летит, на гуся. На кабана, на лося, на волка охочусь.

- Страшно?

- Нет, не страшно. Это волку должно быть страшно.

Как еще отдыхает председатель ФНПР? У него есть ГАЗ-69 и “Победа” 1950 года, на которой он участвует в автопробеге олдтаймеров (старых автомобилей). Кроме того, ездит на ралли по бездорожью. В юности же занимался многими видами спорта: боксом, баскетболом, лыжами, футболом - но это уже любительски, для души.

- А какие фильмы смотрите?

- Почти никаких, потому что почти никаких хороших фильмов за последние 15 лет не создано. Когда идут старые хорошие фильмы, то пересматриваю. Буквально несколько дней назад посмотрел фильм, посвященный крейсеру “Варяг”, документальный. История поиска частей крейсера. Но все хорошие фильмы показывают после часа ночи. Поэтому по телевизору смотрю только новостные программы - больше смотреть нечего.

- Видели фильм “Хоффа” (о взлете и падении знаменитого американского профсоюзного деятеля Джимми Хоффы)?

- Да, и могу порекомендовать его как практическое пособие каждому профсоюзному деятелю.

- Прессу какую читаете?

- В обязательном порядке - газету “Солидарность” и “Московский комсомолец”. Иногда, по необходимости, еще “Коммерсантъ” и ряд других газет либерального толка. Чтобы знать “образ врага”.

...Мы подъезжаем к Москве уже за полночь. Спрашиваю Михаила Викторовича о его планах на завтра. Может, он возьмет выходной или хотя бы придет попозже на работу?

- С чего бы это? Завтра рабочий день, и я буду в ФНПР в 10.00, - отвечает он.

Юлия РЫЖЕНКОВА

От редакции

Центральная профсоюзная газета “Солидарность” поздравляет председателя ФНПР Михаила Шмакова с юбилеем.

Сил и удачи, Михаил Викторович!

Главный редактор Александр Шершуков
Читайте нас в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе последних событий
Новости Партнеров
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте

Новости СМИ2


Киномеханика